Какое наказание грозит моему сыну по ст 109 УПК РФ?

Комментарий к СТ 109 УПК РФ

Статья 109 УПК РФ. Сроки содержания под стражей

Комментарий к статье 109 УПК РФ:

1. Для самой строгой меры пресечения – заключения под стражу – установлен специальный срок применения, с тем чтобы максимально ограничить лишение свободы человека, считающегося невиновным. Об общем сроке действия меры пресечения см. ком. к ст. ст. 97, 100.

Комментируемая статья определяет срок содержания под стражей при производстве предварительного следствия. Срок содержания под стражей при производстве дознания регулируется ст. 224. В судебном производстве срок содержания под стражей установлен в ст. 255 УПК. Содержание под стражей происходит и при задержании подозреваемого (п. 42 ст. 5 УПК), однако срок задержания регламентируется ст. 94.

Срок содержания под стражей следует отличать от сроков предварительного следствия и дознания (ст. ст. 162, 223 УПК).

2. По общему правилу согласно презумпции невиновности и правилу о толковании сомнений в пользу обвиняемого (ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК) срок предварительного заключения не должен быть больше минимального срока лишения свободы как потенциально возможного уголовного наказания, могущего быть назначенного судом. Предварительное заключение не должно предвосхищать наказание в виде лишения свободы – указывает Европейский суд по правам человека (решение по делу Кеммаша от 27.11.1991). Об этом см. ком. к ч. 2 ст. 97 УПК.

Условием для продления срока содержания под стражей в ходе предварительного следствия до 6 месяцев в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 108 УПК, является невозможность: а) закончить предварительное следствие в 2-месячный срок, обусловлено особенностями дела (большим количеством эпизодов, соучастников и др.), а не особенностями следователя (отпуск, болезнь, занятость другими делами). Неэффективная организация предварительного расследования сама по себе не является основанием для продления срока и влечет вынесение судом частного постановления (п. 18 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22); б) избрать иную, более мягкую, меру пресечения. Следователь должен доказать это обстоятельство, а не голословно ссылаться на отсутствие оснований для избрания другой меры пресечения. Указанные условия должны соблюдаться и при последующих продлениях сроков содержания под стражей. Как подчеркивает Конституционный Суд РФ, при каждом продлении сроков содержания под стражей необходимо наличие общих условий, оснований и мотивов для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу (Определение от 25.12.1998 N 167-О; Постановление от 13.06.1996 N 14-П). Смотрите об этом ком. к ст. 108.

3. Дальнейшее продление срока содержания под стражей допускается до 12 месяцев в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 108 УПК, при соблюдении следующих дополнительных условий: а) по ходатайству следователя с согласия руководителя соответствующего СО, а также дознавателя с согласия прокурора; б) заключенному под стражу предъявлено обоснованное обвинение в совершении умышленного преступления, за которое ему грозит реальное наказание более 5 лет лишения свободы (ч. 4 ст. 15 УК); в) данное уголовное дело представляет особую сложность (в силу необходимости производства значительного количества следственных действий, выезда в другую местность, направления запроса о правовой помощи иностранного государства, помещения обвиняемого в медицинский стационар для проведения экспертизы и др.).

Часть 2 ком. статьи в ред. ФЗ от 05.06.2007 N 87-ФЗ предусматривает, что срок содержания под стражей может быть продлен до 12 месяцев по ходатайству дознавателя в случаях, предусмотренных ч. 5 ст. 223 УПК, с согласия прокурора субъекта РФ или приравненного к нему военного прокурора. При применении данной нормы следует учесть, что по смыслу ч. 2 ком. статьи продление срока содержания под стражей свыше 12 месяцев допускается только в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений. Согласно ч. 3 ст. 150 УПК к подследственности дознания не отнесены тяжкие преступления. Кроме того, ком. норма противоречит ч. 4 ст. 224 (введенной ФЗ от 24.07.2007 N 214-ФЗ), которая специально регулирует сроки содержания под стражей при производстве дознания и определяет их в пределах 6 месяцев. Указанное противоречие норм, на первый взгляд, может быть истолковано так: надо считать, что условие в виде производства по тяжкому преступлению (ч. 2 ст. 109) не относится к дознанию, тогда срок содержания под стражей при производстве дознания может быть продлен еще на 6 месяцев (т.е. до 12 месяцев), если шестимесячный срок содержания под стражей истек в связи с исполнением запроса о выдаче. Однако такое толкование противоречит смыслу ст. 22 Конституции РФ, которая отдает приоритет праву человека на свободу. Как указывает Конституционный Суд РФ, недопустимость избыточного по продолжительности содержания под стражей вытекает и из п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, согласно которому каждый имеет право на рассмотрение любого предъявленного ему обвинения без неоправданной задержки, что в первую очередь касается лиц, лишенных свободы на досудебных стадиях уголовного судопроизводства (Постановление Конституционного Суда РФ от 13.06.1996 N 14-П).

4. Продление срока от 12 до 18 месяцев допускается в особом порядке при наличии следующих условий: а) в исключительных случаях; б) при обоснованном обвинении в совершении умышленного преступления, за которое реально грозит наказание более 10 лет лишения свободы (ч. 5 ст. 15 УК); в) при согласии в соответствии с подследственностью председателя Следственного комитета РФ либо руководителя СО соответствующего федерального органа исполнительной власти ; г) решение принимается судьей суда уровня субъекта РФ.

——————————–
В соответствии с п. 1.14 Приказа Следственного комитета РФ от 15.01.2011 N 1 не позднее чем за 30 суток до истечения годичного срока в Центральный аппарат СК России следователем должны быть представлены соответствующие материалы для получения согласия Председателя Следственного комитета РФ.

Решение о продлении срока принимается в порядке, предусмотренном ст. 108 УПК. В соответствии с ч. 8 этой статьи копия решения суда направляется начальнику места содержания под стражей.

5. Дальнейшее продление срока содержания под стражей допускается только для ознакомления обвиняемого с материалами оконченного предварительного следствия.

Истечение срока содержания под стражей является основанием для освобождения обвиняемого. Об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу должно быть вынесено постановление (определение) суда, следователя или дознавателя (ч. 2 ст. 110 УПК). Прокурор также обязан освободить лицо, содержащееся под стражей свыше установленного срока (ч. 2 ст. 10, ч. 2 ст. 221 УПК). Однако даже и без вынесения такого решения обвиняемый подлежит освобождению в связи с истечением срока применения данной меры пресечения. Механизм освобождения предусмотрен ч. 3 ст. 94 УПК и ч. ч. 2 – 3 ст. 50 ФЗ “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений” и состоит в следующем. Не позднее чем за 24 часа до истечения срока содержания под стражей начальник места содержания под стражей обязан уведомить об этом ведущий процесс орган, а также прокурора, которым предписано освободить всякого содержащегося под стражей свыше установленного срока (ч. 2 ст. 10 УПК). Если по истечении срока содержания под стражей решение об освобождении или о продлении срока (сообщение об этом решении) не поступило, то начальник места содержания под стражей освобождает обвиняемого своим постановлением. Об освобождении обвиняемого начальник места содержания под стражей уведомляет орган, ведущий данное дело.

6. Не позднее 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей (то есть соответственно: 6-ти, 12-ти или 18-ти месяцев) материалы оконченного следствия предъявляются содержащемуся под стражей обвиняемому и его защитнику в порядке ст. 217 УПК. Если это было сделано позднее, то дальнейшее продление предельного срока содержания под стражей невозможно. По истечении этого срока обвиняемый освобождается. При этом его право на ознакомление с делом не ограничивается.

Представляется, однако, что 6- и 12-месячные сроки, указанные в ч. ч. 2 и названные в ч. 5 ком. статьи предельными, можно считать таковыми лишь локально, т.е. в том случае, если отсутствуют или не возникают законные условия для их “обычного” продления. Например, 6-месячный срок содержания под стражей не может быть продлен, если лицо не обвиняется в совершении тяжкого преступления либо дело не представляет особой сложности – в силу полного и всестороннего выяснения всех необходимых обстоятельств дела и т.д. Напротив, если в порядке ч. 1 ст. 219 УПК по ходатайству тех или иных участников процесса следователь должен существенно дополнить материалы уголовного дела, выполнив большой объем следственных действий, перепредъявить обвинение в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, появляются необходимые условия и для продления срока содержания обвиняемого под стражей свыше 6 месяцев (особая сложность дела, обвинение в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления), т.е. этот срок перестает считаться “предельным”. В подобных случаях, на наш взгляд, продление срока содержания под стражей более 6 (а при соблюдении соответствующих условий – и 12) месяцев с целью ознакомления обвиняемого и защитника с материалами дела свыше 30 суток может осуществляться не в порядке ч. 7 ком. статьи, а в “обычном” порядке, установленном ее ч. 2 или ч. 3.

7. Части 7 – 8 ст. 109 УПК предусматривают особый порядок продления предельного срока содержания под стражей для ознакомления обвиняемого с материалами оконченного предварительного следствия и, как представляется, – дознания. Этот порядок применяется при наличии следующих условий: а) ознакомление с делом началось не позднее 30 суток до истечения предельного срока; б) обвиняемому и его защитнику недостаточно предоставленного времени (30 суток) для ознакомления с делом. При этом не может служить основанием для продления срока занятость, болезнь или отпуск следователя (в силу которых он сам ограничил возможность для ознакомления с делом, например, одним часом в день). В то же время допускается продление срока содержания под стражей в силу необходимости ознакомления с делом других обвиняемых; в) наличие оснований, условий и мотивов для продолжения применения меры пресечения в виде заключения под стражу при невозможности избрания другой меры пресечения (ч. ч. 1, 2 ст. 108, ч. ч. 2, 3 ст. 109, ст. ст. 97, 99 УПК). Смотрите Определение КС РФ от 25.12.1998 N 167-О; Постановление КС РФ от 13.06.1996 N 14-П.

Нарушение семидневного срока направления ходатайства, предусмотренного ч. 8 ком. статьи, может повлечь отказ в его удовлетворении или отмену решения суда о продлении срока. Так, Верховный Суд РФ в одном из своих решений отменил постановление нижестоящего суда о продлении срока содержания под стражей, ссылаясь в том числе на нарушение семидневного срока направления следователем в суд соответствующего ходатайства .

——————————–
Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 22 декабря 2005 г. по делу N 67-о05-90.

Суд, продлевая срок содержания под стражей, обязан установить конкретную дату его окончания (п. 18 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22 “О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста”). Эта дата должна быть указана в пределах соответствующей просьбы следователя (Определение СК по УД ВС РФ N 87-003-2 по делу Жернова и Смирнова).

8. Части 13 и 14 комментируемой статьи предусматривают исключения из “запрета заочного ареста” (см. о нем ком. к ч. ч. 4 – 5 ст. 108), когда суд вправе рассмотреть вопрос о продлении срока заключения под стражу в отсутствие обвиняемого.

Читайте также:  Выписка из приказа о приеме на работу

9. Решение о продлении срока содержания под стражей может быть обжаловано в кассационном порядке в течение 3 суток со дня его вынесения и подлежит рассмотрению в тот же срок со дня поступления жалобы или представления (п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 23.12.2008 N 28 “О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в судах апелляционной и кассационной инстанций”).

10. Согласно практике Европейского суда по правам человека реализация права лица на судебное разбирательство в течение разумного срока определяется такими факторами, как “существенность и достаточность” оснований ареста, проявление национальными властями “должного усердия” на предварительном расследовании и при судебном рассмотрении дела, учетом ими возможности применения альтернативных мер пресечения. Наличие обоснованного подозрения в том, что задержанное лицо совершило преступление, является обязательным условием для законности продления срока содержания его под стражей, а после истечения определенного срока и оно перестает быть достаточным. В таких случаях Европейский суд должен установить, оправдывали ли иные основания, на которые ссылались судебные власти, продление срока содержания лица под стражей. При этом доводы “за” и “против” освобождения лица из-под стражи не могут быть “общими и абстрактными” (см. Постановление Европейского суда по делу “Смирнова против Российской Федерации” (Smirnova v. Russia), жалобы N 46133/99 и 48183/99. ECHR 2003-IX (§ 63)). Необходимо убедительно продемонстрировать наличие конкретных фактов, перевешивающих правило об уважении свободы личности (см. Постановление Европейского суда от 26.07.2001 по делу “Илийков против Болгарии” (Ilijkov v. Bulgaria), жалоба N 33977/96 (§ 84)). Если и существовали иные факты, которые могли бы оправдать вывод судов о том, что заявитель мог скрыться, но они не были упомянуты в судебных постановлениях, Европейский суд не считает себя полномочным устанавливать такие факты и принимать на себя функции национального органа государственной власти, выносящего постановление по вопросу содержания лица под стражей (см. Постановление Европейского суда от 08.06.2006 по делу “Корчуганова против Российской Федерации” (Korchuganova v. Russia), жалоба N 75039/01, § 72). В подобных случаях он обычно приходит к выводу, что риска сокрытия обвиняемой от правосудия установлено не было. Так, в деле “Сташайтис против Литвы” Европейский суд отметил, что “отсутствие указания на основания принятия судебными органами решений о продлении срока содержания под стражей может не соответствовать принципу защиты от произвола, закрепленному в п. 1 ст. 5” (см. Постановление Европейского суда от 21.03.2002 по делу “Сташайтис против Литвы” (Stasaitis v. Lithuania), жалоба N 47679/99, § 67). Но если даже будет признано, что такие основания являлись существенными и достаточными, следует также убедиться, что компетентные национальные власти проявили “особое усердие” при проведении судебного разбирательства (см. Постановление Большой палаты Европейского суда по делу “Лабита против Италии” (Labita v. Italy), § 153). Однако, как полагает Европейский суд, по мере продвижения предварительного расследования и судебного разбирательства названные основания становятся все менее значимыми. Поэтому суды при продлении сроков ареста обязаны проанализировать обстоятельства дела более детально и привести особые причины для продления срока содержания обвиняемого под стражей. Европейский суд неоднократно указывал, что сама по себе тяжесть обвинения не может служить основанием для оправдания длительных сроков содержания лица под стражей в рамках избранной меры пресечения (см. Постановление Европейского суда по делу от 08.02.2005 “Панченко против Российской Федерации” (Panchenko v. Russia), жалоба N 45100/98, § 102; Постановление Европейского суда от 30.10.2003 по делу “Горал против Польши” (Goral v. Poland), жалоба N 38654/97, § 68, и приведенное выше Постановление Европейского суда по делу “Илийков против Болгарии” (Ilijkov v. Bulgaria), § 81).

Истечение срока содержания под стражей является основанием для освобождения обвиняемого. Об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу должно быть вынесено постановление (определение) суда, следователя или дознавателя (ч. 2 ст. 110 УПК). Прокурор также обязан освободить лицо, содержащееся под стражей свыше установленного срока (ч. 2 ст. 10, ч. 2 ст. 221 УПК). Однако даже и без вынесения такого решения обвиняемый подлежит освобождению в связи с истечением срока применения данной меры пресечения. Механизм освобождения предусмотрен ч. 3 ст. 94 УПК и ч. ч. 2 – 3 ст. 50 ФЗ “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений” и состоит в следующем. Не позднее чем за 24 часа до истечения срока содержания под стражей начальник места содержания под стражей обязан уведомить об этом ведущий процесс орган, а также прокурора, которым предписано освободить всякого содержащегося под стражей свыше установленного срока (ч. 2 ст. 10 УПК). Если по истечении срока содержания под стражей решение об освобождении или о продлении срока (сообщение об этом решении) не поступило, то начальник места содержания под стражей освобождает обвиняемого своим постановлением. Об освобождении обвиняемого начальник места содержания под стражей уведомляет орган, ведущий данное дело.

Какое наказание грозит моему сыну по ст 109 УПК РФ?

5. Дальнейшее продление срока содержания под стражей допускается только для ознакомления обвиняемого с материалами оконченного предварительного следствия.

Специальные составы

Статья 109 УК «Причинение смерти по неосторожности» является так называемой общей нормой. То есть по ней наказываются все неосторожные действия или бездействие, приведшие к смерти потерпевшего, за исключением тех конкретных действий/бездействия, которые запрещены отдельными статьями. Такие нормы называются специальными.

Другими словами, все, что не запрещено специальными нормами, но по неосторожности повлекло смерть пострадавшего, наказывается по ст. 109. Если в УК имеется статья, запрещающая конкретные действия/бездействие, следствием которых явилась смерть другого человека, применяется именно эта специальная статья. Чаще всего смерть в этих нормах прописана как отягчающее вину, а следовательно, и наказание обстоятельство.

Таких статей в УК довольно много. В них смерть потерпевшего, наступившая вследствие неосторожности виновного, может конкретно называться в качестве отягчающего его вину обстоятельства. Это, к примеру, следующие довольно распространенные статьи:

  • ч. 4 ст. 111 – умышленное нанесение тяжких телесных повреждений;
  • п. «а» ч. 4 ст. 131 – изнасилование;
  • п. «а» ч. 4 ст. 132 – действия сексуального характера, совершенные против воли жертвы;
  • ч. 2 и 3 ст. 143 – нарушение правил охраны труда;
  • ч. 2 ст. 167 – уничтожение имущества;
  • ч. 2 ст. 215.1 – прекращение, ограничение подачи электроэнергии, отключение от прочих объектов, имеющих значение для жизнеобеспечения;
  • ч. 2 и 3 ст. 219 – нарушение правил пожарной безопасности;
  • ст. 224 – небрежное хранение огнестрельного оружия;
  • п. «в» ч. 3 и ч. 4 ст. 238 – оборот не отвечающих требованиям безопасности товаров, услуг – по этой статье, в частности отвечают лица, сбывавшие контрафактный, суррогатный алкоголь;
  • ч. 4-6 ст. 264 – нарушение ПДД (правил дорожного движения) и использования средств транспорта – по этой статье наказываются, в частности, водители, сбившие пешеходов;
  • ч. 2-3 ст. 293 – халатность и многие другие статьи УК.

Кроме того, смерть, которую по неосторожности повлекли действия/бездействие виновного, может не называться конкретно, но причисляться к «иным тяжким последствиям». Среди самых распространенных статей:

  • ч. 3 ст. 285 – злоупотребление полномочиями;
  • п. «в» ч. 3 ст. 286 — превышение полномочий и иные статьи кодекса.

Случаи, квалифицируемые как должностные преступления по вышеуказанным нормам, могут иметь место, например, со стороны сотрудников правоохранительных органов, наделенных властными полномочиями в отношении граждан, в числе которых применение силы и специальных средств.

Таких статей в УК довольно много. В них смерть потерпевшего, наступившая вследствие неосторожности виновного, может конкретно называться в качестве отягчающего его вину обстоятельства. Это, к примеру, следующие довольно распространенные статьи:

Грозит ли мне статья 109 УК РФ и лишение свободы?

Здравствуйте! Моя проблема состоит в том, что – Я имею приватизированную квартиру, мои родители в разводе, отец прописан по другому адресу, на мою жил.площадь никогда не претендовал. Жил.площадью отца завладела аферистка, которая предоставила в ответ какой – то домишко.

При этом хочу добавить, что после смерти мамы отец стал вести неблагополучный образ жизни – спиваться. Далее события развивались таким образом, что я переехала жить в др.город, ключи от квартиры оставила тете, которая впоследствие стала претендовать на мою жил. площадь. Я отказалась ей выплатить назначенную ею сумму. Что она делает дальше? Она отдает ключи от квартиры моему отцу, который приходил к ней занять деньги до определенного дня получения своей пенсии. Отец начинает проживать в моей квартире. Через 6 месяцев я прилетела в свой город, посмотреть свою квартиру – оказалось всё в порядке, все вещи на месте. Я со спокойным сердцем, оставив его в квартире, купив ему мобильный, вернулась домой. Спустя 7-8 месяцев с ним потерялась связь. Потом от соседки стали приходить сообщения, что ключи от моей квартиры находятся в руках посторонних, которые ведут себя так, как будто это их жилье. Соседка сообщала, что отца крайне редко видит. На тот момент у меня не было средств и возможностей, чтобы всё оставить и вылететь. Далее сообщения от соседки стали приходить чаще и ужаснее – крики за стеной, вынос мебели ( который был заснят на мобильный тел. соседей). Я 22.01.2016 сообщила об этом в полицию и звонила на протяжении нескольких дней до вылета, сообщая разные новости, приходящие от соседки. 01.02.2016 я прилетела в свой город, зайдя в квартиру, я была шокирована – вынесли всё. Помимо этого моё жилье превратилось в бомжатник с неописуемым смрадом. Помимо отца в квартире спал какой – то мужик. Полиция по вызову приехала через час, за это время этот мужик свалил.

Далее “менты” без суда и следствия, пошушукавшись то в одной, то в другой комнате, сообщают мне, что забирают моего отца и садят в тюрьму. Естественно, я отказываюсь писать заявление на своего отца. Тогда “менты” начинают мне диктовать свой текст заявления, в котором я указываю, что не имею никаких претензий, что в квартире не было совершено никаких краж, а просто проживал мой отец. Добавили фразу “с моих слов записано верно”, на что я ответила – Но ведь это же ложь! Их ответ – Тогда мы забираем его в тюрьму. При этом участковый знал о наличии видео, где запечатлен вынос мебели и др.вещей, также он назвал Ф.И.О. того мужика, который жил с моим отцом. Это оказалось лицо с тюремным прошлым, который помимо этого отнимал (в течение года) всю пенсию у моего отца (такую информацию я узнала в ближайшие дни).

Я не хотела тюремных последствий для отца и написала это заявление.

Отца попросили покинуть помещение. Добавлю, что прилетев и увидев отца, я была поражена – невозможно тощий и лысый человек, с погасили глазами. Соседка говорила, что его возможно били, т.к она сама видела его с синяками.

Читайте также:  Доплата к пенсии за брак свыше 30 лет

Я была на него зла за произошедшее в квартире, в которой хранилась память о маме. Адекватно и объективно я не восприняла все возможные последующие события. Поменяв замки, я улетела домой. Через две недели и два дня соседка мне сообщает, что под лестницей в подъезде умер мой отец. Все эти недели он был там и тихо умирал от голода. Соседи не реагировали, возможно били и выгоняли отца. Даже та соседка – одноклассница, которая всё время сообщала мне о происходящем в моей квартире, почему – то ничего мне не написала. На днях она рассказала по телефону, что последние дни он не мог подняться с лестницы и произнести слово, он просто мычал (хотя во время вопросов полицейских он адекватно реагировал и четко отвечал на поставленные вопросы, был в здравом уме). Сейчас его тело находится в судебно – медиц.морге. “Добрые люди” сообщили, что мне грозит статья 109УКРФ с лишением свободы до двух лет. Пожалуйста, исходя из выше изложенной ситуации, насколько это реально?

Отца попросили покинуть помещение. Добавлю, что прилетев и увидев отца, я была поражена – невозможно тощий и лысый человек, с погасили глазами. Соседка говорила, что его возможно били, т.к она сама видела его с синяками.

Комментарий к ст. 109 УК РФ

Причинение смерти по неосторожности в действующем законодательстве выделено в самостоятельный состав преступления. Признаки объекта этого преступления идентичны рассмотренным выше признакам объекта основного состава убийства.

Объективная сторона выражается в деянии в форме действия или бездействия, состоящих в нарушении правил бытовой или профессиональной предосторожности, последствий в виде смерти потерпевшего и причинной связи между ними. Ответственность за “грубейшую неосторожность” (нарушение правил обращения с оружием, правил охоты и т.п.), заключавшую в себе реальную опасность для жизни человека, но фактически не приведшую к смерти, ст. 109 УК РФ не предусматривается.

Для квалификации содеянного по ст. 109 УК РФ и отграничения неосторожного причинения смерти от иных преступлений важно установить, что смерть потерпевшего наступила именно в результате неосторожных действий, которые объективно не были направлены на лишение жизни или причинение серьезного вреда здоровью, что устанавливается исходя из орудий и средств совершения преступления, характера и локализации ранений, взаимоотношений виновного и потерпевшего и иных обстоятельств дела. Практика устанавливает признаки неосторожного причинения смерти в нанесении ударов кулаком по голове в драке, в небрежном введении в организм потерпевшего ядовитого вещества вместо лекарства, в действиях собаковода, спустившего с привязи сторожевых собак вблизи населенного пункта, в грубом нарушении правил обращения с оружием и т.д.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 109 УК РФ, характеризуется виной в форме неосторожности. Совершая преступление по легкомыслию, виновный предвидит, что в результате его деяния может наступить смерть потерпевшего, но самонадеянно рассчитывает на ее предотвращение. При совершении преступления по небрежности виновный не предвидит возможности наступления смерти, хотя по обстоятельствам дела должен был и мог предвидеть.

При квалификации преступления по субъективным признакам большую сложность вызывает отграничение убийства с косвенным умыслом от причинения смерти по легкомыслию. Основное отличие видится в отсутствии при умысле и наличии при неосторожности конкретного, объективно обоснованного расчета на предотвращение последствий, кроме того, при убийстве виновный предвидит вероятность наступления смерти от собственных действий, а при неосторожности – возможность наступления смерти в аналогичной собственной ситуации.

От неосторожного причинения смерти следует отличать казус – невиновное причинение вреда, когда лицо не предвидело, не должно было и не могло предвидеть возможности наступления последствий в виде смерти (см. комментарий к ст. 28 УК РФ).

Субъектом причинения смерти по неосторожности является физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста; уголовная ответственность лиц в возрасте четырнадцати – пятнадцати лет за данное деяние исключается. Субъект общий.

Квалифицирующими признаками причинения смерти по неосторожности являются: причинение смерти вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей и причинение смерти двум или более лицам (ч. ч. 2, 3 ст. 109 УК РФ).

Ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей означает умышленное или неосторожное нарушение лицом официальных требований и стандартов, предъявляемых к его профессиональной практике. Для квалификации необходимо точно указать, в чем конкретно выразилось нарушение правил осуществления профессиональной деятельности и находится ли это нарушение в причинной связи с последствием в виде смерти.

Субъективную сторону данного преступления определяет неосторожное отношение к последствиям при нарушении лицом профессиональных правил. В случае если нарушение правил явилось способом реализации умысла на лишение потерпевшего жизни, содеянное надлежит квалифицировать как убийство (п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1991 г. N 1 “О судебной практике по делам о нарушениях правил охраны труда и безопасности горных, строительных и иных работ”).

Субъект данного преступления – специальный – лицо, в силу профессии обязанное соблюдать определенные правила и стандарты. Ответственность специального субъекта по ч. 2 ст. 109 УК РФ исключается, если: а) последствие в виде смерти наступает при соблюдении профессиональных стандартов от иных причин; б) если нарушение профессиональных правил вызвано соображениями крайней необходимости или обоснованного риска; в) если при нарушении профессиональных правил лицо не предвидело и не должно было предвидеть возможности наступления последствий в виде смерти. Если соблюдение специальных правил профессиональной деятельности было возложено на лицо ошибочно, по подложным основаниям или самовольно, без надлежащего разрешения, то нарушение этих правил, повлекшее по неосторожности смерть, не может быть квалифицировано по ч. 2 ст. 109 УК РФ, что не исключает ответственности по ч. 1 ст. 109 УК РФ, если деяние лица заключается в нарушении норм и правил предосторожности общего характера, которые объективно и субъективно могли быть им соблюдены.

Часть 2 ст. 109 УК РФ является общей нормой по отношению к некоторым иным предписаниям закона (ч. 2 ст. 124, ч. 2 ст. 215 и др. УК РФ), в связи с чем возможная конкуренция в силу требований ч. 3 ст. 17 УК РФ должна разрешаться в пользу специальной нормы.

Причинение по неосторожности смерти двум или более лицам означает фактическое лишение жизни более чем одного потерпевшего, при этом не имеет значения, одновременно или с разрывом во времени совершаются деяния. Причинение по неосторожности смерти одному потерпевшему и тяжкого вреда здоровью другому должно квалифицироваться при наличии к тому оснований по совокупности преступлений, предусмотренных ч. ч. 1 или 2 ст. 107 и ч. ч. 1 или 2 ст. 118 УК РФ.

Неосторожное причинение смерти в ряде статей Особенной части УК РФ предусмотрено в качестве квалифицирующего признака состава преступления (например, ч. 3 ст. 131, ч. 3 ст. 205 и др. УК РФ). В других составах преступлений неосторожное причинение смерти может характеризовать такой квалифицирующий признак, как наступление тяжких последствий. В этих случаях причинение смерти охватывается составом составного преступления и дополнительной квалификации по ст. 109 УК РФ не требует. Однако, если такой квалифицирующий признак отсутствует, содеянное подлежит оценке по совокупности преступлений. Так, если в результате неосторожного обращения с огнем, повлекшего уничтожение или повреждение чужого имущества, наступила смерть человека, действия виновного необходимо квалифицировать по совокупности как причинение смерти по неосторожности и уничтожение или повреждение имущества по неосторожности (п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 июня 2002 г. N 14 “О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем”).

В силу неосторожного характера вины в составе преступления, предусмотренного ст. 109 УК РФ, соучастие в нем невозможно. Действия виновного, хотя непосредственно и не причинившие смерти потерпевшему, но выразившиеся в создании по неосторожности условий, способствовавших причинению смерти со стороны третьего лица, подлежат квалификации как неосторожное причинение смерти.

Считает, что судом использованы недопустимые доказательства ее виновности. На следствии дети допрашивались без присутствия отца или бабушки и без защитника. Ее мужа обманом следователь заставил написать заявление об отказе от присутствия при допросе детей (без даты). Приводя в жалобе показания свидетеля Ш. и выводы судебно-психологической экспертизы в отношении его, осужденная отмечает, что следователь показания записал так как надо было ему (следователю), пытался подкупить детей сладостями и игрушками. Суд отказал в приобщении к делу фотографий либо файлов, с которых они сделаны и которые могут подтвердить ее показания и опровергают показания свидетелей стороны обвинения. Ее показания от 10 августа 2015 года она подписала не читая, не помнит до сих пор детали и следователь написал в них то, чего не было (подробно излагает свои показания и показания свидетелей). Считает, что выводы судебно-медицинской экспертизы подтверждают что потерпевшая во время падения в воду действительно глотнула мыльную воду. Утверждает, что потерпевшую в воде не удерживала, синяки на теле потерпевшей образовались после поездки на природу, а синяки на переносице и царапины образовались когда она ее вытаскивала из ванны. Ставит под сомнение выводы судебно-медицинского эксперта Б. Указывает, что виновата в том, что допустила смерть дочери вследствие неосторожных действий. Просит переквалифицировать ее действия на ч. 2 ст. 109 УК РФ и исключить отягчающее обстоятельство – “совершение преступления в отношении несовершеннолетней лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетней”, либо отменить обвинительный приговор и направить дело на новое рассмотрение.

История, как воспитательницу осудили, а потом оправдали по части 2 статьи 109

А. работала воспитательницей в детском лагере. Она оставила на футбольном поле восьмилетнего ребёнка. Он схватился руками за горизонтальную перекладину футбольных ворот, начал раскачиваться, и ворота на него упали. Ребёнок умер от травмы головы.

Следствие решило, что это часть 2 статьи 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности». Якобы воспитатель нарушила свои должностные обязанности, и это повлекло смерть ребёнка.

Пришлось идти до коллегии по уголовным делам Верховного Суда, чтобы отменить ошибочный приговор. Уголовному адвокату удалось доказать, что состава преступления не было. Ведь чтобы квалифицировать содеянное по части 2 статьи 109 УК РФ, требуется, чтобы обвиняемый нарушил должностную инструкцию, и это нарушение привело к смерти другого человека. Но воспитательница не нарушала никакой инструкции. Они не обязана была проверять надёжность ворот. Поэтому их падение нельзя было вменить ей в вину.

Верховный Суд отменил приговор и признал за А. право на реабилитацию.

Важно знать: но прежде, чем Верховный Суд восстановил справедливость, следователь неверно квалифицировал произошедшее, а прокурор и судья это неправильное решение поддержали. Если бы в деле с самого начала участвовал уголовный адвокат, то дело могло бы быть закрыто уже на стадии досудебной проверки. Не было бы обвинительного приговора, не было бы всей этой головной боли.

Читайте также:  График работы на вахте (образец)

Пришлось идти до коллегии по уголовным делам Верховного Суда, чтобы отменить ошибочный приговор. Уголовному адвокату удалось доказать, что состава преступления не было. Ведь чтобы квалифицировать содеянное по части 2 статьи 109 УК РФ, требуется, чтобы обвиняемый нарушил должностную инструкцию, и это нарушение привело к смерти другого человека. Но воспитательница не нарушала никакой инструкции. Они не обязана была проверять надёжность ворот. Поэтому их падение нельзя было вменить ей в вину.

Ст. 109 УК РФ: Причинение смерти по неосторожности

Согласно ст. 20 Конституции РФ каждый человек имеет право на жизнь. Если человека лишают жизни, даже когда это произошло по неосторожности, то ответственность за это должен понести виновный человек.

Причинение смерти по неосторожности прописано в статье 109 УК РФ. Что грозит человеку, который по случайности или по неосторожности лишил жизни другого человека?

В чем разница между убийством и причинением смерти по неосторожности?

Согласно ст. 20 Конституции РФ каждый человек имеет право на жизнь. Если человека лишают жизни, даже когда это произошло по неосторожности, то ответственность за это должен понести виновный человек.

Какая статья за непреднамеренное убийство?

Убийство по неосторожности – достаточно сложное преступление, факт которого доказать весьма сложно. Для него предусмотрена отдельная статья Уголовного кодекса – статья 109, которая звучит как «Причинение смерти по неосторожности». Каковы особенности преступления и ответственность за него, рассмотрим далее.


Убийство по неосторожности – достаточно сложное преступление, факт которого доказать весьма сложно. Для него предусмотрена отдельная статья Уголовного кодекса – статья 109, которая звучит как «Причинение смерти по неосторожности». Каковы особенности преступления и ответственность за него, рассмотрим далее.

Всё об уголовных делах

– ч.6 109 УПК после предельного срока под стражей, освобождение

Что значит причинение смерти по неосторожности

Среди преступных действий, так или иначе касающихся покушения на человеческую жизнь, причинение гибели по неосторожности находится на особом месте. В уголовном кодексе эта статья не классифицируется как убийств.

Причинение смерти по неосторожности это действие (либо бездействие), итогом которого является гибель человека. При этом для того, чтобы дело было классифицировано по данной статье, должно быть доказано отсутствие у преступника злого умысла и намерения причинить гибель.

К совершению такого преступления приводят либо неосторожность, либо легкомысленное отношение к происходящему. При этом виновный должен был предвидеть, что его действия могут стать причиной смерти, однако по каким-то причинам считал, что произойти этого не должно.

Главным отличием преступлений, классифицируемых по статье 109 УК РФ, от убийства с косвенным умыслом является то, что преступник в первом случае способен лишь предполагать, что его действие станет причиной смерти человека. Во втором случае преступник осознает, что за его деянием последует гибель человека и безразлично относится к его судьбе.

ВАЖНО! До распада СССР причинение смерти по неосторожности классифицировалось как убийство. Однако в настоящее время в России и странах постсоветского пространства этим термином обозначают только причинение смерти, совершаемое с наличием злого умысла. Изменения в новой редакции законодательства позволили назначить по статье 109 УК РФ более мягкое наказание, чем за убийство.

ВАЖНО! До распада СССР причинение смерти по неосторожности классифицировалось как убийство. Однако в настоящее время в России и странах постсоветского пространства этим термином обозначают только причинение смерти, совершаемое с наличием злого умысла. Изменения в новой редакции законодательства позволили назначить по статье 109 УК РФ более мягкое наказание, чем за убийство.

Но иногда полиция отправляет потерпевших напрямую в суд

Вы пишете, что обратились в медицинское учреждение и написали заявление в полицию. И что травмы были не очень серьезные. Предположу, что, в силу небольшой тяжести травм, их квалифицировали как легкий вред здоровью либо просто как побои. Это преступления, предусмотренные статьями 115 и 116 УК РФ.

Эти преступления не относятся к компетенции полиции. Они отнесены к делам частного обвинения.

Такие уголовные дела возбуждаются по факту обращения гражданина непосредственно в суд, минуя правоохранительные органы. Даже в случае если гражданин обращается в полицию, сотрудники истребуют материалы из травмпункта и, если не установят средней тяжести или тяжкого вреда здоровью, отправят вас в суд. Для этого в полиции вынесут постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и порекомендуют потерпевшему обращаться в суд напрямую. Это законно.

Такие уголовные дела возбуждаются по факту обращения гражданина непосредственно в суд, минуя правоохранительные органы. Даже в случае если гражданин обращается в полицию, сотрудники истребуют материалы из травмпункта и, если не установят средней тяжести или тяжкого вреда здоровью, отправят вас в суд. Для этого в полиции вынесут постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и порекомендуют потерпевшему обращаться в суд напрямую. Это законно.

Что чаще всего является отягчающими и смягчающими обстоятельствами?

Срок заключения в первую очередь зависит от личности обвиняемого. Если прокурор посчитает, что этот человек опасен для общества, находясь на воле, или он может сбежать от следствия, то обязательно помещает его под стражу. Далее дело уже за следователем, если в процессе следственных мероприятий будут установлены обстоятельства, утвержденные, как основания для продления срока ареста, то судья обязательно примет решение на увеличение продолжительности меры пресечения.

В случае если человек имеет несовершеннолетних детей, пожилых родственников, обладает положительной характеристикой и предполагаемый срок наказания, которое грозит ему за преступление, не превышает 5 лет, то судья, скорее всего, удовлетворит ходатайство адвоката на замену меры пресечения или отпустит из-под стражи обвиняемого под залог.

Мера пресечения направлена не только на обеспечение процессуального порядка во время уголовного производства, но и на то, чтобы исправить преступника еще до вынесенного ему наказания. Судья принимает во внимание поведение подозреваемого во время несения предварительной санкции. Если, пребывая под стражей, обвиняемый будет помогать следствию, раскаиваться и сожалеть о содеянном, то это обязательно будет оценено законодательством. Он получит не только сокращение срока ареста, но и более мягкое наказание в последствие.

Срок заключения в первую очередь зависит от личности обвиняемого. Если прокурор посчитает, что этот человек опасен для общества, находясь на воле, или он может сбежать от следствия, то обязательно помещает его под стражу. Далее дело уже за следователем, если в процессе следственных мероприятий будут установлены обстоятельства, утвержденные, как основания для продления срока ареста, то судья обязательно примет решение на увеличение продолжительности меры пресечения.

Примеры практики: судебные решения и приговоры по статье 109 УПК РФ

Судебную инстанцию не ограничивают по времени содержания человека под стражей. Он будет находиться там до окончания судебного процесса. Однако Конституционный суд РФ в своих разъяснениях указал требование для Российских судов: каждые 3 месяца рассматривать вопрос об объективности действующей меры до вынесения приговора.

Сроки пребывания граждан РФ под стражей в период разбирательства по уголовному делу, на всех стадиях процесса, имеют строго установленные период. Но Конституционный суд РФ в своих Определениях от 6 июня 2003 г. N 184-О, от 15 июля 2003 г. N 308-О, от 23 апреля 2013 г. N 548-О и от 22 апреля 2014 обращал внимание на то, что имеет место закон без чётких сроков допустимого содержания под стражей, и его применение нельзя расценивать как конституционное нарушение прав гражданина.

Естественно, правоохранительные, следственные и судебные органы обязаны знать действующие правовые положения по срокам содержания под стражей. При рассмотрении сложных дел суд может воспользоваться исключениями из этого правила и принять жёсткое решение об ограничении свободы. Однако ущемление прав человека, даже если он подозреваемый или обвиняемый, не допускается.

Исходя из существующей на сегодняшний день практики принятия решений по мерам пресечения, можно сделать следующие выводы:

  1. По категориям лёгкой тяжести деяний содержание под стражей не назначается.
  2. Строгая мера применяется в 100% случаев при тяжких и особо тяжких преступлениях.
  3. Для средней тяжести проступка избрание такого вида мер составляет 50% на 50%, в зависимости от личности подозреваемого и иных обстоятельств по делу.
  4. Рассматривая вопрос о мере пресечения, суд обязан учитывать объективность и необходимость такого решения в каждом отдельно взятом случае.

Перечисленные факторы говорят, что далеко не во всех ситуациях применяется подобная мера удержания подозреваемого.

Сейчас суд начал активно использовать домашний арест как гарантию, что лицо будет находиться в поле зрения следствия до окончания разбирательства. Только стоит помнить, что для вызова лица следственные органы заранее высылают извещение.

Если человек хоть один раз не явится по такому уведомлению, следователь имеет полное право поднять вопрос об изменении назначенной меры на более жёсткую – содержание под стражей.

При нарушении фактора объективности во время вынесения решения по этому вопросу любой защитник имеет полное право подать обжалование на такое решение суда.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ ст 109 (ред. от 31.07.2020)

2) домашнего ареста;

Срок гарантийного ремонта 2020

  • Срок гарантийного ремонта по закону о защите прав потребителей
  • Максимальный срок ремонта по гарантии
  • Нарушение срока гарантийного ремонта
  • Как правильно считать срок гарантийного ремонта
  • Обязан ли магазин предоставить замену на время гарантийного ремонта
  • Продление гарантийного срока после ремонта

Любая приобретаемая нами продукция имеет гарантию. И как известно, первоначальным правом установить гарантийный срок на товар обладает его изготовитель, также при отсутствии гарантии производителя ее может предоставить непосредственно продавец, он же может предоставить и дополнительную гарантию на товар.

Таким образом, продавец, изготовитель, а также уполномоченная организация или импортер несут ответственность за качество товара в гарантийный период, и обязаны бесплатно исправить выявленные в этот период недостатки.

Отсутствие заводской гарантии или гарантии продавца на товар совсем не означает невозможность предъявления претензий в случае поломки. Если срок гарантии на товар не установили ни завод-изготовитель, ни продавец, то руководствоваться следует положениями закона (п. 1 ст. 19 закона о защите прав потребителей) о максимальном двухгодичном сроке для предъявления претензий относительно качества товара.

Несоблюдение сроков проведения ремонтных работ по гарантии влечет для продавца или изготовителя довольно серьезные последствия, вплоть до расторжения договора покупки товара, с применением к нему иных санкций, предусмотренных законодательством о защите прав потребителей.

Вопрос о нарушении срока гарантийного ремонта товара широко распространен среди потребителей, и в этой статье мы постараемся ответить на большинство, связанных с этим, вопросов.

Также, наши специалисты по защите прав потребителей готовы ответить на любые ваши вопросы по телефону или на личном приеме, и оказать квалифицированную юридическую помощь при разрешении самых сложных споров в области защиты прав потребителей.

Потребительские споры – одно из наиболее приоритетных направлений в работе юристов компании «ПетроЮрист».

Что представляет собой срок гарантийного ремонта по закону о защите прав потребителей?

Ссылка на основную публикацию