Источники уголовно-процессуального права стран СНГ

Тема 4. Источники уголовно-процессуального права

Тема 4. Источники уголовно-процессуального права

Уголовно-процессуальный закон – это обладающий высшей юридической силой нормативный акт, принятый представительным законодательным органом государства, регулирующий общественные отношения в сфере уголовного судопроизводства.

Уголовно процессуальное законодательство должно обеспечивать защиту каждого гражданина, общества и государства от противоправных посягательств посредством создания условий раскрытия преступлений, привлечения виновного к ответственности, возмещения ущерба, причиненного преступлением, при строгом соблюдении прав и законных интересов, чести и достоинства всех участников уголовного процесса.

Предписания уголовно-процессуального закона в равной степени обязательны как для органов расследования, прокуратуры, суда, так и для иных субъектов судопроизводства.

Особенностью процессуального законодательства является то, что оно действует лишь в связи с применением уголовного закона, при решении вопроса о возбуждении уголовного дела, расследовании преступления и судебном разбирательстве.

Внешней формой выражения уголовно-процессуального права являются нормативные акты, закрепляющие государственные волеизъявления в сфере уголовного судопроизводства.

Уголовно-процессуальные нормы имеют следующее значение :

1. Они устанавливают наиболее рациональный порядок деятельности органов расследования, прокуратуры и суда в борьбе с преступностью. Каждое правило уголовного судопроизводства продиктовано проверенной на практике целесообразностью, которая обеспечивает наиболее эффективные пути и методы отыскания, закрепления доказательств и их оценки.

2. Регламентируя деятельность органов, осуществляющих судопроизводство, они определяют их компетенцию (права и обязанности) и тем самым способствуют не только раскрытию преступления и изобличению виновного, но также и правильному применению уголовных законов.

3. Уголовно-процессуальные нормы определяют характер и границы взаимоотношений правоприменительных органов (должностных лиц) с иными участниками судопроизводства, предоставляют им необходимые права и возлагают определенные обязанности.

В уголовно-процессуальном праве основным источником является федеральный закон, т. е. принимаемый высшим законодательным органом РФ нормативно-правовой акт. Он содержит положения, регулирующие порядок судопроизводства по уголовным делам и возникающие при этом отношения. Это обусловлено тем, что в данной сфере деятельности государства могут быть ограничены либо затронуты действиями или решениями соответствующих должностных лиц конституционные права и свободы граждан.

Поэтому основания и пределы возможного ограничения или лишения этих прав регламентируются только законом, а не ведомственным или иным актом органов управления.

Совокупность (систему) правовых актов, являющихся источниками уголовно-процессуального права, составляют следующие федеральные законы :

1. Конституция Российской Федерации. Основной закон страны имеет высшую юридическую силу, прямое действие, применяется на всей территории России, служит юридической базой для любого отечественного законодательства. Все иные законы и правовые акты не должны ей противоречить.

Конституционные положения, которые касаются уголовного судопроизводства, преимущественно сосредоточены в гл. 2 и 7, где получили свое закрепление права и свободы человека и гражданина, а также компетенция судебной власти. Эти предписания содержат базисные институты, лежащие в основе уголовного процесса в целом: равенство всех перед законом и судом; неприкосновенность личности, частной жизни, жилища; охрана тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; презумпция невиновности и т. д.

Конституцией утвержден правовой институт судебной власти в действующем законодательстве, регламентированы самостоятельность судебной власти и ее право действовать свободно, независимо от других ветвей власти. Так, в Основном законе провозглашен принцип недопустимости повторного осуждения за одно и то же преступление (ч. 1 ст. 50) и закреплены нормы, согласно которым:

а) при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона (ч. 2 ст. 50);

б) никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников (ст. 51).

Эти нормы имеют определяющее значение для процедуры уголовно-процессуального доказывания и реального осуществления всего комплекса законных прав на защиту от предъявленного обвинения. «Заключительные и переходные положения» Конституции РФ содержат некоторые правила введения в действие конституционных норм, в том числе и уголовно-процессуальных, порядка рассмотрения дел судом с участием народных заседателей, ареста, содержания под стражей и задержания лиц по подозрению в совершении преступления.

2. Уголовно-процессуальный кодекс РФ. Наиболее полно и всесторонне регламентирует все производство по уголовным делам – Уголовно-процессуальный кодекс РФ (УПК РФ). Развивая конституционные положения, он формулирует общие задачи и компетенцию органов дознания, следствия, прокуратуры и суда в борьбе с преступностью.

Структура действующего УПК РФ построена в прямой зависимости от содержания и этапности производства по уголовным делам. Он состоит из 6 частей, 19 разделов, 57 глав, 476 статей.

3. Иные федеральные законы. Источниками уголовно-процессуального права служи не только УПК РФ, но и иные федеральные законы РФ, в той или иной степени регулирующие вопросы рассматриваемой сферы государственной деятельности.

К ним относятся законы, определяющие устройство судов, их компетенцию, статус судей, структуру и полномочия милиции, налоговой полиции, федеральной службы безопасности, прокуратуры, а также принципы организации, права и обязанности адвокатов.

4. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации. Согласно Конституции РФ (ч. 4 ст. 15) общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные по сравнению с предусмотренными законом правила, то применяются правила международного договора. Наиболее значимые, имеющие непосредственное отношение к уголовному судопроизводству положения содержатся во Всеобщей декларации прав человека (1948); Международном пакте о гражданских и политических правах (1966); Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека (1950); Конвенции против пыток и других жестоких , бесчеловечных или унижающих видов обращения и наказания (1984).

Практическое значение для регулирования уголовного судопроизводства имеют также договоры о правовой помощи, в которых решаются многие вопросы сотрудничества правоохранительных органов при расследовании и осуществлении правосудия по уголовным делам. Такие договоры заключены Россией со всеми восточноевропейскими странами, с государствами – членами СНГ и некоторыми иными странами.

5. Постановления Конституционного Суда Российской Федерации. Конституционный Суд России, к компетенции которого относится разрешение дел о соответствии федеральных законов Конституции РФ, в том числе и норм УПК РФ, играет заметную роль в формировании уголовно-процессуального права.

Осуществляя конституционный контроль, Конституционный Суд РФ вправе признать какой-то закон (в том числе регламентирующий уголовное судопроизводство) полностью или частично противоречащим Конституции РФ. Это означает, что закон в целом или его часть не подлежат применению. Решения (постановления) Конституционного Суда РФ обязательны на всей территории страны для всех органов государственной власти, местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

6. Указы Президента Российской Федерации. Источником уголовно-процессуального права могут быть Указы Президента РФ. Согласно ст. 80 Конституции России он является гарантом Основного закона страны, т. е. высшим должностным лицом, которое обязано реально обеспечивать осуществление всех конституционных норм, в том числе о равной защите всех форм собственности, прав и свобод человека и гражданина, законных интересов общества и государства.

Указы Президента РФ, регламентирующие вопросы в области уголовного судопроизводства, носят исключительный характер. Они необходимы в качестве механизма, обеспечивающего оперативную корректировку федерального законодательства в условиях разгула преступности и чрезвычайной медлительности и не упорядоченности законотворческого процесса в стране.

Также существуют нормативные документы, которые не входят в структуру источников уголовно-процессуального права, но широко используются в судопроизводстве. В частности, на уголовно-процессуальную деятельность значительное влияние оказывают разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации по вопросам судебной практики. Они, как правило, основываются на результатах изучения массы уголовных дел, рассмотренных судами в различных регионах страны, а также на анализе статистических показателей судебной работы. Руководящие разъяснения высшего судебного органа обязательны для всех судов, органов и должностных лиц, применяющих закон.

Важное юридическое значение имеют также ведомственные акты, адресованные органам дознания, предварительного следствия и прокуратуры: приказы и указания Генерального прокурора РФ, министра внутренних дел РФ и руководителей других министерств и ведомств страны, правомочных возбуждать и расследовать уголовные дела. Главная их особенность состоит в том, что они не должны противоречить закону или корректировать его и издаются руководителями министерств (ведомств) в пределах предоставленных им полномочий. Эти полномочия закреплены в актах, которые определяют основы организации и деятельности конкретного министерства или ведомства.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

2. Уголовно-процессуальный кодекс РФ. Наиболее полно и всесторонне регламентирует все производство по уголовным делам – Уголовно-процессуальный кодекс РФ (УПК РФ). Развивая конституционные положения, он формулирует общие задачи и компетенцию органов дознания, следствия, прокуратуры и суда в борьбе с преступностью.

научная статья по теме Проблемы гармонизации уголовно-процессуального законодательства стран СНГ Государство и право. Юридические науки

Цена:

Авторы работы:

Научный журнал:

Год выхода:

4 В этой связи отметим, что в ресурсах «Интернет» принятие новых УПК в Грузии, Таджикистане и на Украине не упоминается.

К вопросу об отдельных тенденциях и реформирования уголовно-процессуального законодательства в странах СНГ

доктор юридических наук

профессор, КНУ им. Ж. Баласагына

720033, Киргизия, г. Бишкек, ул. Киевская, 132, учебный корпус №2

Isaeva Klara Asangazyevna

professor at Kyrgyz National University named after Jusup Balasagyn

720033, Kirgiziya, g. Bishkek, ul. Kievskaya, 132, uchebnyi korpus №2

кандидат юридических наук

доцент, КНУ им. Ж. Баласагына

720033, Киргизия, г. Бишкек, ул. Киевская, 132

Abdukarimova Nazira Eshmukhamedovna

associate professor at Kyrgyz National University named after Jusup Balasagyn

720033, Kirgiziya, g. Bishkek, ul. Kievskaya, 132

соискатель, кафедра специальных юридических дисциплин, Чуйский Университет

720027, Киргизия, республика Кыргызстан, г. Бишкек, ул. Киевская, 132

Vorontsova Irina Nikolaevna

post-graduate student of the Department of Special Law Disciplines at Chuya University

720027, Kirgiziya, respublika Kyrgyzstan, g. Bishkek, ul. Kievskaya, 132

Просмотров статьи: 4152 c 5.5.2015

Дата направления статьи в редакцию:

Дата публикации:

в статье отражены отдельные проблемные аспекты, связанные с реформированием уголовно-процессуального законодательства в странах СНГ, в том числе в контексте принятого УПК в Казахстане (2015 г.) и Кыргызстане (2017 г.) и возможные препятствия по реализации рада положений уголовного процесса. С этой целью, авторами выделены отличительные черты уголовно-процессуального законодательства в контексте продолжающейся его реформы в странах СНГ; акцентировали внимание на наиболее проблемных институтах УПК, которые могут оказать существенное влияние на уголовное судопроизводство в целом. В статье проводится сравнительно-правовой анализ ряда положений уголовно-процессуального законодательства стран СНГ, причем в русле вновь принятых УПК с отражением наиболее проблемных вопросов требующих своего разрешения. Изложена новая идеология, которой придерживается законодатель, что подтверждается заложенными в УПК стран СНГ принципами. Особое внимание уделено такому важному принципу, как состязательность уголовного процесса, но при этом отражены обстоятельства, которые по мнению авторов препятствуют полной его реализации, а также некоторые рекомендации законодательного характера, которые в определенной степени могут способствовать решению поставленных задач в данной сфере. Подняты проблемы связанные с дифференциацией стадий уголовного процесса, с внедрением института негласных (специальных) следственных действий, согласно положений УПК некоторых стран СНГ. Таким образом, поднимаемые авторами проблемы в контексте проводимых реформ уголовно-процессуального законодательства, создают условия для переосмысления некоторых положений УПК и внесение изменений дополнений в нормы, которые обеспечивают успешную реализацию некоторых институтов предусмотренных в законе
Ключевые слова: уголовно-процессуальное законодательство, судопроизводство, реформирование, стадии уголовного процесса, следственные действия, принципы, состязательность, следствие, обвинение, защитник

In this article the authors discuss particular problems that relate to the reformation of the criminal procedure law in the CIS countries including the new version of the Criminal Procedure Code issued in Kazakhstan (2015) and Kyrgystan (2017), as well as obstacles that may prevent from implementation of a number of criminal law provisions. For this purpose, the authors define distinctive features of the criminal procedure law in terms of ongoing legal reforms in the CIS countries. They focus on the most troublesome criminal procedure institutions that may render a significant influence on criminal procedure in general. The article contains comparative law analysis of a number of provisions of the criminal procedure law in the CIS countries including new versions of the Criminal Procedure Codes. The authors of the article also provide a review of the new ideology followed by the legislator whch is proved by the principles set forth by the Criminal Procedure Codes of the CIS countries. The authors pay special attention to such important principle as adversarial system in a criminal trial but at the same time cover factors that, according to the authors, prevent from full implementation of that principle. They also give recommendations of the legislative nature that, to some degree, may help to achieve the tasks and objectives set forth for this sphere. The authors also raise questions about differentiation of criminal procedure stages and implementation of the institution of unofficial (special) investigative actions based on the provisions of the Criminal Procedure Codes of some CIS countries. Thus, the themes brought forth by the authors in terms of criminal procedure reforms, create conditions for the review of some provisions of the Criminal Procedure Code and making amendments and changes to the legal acts that ensure successfull realization of some institutions mentioned in the law.

investigation, competitiveness, principles of, investigative actions, reforming, stages of criminal proceedings, legal proceedings, criminal procedural legislation, indictment, defender

Нельзя не отметить, что реформирование УПК Кыргызской Республики проходит в достаточно сложных условиях поскольку научное сообщество Кыргызстана находится в постоянном поиске собственной модели, когда с одной стороны мы наблюдаем все усложняющуюся правовую систему, с другой же пытаемся, как внедрить в положения уголовно-процессуального закона существующий положительный опыт зарубежных стран, так и отразить особенности судопроизводства страны характерного и приемлемого для нашего общества [1] . Поэтому рабочая группа при разработке законопроекта исходила также из позиции, чтобы новый УПК Кыргызстана отвечал бы по форме и содержанию духу времени, общественным потребностям, научным подходам, практическому опыту, а также соответствовал международно-правовым стандартам» [2] .

Практически во всех постсоветских государствах при разработке УПК планировалось разрешение таких принципиально новых задач как: 1. демократизация уголовного процесса, в том числе, освобождение насколько это возможно от бюрократических проволочек; 2. повышение правоохранительной и правозащитной роли суда и, что немаловажно, на наш взгляд, освобождение его от обвинительных функций; 3. обеспечение состязательности и реальное процессуальное равноправие сторон; 4. расширение круга участников процесса, и при этом усиление защиты их прав и интересов, включая потерпевшего; 5. создание единой системы взаимосвязанных процессуальных норм; 6. повышение эффективности производства на досудебных и судебных стадиях уголовного процесса [3, с. 34] .

При разработке новых УПК стран СНГ их разработчики и законодатели пытались взять за основу самые лучшие международно-правовые акты и традиции, которые могли бы с их точки зрения способствовать повышению эффективности уголовного судопроизводства.

Во всех постсоветских государствах была предпринята попытка в основу УПК максимально заложить нормы международных актов о правах человека.

Кроме того, относительно стран СНГ, в основе действующих УПК лежат и идеи такого рекомендательного законодательного акта, как Модельный УПК для государств-участников СНГ, принятый 17 февраля 1996 г., Межпарламентской Ассамблеей государств участников СНГ. Законодатели отдельных стран СНГ заложили большинство идей Модельного УПК, причем порой его некоторые положения имеют почти текстуальное совпадение, например, как это предусмотрено в УПК Азербайджанской Республики.

Но вместе с тем, применительно к развитию и реформированию уголовно-процессуального законодательства в постсоветских государствах, можно отметить, как наличие общих, так и отличительных особенностей официально-правовых положений. Так, проведенное исследование позволяет нам выделить некоторые отличительные черты УПК стран СНГ.

Так, анализ содержания УПК большинства стран постсоветского пространства показывает, что их основополагающие положения, иначе говоря принципы уголовного судопроизводства, отражают преимущественно ее новую идеологию, свидетельством этого является исключение из числа принципов уголовного процесса таких из них, как всесторонность, полнота и объективность исследования обстоятельств дела, его публичность (например, как это предусмотрено в новом УПК Российской Федерации) и напротив, закрепление практически во всех УПК стран СНГ, таких относительно новых принципов как состязательность и равноправие сторон, презумпция невиновности, судебная защита и т.д.

Мы разделяем мнение Ф.Н. Аббасова, что «… публичность в уголовном процессе большинства государств СНГ – есть принцип уголовно-процессуальной деятельности органов предварительного расследования и прокурора в ходе досудебного производства по уголовному делу публичного обвинения. В целом же, в досудебном производстве публичность сочетается с диспозитивностью. В УПК ряда стран СНГ в понятие досудебного производства входит подготовка материалов по уголовному делу частным обвинителем и стороной защиты (например, Беларусь, Казахстан), в отношении которых требования публичности также не распространяются» [4, с. 343] .

Хотелось бы отметить, что такой важный принцип, как состязательность уголовного судопроизводства, закреплен практически во всех постсоветских государствах. Б.С. Орозов поэтому поводу пишет о проблемах и множестве вопросов, которые возникли в связи с механизмом его реализации, в том числе в сфере обеспечения прав и свобод граждан вовлеченных в уголовный процесс [5, с. 7] . Анализ показывает, что для его полной реализации, на наш взгляд, препятствуют следующие основные обстоятельства:

а) уголовное судопроизводство, преимущественно в странах СНГ, в большей степени характеризуется как смешанных тип, в особенности на этапе досудебного производства, где превалирует розыскной характер уголовного процесса с элементами состязательности,

б) сложно говорить о действии данного принципа пока в современно досудебном производстве органы следствия относятся к стороне обвинения. Поэтому для реализации принципа состязательности было бы правильным введение в уголовное судопроизводство института судебных следователей,

в) в действительности состязательность сторон обвинения и защиты по УПК ряда стран наблюдается лишь на стадии судебного разбирательства, причем материалы в силу ряда причин, предоставляемые в качестве доказательств сторонами не являются равнозначными, так как на сегодняшний день адвокату (защитнику) не предоставлено в полном объеме право проводить «параллельное расследование».

Заслуживает внимание, высказанное на экспертном форуме мнение Главы регионального офиса Верховного Комиссариата ООН по правам человека в Центральной Азии А.А. Арутюняна, где им поднималась другая немаловажная проблема, а именно, что «… не будет никакой состязательности, пока адвокатура зависит от исполнительного органа. Не может адвокат, которому лицензию выдает МЮ, и может лишить ее, быть наравне с прокурором. Если к этому добавить правовую культуру, традиции, которые нам достались от СССР, это исключено. Но есть постсоветские страны, где Коллегия адвокатов полностью самостоятельный орган, к примеру, Армения и Грузия. Сразу получается модуль очень талантливой коллегии адвокатов, которые стали специализироваться по определенным направлениям. Таким образом, если с институциональной системой вопрос не решить, то ничего не поможет» [6, с.32] .

Преимущественно в ряде рассматриваемых стран при досудебном производстве сохранена стадия возбуждения уголовного дела, а именно в Российской Федерации, Республике Беларусь, Узбекистане, Туркменистане, Таджикистане. Достаточно кардинально в этой связи поступил законодатель Казахстана, отказавшись от стадии возбуждения уголовного дела, где согласно нового УПК Казахстана, этой стадии не предусмотрено.

Следует подчеркнуть, что в настоящее время больше всего научных споров в ряде стран СНГ возникает по дифференциации стадий уголовного процесса. Так в теории уголовно-процессуального права неоднократно поднимался вопрос о возможности отнесения процесса возбуждения уголовного дела вообще к стадии уголовного судопроизводства в целом. К примеру, К.И. Мигушиным [7, с.13-18] и С.П. Серебровой [8, с.291] предлагалось исключить данный процесс из системы стадий и считать ее лишь процессуальным актом с которого начнется движение уголовного дела, но при этом выделить единую стадию – досудебное производство [9, с.32] .

На современном этапе в российской процессуальной науке, все же мнение о том, что возбуждение уголовного дела – является самостоятельной стадией уголовного процесса, является преобладающей [8; 10] .

Между тем, как указано выше, все больше бытует мнение о необходимости вообще ликвидировать стадию возбуждения уголовного дела, и при этом сам процесс расследования будет начинаться с момента получения сообщения, а срок следствия будет идти уже с момента появления подозреваемого, как это существует на сегодняшний день в западных странах. Так, в уголовно-процессуальном законодательстве ряда стран Европы, таких как Германия, Италия, Франция, Австрия и Бельгия, нет такого процессуального акта, как возбуждение уголовного дела, и законодатель регламентирует в отношении определенного лица возбуждение уголовного преследования.

Основная суть отказа от стадии возбуждения уголовного дела, заключается в том, чтобы уголовное преследование начиналось с момента наличия на то заявления (сообщения) и предъявления обвинения лицу при наличии признаков состава преступления, то есть при наличии на то достаточных оснований, что позволит избежать и целого ряда проблем возникающих при реализации данного института.

Среди ученых, нет единой позиции по данному вопросу. Так, к примеру, З.Н. Куланбаева является сторонником сохранения такого института в УПК Кыргызской Республики [11] .

Но об этом правомерно отмечает и известный кыргызский процессуалист В.Ш. Табалдиева, что есть необходимость пересмотреть нормы УПК, которые препятствуют началу производства по поступившим заявлениям и сообщениям о совершенных преступлениях, поскольку решения принимаемые органами следствия ограничивают как существующие конституционные права граждан на доступ к правосудию, так и в значительной степени нарушают ряд положений действующих законов. В связи с чем, предлагается отказаться не только от института отказных материалов, но и от стадии возбуждения уголовного дела как таковой [6] . Следует отметить, что данная позиция была поддержана преимущественной частью рабочей группы по разработке нового УПК Кыргызстана. И во вновь принятом УПК КР 2017 г., законодатель отказался от стадии возбуждения уголовного дела. Но все таки однозначной позиции нет, дискуссии в Кыргызстане достаточно остро ведутся по настоящее время. Думается и это связано с тем, что новый УПК вступит в силу лишь с января 2019 г., что подтверждает спорность уже принятого решения, не исключено, что в последующем оно может приобрести иное звучание. Хотя как показывает изучение содержания справки-обоснования к новому УПК КР (2019 г.), такой интервал времени обосновывается тем, что те новеллы, которые заложены в нем требуют изменения правового сознания правоприменителя, его переосмысления и переориентации деятельности правоохранительных органов к новым правилам. Стадия возбуждения уголовного дела на сегодняшний день уже не предусмотрена в Криминально-процессуальном кодексе Украины от 2012 г., в странах Балтии и УПК Молдовы и Грузии. И мы разделяем точку зрения С. Смоилова, что «… новое уголовно-процессуальное законодательство Казахстана, улучшило правовую регламентацию досудебного этапа уголовного судопроизводства, так как, отказавшись от стадии возбуждения уголовного дела, во-первых, исключило доследственную проверку заявлений и сообщений, которая осуществлялась за пределами уголовного процесса и позволяла вне процессуальные формы контролировать процессуальными средствами. Такое положении давало возможность наделить несомненным преимуществом сторону обвинения. Во-вторых, указанные обстоятельства, обуславливали появление многочисленных отказных материалов, которые наряду с их низкой значимостью требовало больших по объему трудовых затрат со стороны органов дознания. При этом прекращение дела не устраняет причиненный лицу вред, которое было необоснованно возбуждено» [12, с.10] .

Читайте также:  Страхование жизни рассчитать: как оформить

Безусловно, следует иметь в виду, что именно отказ законодателя от стадии возбуждения уголовного дела, создают условия для решения вопроса связанного с проведением некоторых следственных действий, которые, как известно, согласно действующего же УПК УПК КР, являются процессуальными средствами, проводимыми до начала официальной процессуальной деятельности органов следствия. Необходимо также иметь в виду, что концептуальным здесь должно явиться не статистические показатели, а именно эффективное обеспечение задач поставленных законодателем в сфере уголовного процесса.

Кроме того, в условиях, когда организованная преступность модифицируется, становится более изощренной, что осложняет расследование преступлений, предпринимаются попытки прибегнуть к так называемым «реформаторским» подходам путем внедрения в ткань уголовно-процессуального законодательства новых институтов. Речь в данном случае идет об интеграции уголовного процесса и ОРД [13, с. 243] . Действительно новшеством УПК Республики Казахстан и Кыргызской Республики является введение кроме традиционных гласных следственных действий и так называемых негласных (специальных) следственных действий. Острые дискуссии о целесообразности и возможности признания ОРМ процессуальной информацией, регулируемой уголовно-процессуальным законом, были и продолжаются до сих пор.

Таким образом, мы считаем, что будет проблематичным решение вопросов связанных с оказанием правовой помощи в рамках стран СНГ. Во-первых , это может повлечь за собой не только злоупотребление со стороны правоохранительных органов другого государства, но и вмешательство в частную жизнь лица, при которой могут быть нарушены его права при выполнении ими запроса данного государства. Поскольку провести грань между соблюдением прав данного гражданина либо его нарушением достаточно сложно, причем при этом следует учитывать, что это может коснуться и интересов третьих лиц, а не только самого заподозренного лица. Во-вторых , анализ положений уголовно-процессуального законодательства свидетельствуют, что в нем не нашли своего полного разрешения вопросы, связанные: с определением ответственности лиц за дачу на допросе заведомо ложных показаний либо уклонение от явки от него, а также за отказ от дачи показаний без уважительных на то причин, за воспрепятствованию осуществлению процессуальных действий. В-третьих, в свете проводимого реформирования УПК в странах СНГ наблюдаются отличия в процессуальном порядке и процедурах проведения ряда процессуальных действий, что осложняет выполнение запроса правоохранительными органами данных государств. Не менее важным вопросом является финансовая составляющая, поскольку их проведение нередко требует значительных затрат, что порой препятствует выполнению запроса другим государством.

Поэтому проводимая в странах СНГ реформа далека от совершенства, а это потребует дальнейшей работы со стороны ученых и практиков над положением уголовно-процессуального законодательства, поскольку не разрешен ряд актуальных дискуссионных вопросов стоящих перед юридическим обществом.

Таким образом, мы считаем, что будет проблематичным решение вопросов связанных с оказанием правовой помощи в рамках стран СНГ. Во-первых , это может повлечь за собой не только злоупотребление со стороны правоохранительных органов другого государства, но и вмешательство в частную жизнь лица, при которой могут быть нарушены его права при выполнении ими запроса данного государства. Поскольку провести грань между соблюдением прав данного гражданина либо его нарушением достаточно сложно, причем при этом следует учитывать, что это может коснуться и интересов третьих лиц, а не только самого заподозренного лица. Во-вторых , анализ положений уголовно-процессуального законодательства свидетельствуют, что в нем не нашли своего полного разрешения вопросы, связанные: с определением ответственности лиц за дачу на допросе заведомо ложных показаний либо уклонение от явки от него, а также за отказ от дачи показаний без уважительных на то причин, за воспрепятствованию осуществлению процессуальных действий. В-третьих, в свете проводимого реформирования УПК в странах СНГ наблюдаются отличия в процессуальном порядке и процедурах проведения ряда процессуальных действий, что осложняет выполнение запроса правоохранительными органами данных государств. Не менее важным вопросом является финансовая составляющая, поскольку их проведение нередко требует значительных затрат, что порой препятствует выполнению запроса другим государством.

Тема 28. Уголовный процесс некоторых зарубежных государств

Уголовное судопроизводство Содружества Независимых Государств.

Основные положения уголовного судопроизводства, заложенные в Модельном Уголовно-процессуальном кодексе для государств – участников СНГ 1996 г.

Принятие новых уголовно-процессуальных кодексов в странах СНГ. Отражение в некоторых из них: несогласованности устоявшихся понятий и процессов, непоследовательности в реализации права на защиту, отличных от привычных подходов в определении круга участников уголовного процесса, доказывании, перечне доказательств и их источниках.

Пересмотр некоторых классических постулатов уголовно-процессуального права в уголовно-процессуальных кодексах отдельных стран Содружества. Перемещение центра тяжести в деятельности правоохранительных органов с приговора на решение органов уголовного преследования в досудебных стадиях процесса.

Уголовное судопроизводство в иных зарубежных странах. Уголовный процесс Великобритании. Сложившаяся веками прецедентная система права. Отсутствие уголовно-процессуального кодекса. Наличие большого количества законодательных актов и многочисленных судебных решений. Состязательность на всех стадиях уголовного процесса. Досудебное производство и органы его осуществляющие. Два порядка преследования лиц, совершивших преступления. Основные черты самостоятельной отрасли права доказательственного права. Институт «Хабеас Корпус». Роль службы государственных обвинителей защитников. Заключение «сделки о признании вины», ее отличительные признаки.

Судебное разбирательство в Суде Короны и магистратских судах. Апелляция. Варианты решений, принимаемых при пересмотре приговора в Высоком суде, Апелляционном суде и Палате лордов.

Уголовный процесс Соединенных Штатов Америки. Сочетание системы общего (прецедентного права) с нормами статутного права. Множественность самостоятельных, независимых друг от друга судебных систем штатов и федеральная судебная система. Источники уголовного процесса. Краткий обзор основных из них: Конституция США 1787 г. с поправками к ней – «Билля о правах», законов Конгресса, Федеральных правил уголовного судопроизводства, а также соответствующих разделов Сводов законов штатов.

Дифференциация уголовного процесса в зависимости от классификации преступлений. Стадии уголовного процесса.

Право применяющие органы, их виды и роль в раскрытии и расследовании преступлений. Полицейское расследование. Компетенция Федерального бюро расследования (ФБР), Бюро наркотиков, других специальных служб по расследованию преступлений. Частное расследование. Правила Миранды, Иные прецеденты, направленные на расширение прав подозреваемых, недопущение доказательств, полученных с нарушением конституционных положений. Контроль атторнея на предварительном расследовании. Его широкие полномочия. Защита интересов обвиняемых и потерпевших. Сроки содержания арестованных под стражей. Аннулирование уголовного преследования по причине несоблюдения этих сроков. Действие процедуры «Хабеас Корпус».

Предварительное производство в суде по делам, по которым необходимо составление обвинительного заключения или информации. Предание суду на основании заявления прокурора об обвинении либо обвинительного акта. Утверждение обвинителем вынесенного Большим жюри или магистратом постановления о придании суду. Ознакомление с обвинительным актом обвиняемого. Его ходатайство о признание вины или непризнании вины.

Раздирательного дела в судебном заседании присяжными заседателями и коллегией профессиональных судей. Формирование скамьи присяжных-Малого жюри. Последующие этапы судебного рассмотрения дела с участием присяжных. Судебное следствие. Разрешение абсолютного большинства дел посредством «соглашения о признании вины» в порядке суммарного (упрощенного) производства. Порядок укрощённого разбирательства дел о мисдиминоре (менее тяжкое преступление) в местных судах штатов и районных федеральных судах.

Апелляционное производство. Суды апелляционной инстанции. Варианты их решений. Осуществление помилованием президентом США и губернаторами штатов.

Уголовный процесс Франции. Смешанная форма процесса, присущая странам континентальной Европы. Характерные черты основных источников французского уголовного судопроизводства: Конституции и Уголовно-процессуального кодекса 1958 г. и др. Реформы и контрреформы уголовной юстиции, проведенные в последней четверти прошлого столетия. Диапазон их результатов от усиления карательных возможностей государства до демократизации уголовного процесса. Отражение ее существа в кодексах судебной организации, военной юстиции и государственной военной службы.

Деление преступлений на три категории и соответствие каждой из них определенной уголовно – процессуальной формы.

Стадии уголовного дела (публичного иска). Компетенция национальной, муниципальной, судебной и административной полиции. Направление полицией материалов прокурору для решения вопроса о возбуждении уголовного преследования.

Предварительное следствие, проводимое следственным судьей. Передача дела по его окончании на рассмотрение обвинительной камеры апелляционного суда. Роль прокурора на предварительном расследовании. Статус ассистированного свидетеля.

Судебное разбирательство. Его особенности и зависимости от подсудности в суде присяжных, исправительном и полицейском трибуналах. Состязательная основа судебного заседания при обладании прокурором больших прав, чем адвокат. Состав суда ассизов. Нетрадиционная форма совместного участия профессионалов (председателя и 2 асессоров) и непрофессионалов (жюри и 9 присяжных).

Возбуждение уголовного дела по инициативе гражданского истца (потерпевшего)

Система способов обжалования судебных решений: аппозиция, апелляция, кассация и ревизия.

Уголовный процесс Федеративной Республики Германии. Его принадлежность к обвинительно-следственному типу как разновидность смешанной формы. Исходные положения важнейших источников германского уголовно-процессуального права: Конституции 1949 г., Уголовно-процессуального уложения и Закона о судоустройстве 1877 г., Закона о суде 1961 г., а также Предписаний для уголовного процесса и административного производства 1998 г. Основные направления развития уголовного процесса ФРГ в последние десятилетия.

Единство судебной системы четырех степеней. Полномочия Верховного суда, Высшего земельного суда, земельного и участкового судов. Подсистема чрезвычайных судов.

Два этапа доказывания. Законодательное возложение бремя доказывания вины и изобличения лица, совершившего преступление на прокуратуру и суд. Особенности исследования и оценки материалов секретных агентов официальных сотрудников полиции и проводимых ими мероприятий негласно.

ВОПРОСЫ ПО ДИСЦИПЛИНЕ «УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС»

1. Общие условия предварительного расследования.

2. Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

3. Стадии уголовного судопроизводства: понятие и общая характеристика.

4. Стадия подготовки к судебному заседанию. Предварительное слушание дела.

5. Принципы уголовного процесса: понятие, система, общая характеристика.

6. Поводы и основание для возбуждения уголовного дела.

7. Стадия возбуждения уголовного дела. Порядок приема, регистрации, проверки и разрешения заявлений.

8. Производство по делам публичного, частного и частно-публичного обвинения.

9. Международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства.

10. Понятие и классификация участников уголовного судопроизводства. Свидетель как участник уголовного судопроизводства.

11. Эксперт и его компетенция в уголовном процессе. Специалист и его компетенция в уголовном процессе.

12. Полномочия прокурора в уголовном судопроизводстве.

13. Подследственность: понятие и виды.

14. Подсудность: понятие, признаки, виды и значение.

15. Привлечение лица в качестве обвиняемого.

16. Обстоятельства, исключающие участие в уголовном судопроизводстве.

17. Доказывание в уголовном процессе: понятие, предмет и пределы. Понятие, значение и классификация доказательств.

18. Меры пресечения: понятие, виды, основания и порядок избрания. Понятие и система мер процессуального принуждения.

19. Производство в суде надзорной инстанции.

20. Апелляционный порядок рассмотрения уголовного дела.

21. Постановление приговора. Вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора.

22. Кассационный порядок рассмотрения уголовного дела.

23. Особенности производства в суде с участием присяжных заседателей.

24. Производство по уголовным делам, подсудным мировому судье.

25. Особый порядок судебного разбирательства.

26. Понятие и структура судебного разбирательства.

27. Следственные действия: понятие, система, условия их производства и характеристика.

28. Прекращение уголовного дела и уголовного преследования.

29. Особенности производства по делам в отношении несовершеннолетних.

30. Ходатайства и жалобы в уголовном судопроизводстве.

СПИСОК ИСТОЧНИКО ПО ДИСЦИПЛИНЕ «УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС»

Последнее изменение этой страницы: 2016-12-11; Нарушение авторского права страницы

22. Кассационный порядок рассмотрения уголовного дела.

Международное сотрудничество стран СНГ

В Конституции Республики Грузия (ст. 40) международноправовой принцип презумпции невиновности получил не только закрепление, но и дальнейшее развитие, выражающееся в следующем: «Постановление о привлечении лица к ответственности в качестве обвиняемого, обвинительное заключение и обвинительный приговор должны основываться только на достоверных доказательствах. Любое обвинение, не подтвержденное в установленном законом порядке, должно толковаться в пользу обвиняемого».

Уголовно-процессуальные гарантии в государствах – участниках СНГ Текст научной статьи по специальности « Право»

В статье рассматриваются проблемы международного сотрудничества стран участниц СНГ в области уголовного судопроизводства, вызванные существенным различием уголовно-процессуального законодательства. Формулируется вывод о наличии объективных причин к созданию в этих странах идейно единого уголовно-процессуального права.

Источники уголовно-процессуального права

Любая отрасль права включает в себя нормативно-правовые акты, образующие отраслевое законодательство. Уголовно-процессуальное законодательство, с одной стороны, обеспечивает законность деятельности субъекта расследования, прокурора и суда, с другой стороны – направлено на реализацию положений уголовного закона. Применение уголовного наказания невозможно без проведения надлежащей процедуры установления всех обстоятельств преступления с помощью доказательств. Вместе с тем уголовно-процессуальное законодательство призвано защищать от незаконного и необоснованного привлечения лиц к уголовной ответственности и осуждения; направлено на реабилитацию каждого, кто незаконно и необоснованно подвергся уголовному преследованию и осуждению. Уголовно-процессуальный закон нацелен на обеспечение такого порядка судопроизводства, который защищает человека и гражданина, а также общество и государство в случаях нарушений чьих-то прав и законных интересов в результате совершения преступлений; создание условий для раскрытия и расследования преступлений, изобличения и осуждения виновного, возмещения ущерба, причиненного преступлением; неукоснительное соблюдение процессуальных норм, охраняющих права и законные интересы, честь и достоинство всех участников уголовного судопроизводства. Закон является основным элементом права.

В отличие от России, в странах англосаксонской правовой семьи доминирует судебный прецедент как норма права, сформулированная в конкретном судебном решении. В настоящее время судебный прецедент не признан официально в качестве источника права. Однако, субъекты расследования, судьи нередко используют соответствующие позиции вышестоящих судов именно как образец собственных действий и решений.

Уголовно-процессуальное право – это отрасль права, представляющая собой совокупность уголовно-процессуальных норм, регулирующих деятельность субъектов расследования, прокуроров, судей и судов по проверке заявлений (сообщений) о преступлении, проведению предварительного расследования, рассмотрению уголовных дел, а также решению вопросов, связанных с исполнением приговоров. Под источниками уголовно-процессуального права следует понимать совокупность правовых положений, содержащих соответствующие нормы. В уголовно-процессуальном праве основным источником является закон – принимаемый высшим представительным органом акт, содержащий правовые нормы, предназначенные для регламентации деятельности, осуществляемой в связи с производством по уголовным делам, и возникающих при этом отношений. К источникам уголовно-процессуального права России можно отнести международные договоры и общепринятые принципы международного права, Конституцию РФ, УПК РФ, законы, федеральные и федеральные конституционные законы. Подзаконные правовые акты (приказы, инструкции и т.п.) источниками уголовно-процессуального права не являются, они самостоятельно не регулируют отношения между участниками уголовного судопроизводства, но оказывают, при этом, существенное влияние на порядок производства по уголовным делам, детально регламентируя или определяя общее направление деятельности должностных лиц при решении отдельных вопросов раскрытия и расследования преступлений, а также рассмотрения уголовных дел в суде.

Международные правовые акты регламентируют различные вопросы уголовного процесса. При этом устанавливается приоритет их применения в случае, если нормами национального законодательства предусматриваются иные правила. Такими источниками являются все международные договоры (конвенции, пакты, декларации, протоколы и др.), в том числе и ранее заключенные СССР, поскольку Российская Федерация является его правопреемником. Такие акты можно группировать по отдельным направлениям уголовно-процессуальной деятельности, а именно:

– сбор, анализ и обмен информацией (ст. 11 Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов от 16 декабря 1970 года; ст. 28 Конвенции против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 года);

  • выдача лица, причастного к совершению преступления (ст. 7 Конвенции о предупреждении преступлений геноцида и наказании за него от 9 декабря 1948 года; Европейская конвенция о выдаче от 13 декабря 1957 года; ст. 11 Конвенции о физической защите ядерного материала от 26 октября 1979 года; ст. 16 Конвенции о борьбе с финансированием терроризма от 9 декабря 1999 года; ст. 16 Конвенции против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 года; ст.ст. 15–17 Конвенции о борьбе с актами ядерного терроризма от 13 апреля 2005 года.);
  • оказание взаимной правовой помощи (Европейская Конвенция о взаимной правовой помощи от 20 апреля 1959 года; ст. 37 Единой Конвенции о наркотических средствах от 30 марта 1961 года; ст.ст. 10, 11 Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов от 16 декабря 1970 года; ст. 21 Конвенции о психотропных веществах от 21 февраля 1971 года; ст.ст. 5, 7 и 9 Конвенции о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ от 20 декабря 1988 года; ст.ст. 8, 12 Конвенции о борьбе с финансированием терроризма от 9 декабря 1999 года; ст. 18 Конвенции против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 года; раздел 4 Конвенции о преступности в сфере компьютерной информации от 23 ноября 2001 года; ст. 6 Европейской Конвенции о правой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 7 октября 2002 года; ст. 17 Конвенции о борьбе с актами ядерного терроризма от 13 апреля 2005 года;), которая включает в себя:
  1. получение свидетельских показаний или заявлений от отдельных лиц;
  2. вручение судебных документов;
  3. проведение обыска и производство выемки или ареста;
  4. осмотр объектов и участков местности;
  5. предоставление информации, вещественных доказательств и оценок экспертов;
  6. предоставление подлинников или заверенных копий соответствующих документов и материалов, включая правительственные, банковские, финансовые, корпоративные или коммерческие документы;
  7. выявление или отслеживание доходов от преступлений, имущества, средств совершения преступлений или других предметов для целей доказывания;
  8. содействие добровольной явке соответствующих лиц в органы запрашивающего государства-участника;
  9. оказание любого иного вида помощи, не противоречащего внутреннему законодательству запрашиваемого государства-участника, в частности:
  • проведение совместных расследований (ст. 19 Конвенции против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 года, ст. 63 и ч. 2 ст. 100 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 7 октября 2002 года);
  • передача уголовного производства (ст. 21 Конвенции против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 года; ст. 8 Конвенция о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ от 20 декабря 1988 года);
  • получение сведений об интересующих лицах (ст. 6 Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов от 16 декабря 1970 года; ст. 22 Конвенции против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 года; ст. 18 Европейской Конвенции о преступности в сфере компьютерной информации от 23 ноября 2001 года);
  • криминализация воспрепятствования осуществлению правосудия (ст. 23 Конвенции против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 года);
  • защита свидетелей (ст. 24 Конвенции против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 года);
  • помощь потерпевшим и их защита (ст. 25 Конвенции против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 года). В соответствии с положениями ст. 15 Конституции РФ и ч. 3 ст. 1 УПК РФ, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законодательством Российской Федерации, то применяются правила международного договора.

Общепризнанные принципы и нормы международного права. Под общепризнанными принципами международного права следует понимать основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые мировым сообществом государств в целом, отклонение от которых является недопустимым. Так, к общепризнанным принципам международного права относят принцип всеобщего уважения прав человека и принцип добросовестного выполнения международных обязательств. Под общепризнанной нормой международного права следует понимать правило поведения, принимаемое и признаваемое мировым сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного. Содержание указанных принципов и норм международного права может раскрываться, в частности, в документах Организации Объединенных Наций и ее специализированных учреждений. Конституция в ч. 4 ст. 15 включает общепризнанные принципы в правовую систему государства. Общепризнанные принципы и нормы международного права содержатся в международных нормативных актах и официальных документах, например:

  • гласность судебных процессов, право обвиняемого на защиту, презумпция невиновности, уважение чести и достоинства личности, в частности, в уголовном процессе, неприкосновенность жилища, защита частной жизни, недопустимость произвольных арестов (Международный пакт о гражданских и политических правах, 1966 г.);
  • запрет на применение пыток и бесчеловечное или унижающее достоинство обращение и наказание; право на свободу и личную неприкосновенность; немедленное доставление задержанного к судье для проверки законности задержания; справедливое публичное разбирательство дела в течение непродолжительного («разумного») срока независимым и беспристрастным судом; состязательное построение судебного процесса; презумпция невиновности; право обвиняемого защищать себя лично или через избранного либо оплачиваемого государством защитника; пересмотр дела вышестоящей судебной инстанцией (Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, Рим, 1950 г.);
  • гласность судопроизводства, обеспечение обвиняемому права на защиту, презумпция невиновности, уважение чести и достоинства личности, защита частной жизни, равенство граждан перед судом и законом (Всеобщая декларация прав человека, принятая 10 декабря 1948 года Генеральной Ассамблеей ООН).

Конституция РФ имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты не должны противоречить Конституции (ч. 1 ст. 15 Конституции РФ). Конституционные предписания содержат наиболее общие положения, лежащие в основе уголовного процесса в целом (равенство всех перед законом и судом; свобода и неприкосновенность личности; неприкосновенность частной жизни; охрана тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; неприкосновенность жилища; состязательность и равенство прав в суде и т.д.). Осуществление же уголовно-процессуальной деятельности невозможно без ограничения прав и свобод человека и гражданина, которые определены гл. 2 Конституции РФ. Так, согласно ч. 2 ст. 23 Конституции РФ, каждый имеет право на тайну переписки, телефонных, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения. В ст. 25 Конституции РФ закреплено положение о том, что жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных Федеральным законом или на основании судебного решения.

УПК РФ – является основным источником уголовно-процессуального права России. 22 ноября 2001 года Государственной Думой РФ был принят указанный кодекс. Ранее действовавший УПК РСФСР 1960 г. со вступлением 1 июля 2002 года в силу УПК РФ утратил силу. Законы как источники уголовно-процессуального права можно разделить на три группы:

  • законы;
  • федеральные законы;
  • федеральные конституционные законы.

К первой группе можно отнести, например, Закон «О статусе судей в Российской Федерации» от 26 июня 1992 года № 3132-1. Вторая группа включает в себя: ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» от 17 января 1992 года № 2202-1-ФЗ, ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ, ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 15 июля 1995 года № 103-ФЗ, ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации» от 17 декабря 1998 года № 188-ФЗ, ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» от 20 августа 2004 года № 113-ФЗ, ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» от 20 августа 2004 года № 119-ФЗ и т.д. Третью группу образуют такие нормативные акты, как ФКЗ «О военных судах в РФ» от 23 июня 1999 года; ФКЗ «О судебной системе РФ» от 31 декабря 1996 года № 1-ФКЗ; ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» от 21 июля 1994 года № 1-ФКЗ.

Читайте также:  Сбербанк России – это… Что такое Сбербанк России?

Определенное регулятивное воздействие на деятельность участников уголовного судопроизводства и отношения, складывающиеся между ними в процессе производства по делу, оказывают подзаконные правовые акты, решения высших судов, официальные указания должностных лиц (Министра внутренних дел РФ, Генерального прокурора РФ и т.п.). Однако официальными источниками уголовно-процессуального права они не признаны. Некоторые из них имеют принципиально значение для формирования практики правоприменения и требуют некоторого комментария. Так, постановления Пленума Верховного Суда РФ, обладают руководящим значением для формирования единой судебной практики в случае обнаружения пробелов и противоречий в уголовно-процессуальном или уголовном законодательстве и имеют для судов важный характер. Будучи актами органов судебной власти, а не высшего законодательного органа, такие постановления признаков закона не приобретают.

Постановления Конституционного Суда РФ имеют важное влияние на регулирование уголовно-процессуальной деятельности путем признания отдельных положений уголовно-процессуального закона не соответствующими Конституции РФ. В случае возникновения вопроса о том, соответствует ли Конституции РФ применяемое нормативное правило того или иного закона, следователь, дознаватель, прокурор или любой гражданин, принимающий участие в уголовном процессе, вправе обратиться в Конституционный Суд РФ с запросом о конституционности данного положения. В соответствии со ст. 36, 38, 101 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» запрос в Конституционный Суд РФ может быть направлен на любой стадии уголовного процесса. Решения Европейского Суда по правам человека являются важными правовыми средствами. Согласно ст. 1 ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод» от 30 марта 1998 года: «Российская Федерация… признает… юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протокола к ней…».

В некоторых случаях может возникнуть ситуация, при которой нормы процессуального закона, регламентирующей конкретный вопрос, не имеется, то есть процессуальный вопрос не может быть разрешен путем прямого применения имеющейся нормы. В связи с этим отметим, что при отправлении правосудия по гражданским делам важное значение имеет правило, предусмотренное ст. 1 ГПК РФ: в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства, суд применяет норму, регулирующую сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии такой нормы действует исходя из принципов осуществления правосудия в Российской Федерации (аналогия права). При применении аналогии необходимо иметь ввиду, что это возможно только тогда, когда действительно существует пробел в процессуальном праве, а не его видимость, и при этом не будут ущемлены права каких-либо лиц, которые гарантированы законом. В УПК РФ подобной нормы не предусмотрено.

Так, например, в ст. 144 УПК РФ закреплено, что субъект расследования при проверке сообщения о преступлении вправе получать объяснения. В подавляющем большинстве уголовных дел эти объяснения имеются. Но порядок получения объяснений в ходе проверки заявлений и сообщений о преступлениях не имеет правовой регламентации в уголовно-процессуальном законодательстве, поэтому на практике используется аналогия закона, а именно объяснение отбирается по аналогии с нормами УПК РФ, регламентирующими допрос. Или, например, в силу ст. 425 УПК РФ допрос несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого не может продолжаться без перерыва более 2 часов, а в общей сложности более 4 часов в день. Возникает вопрос: это ограничение связано только с допросом или иными следственными действиями (проверкой показаний на месте, очной ставкой и др.)? Прямой нормы в УПК РФ для ответа на этот вопрос не найдется. Но, в силу аналогии закона, в целях соблюдения прав несовершеннолетнего целесообразно эти ограничения распространить и на очную ставку, и на проверку показаний на месте. Принципиальная возможность применения аналогии в уголовном судопроизводстве подтверждается в решениях Конституционного Суда РФ и постановлениях Пленума Верховного Суда РФ.

Любая отрасль права включает в себя нормативно-правовые акты, образующие отраслевое законодательство. Уголовно-процессуальное законодательство, с одной стороны, обеспечивает законность деятельности субъекта расследования, прокурора и суда, с другой стороны – направлено на реализацию положений уголовного закона. Применение уголовного наказания невозможно без проведения надлежащей процедуры установления всех обстоятельств преступления с помощью доказательств. Вместе с тем уголовно-процессуальное законодательство призвано защищать от незаконного и необоснованного привлечения лиц к уголовной ответственности и осуждения; направлено на реабилитацию каждого, кто незаконно и необоснованно подвергся уголовному преследованию и осуждению. Уголовно-процессуальный закон нацелен на обеспечение такого порядка судопроизводства, который защищает человека и гражданина, а также общество и государство в случаях нарушений чьих-то прав и законных интересов в результате совершения преступлений; создание условий для раскрытия и расследования преступлений, изобличения и осуждения виновного, возмещения ущерба, причиненного преступлением; неукоснительное соблюдение процессуальных норм, охраняющих права и законные интересы, честь и достоинство всех участников уголовного судопроизводства. Закон является основным элементом права.

Материал из CrimLib.info

Источники уголовно-процессуального права — это содержащие уголовно-процессуальные нормы акты, образующие систему уголовно-процессуального права, обусловленную предметом его регулирования.

в) Уголовно-процессуальный кодекс РФ, принятый 18 декабря 2001 г. и введенный в действие с 1 июля 2002 г., за исключением положений, для которых Федеральным законом от 18 декабря 2001 г. № 177-ФЗ «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» установлены иные сроки и порядок введения в действие. УПК РФ является главным источником уголовно-процессуального права, поскольку именно он детально регламентирует порядок уголовного судопроизводства на территории РФ.

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

Ратификация некоторых международных договоров РФ может вызвать необходимость внесения изменений и дополнений в отдельные законодательные акты РФ. Подобное было в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод.16

Источники уголовно-процессуального права стран СНГ

Источником уголовно-процессуального права являются подписанные нашим государством международно-правовые акты о правах человека, имеющих непосредственное отношение к уголовному процессу. Среди них в первую очередь необходимо назвать Международный пакт о гражданских и политических правах, принятый Генеральной Ассамблеей ООН в 1966 г. на основе Всеобщей декларации прав человека от 1948 г., участником которого Россия давно является. С учетом вступления в Совет Европы и присоединением к его Уставу Россия стала также участником Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г.

Согласно ст. 15 Конституции России общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры России являются составной частью ее правовой системы. В настоящее время нормы международных правовых актов, предусматривающих основные права человека, в той или иной степени закреплены в Основном законе государства и уголовно-процессуальном законодательстве. В частности, право на свободу и личную неприкосновенность, право не подвергаться пыткам, право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности, и т.п. (ст. 7, 9, 10 Международного пакта о гражданских и политических правах).

Внедрение норм международного права в право внутригосударственное означает так называемую имплементацию. Среди способов ее осуществления применительно к уголовно-процессуальному праву используется в основном рецепция, т.е. восприятие внутригосударственным правом нормы международного права без изменения ее содержания, и трансформация, т.е. совокупность форм и методов преобразования норм международного права в нормы внутригосударственного права.

Однако не все международные нормы о правах человека, затрагиваемых при производстве по уголовным делам, в настоящее время закреплены тем или иным образом в российском уголовно-процессуальном праве. Возможно принятие новых международных правовых актов в области прав человека, нормы которых не сразу окажутся восприняты внутригосударственным правом или не будут восприняты им вообще. В подобных случаях при коллизии между требованиями международного договора и закона государства применению подлежат правила международного договора (ст. 15 Конституции РФ).

Тем самым конституционно в России установлен приоритет международного договора, открывающий дорогу непосредственному применению нормы международного права в различных областях внутригосударственной деятельности, в том числе при производстве по уголовным делам. Однако более предпочтительным представляется все же традиционный путь, когда норма международного договора проходит стадию трансформации в национальное право, а затем обеспечивается национальными юридическими средствами, поскольку непосредственное применение судами и другими органами, ведущими уголовный процесс, норм международных договоров представляет известную сложность. Кроме того, в России еще не сложились традиции непосредственного применения международных норм и, соответственно, степень осведомленности о них даже профессиональных юристов довольно ограничена.

Тем не менее, судебная практика уже пошла по пути непосредственного применения норм международного права в уголовном процессе. Так, пленум Верховного Суда Российской Федерации разъяснил, что, в соответствии со ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно. Исходя из этого жалоба лица, задержанного по подозрению в совершении преступления, его защитника или законного представителя относительно законности и обоснованности задержания должна приниматься судом к производству и разрешаться по существу применительно к порядку и по основаниям, предусмотренным уголовно-процессуальным законодательством Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. N 6 «О выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 г. N 3 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей», т.е. согласно ст. 220 УПК, рассчитанной первоначально на судебную проверку ареста и продления срока содержания под стражей.

Существуют и другие авторитетные международные документы, положения которых имеют определенное значение для решения ряда процессуальных вопросов. К ним можно отнести, например, одобренные Генеральной Ассамблеей ООН Основные принципы независимости судей, Декларацию принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью и Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению под стражу, в какой бы то ни было форме. Эти и подобные им документы не являются юридически обязательными, но их положения должны приниматься во внимание при подготовке и принятии законодательных актов, а равно в процессе их применения.

Значительное практическое значение для регулирования уголовного судопроизводства имеют договоры о правовой помощи. В них решаются многие вопросы сотрудничества правоохранительных органов при расследовании и осуществлении правосудия по уголовным делам. В свое время договоры были заключены со всеми восточноевропейскими странами, входившими в так называемый социалистический лагерь, а также некоторыми другими. В наши дни среди международных документов такого рода видное место отводится разработанной государствами — членами СНГ Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Она была одобрена в Минске 22 декабря 1993 г. и вступила в силу 10 декабря 1994г.. В ней имеется раздел IV “Правовая помощь по уголовным делам”, в котором установлены согласованные правила о выдаче лиц, совершивших преступления, уголовном преследовании по просьбе государств — членов Конвенции, о взаимном предоставлении информации, а также совершении некоторых других действий, связанных с производством по уголовным делам.

Внедрение норм международного права в право внутригосударственное означает так называемую имплементацию. Среди способов ее осуществления применительно к уголовно-процессуальному праву используется в основном рецепция, т.е. восприятие внутригосударственным правом нормы международного права без изменения ее содержания, и трансформация, т.е. совокупность форм и методов преобразования норм международного права в нормы внутригосударственного права.

Классификация источников уголовно-процессуального права

Наиболее распространенные критерии классификации источников уголовно-процессуального права:

  • значение источника;
  • сфера действия;
  • юридическая сила.

В зависимости от значения все источники процессуального права подразделяются на: основные (содержат основную долю процессуальных норм); дополнительные (содержат отдельные, не включенные в уголовно-процессуальную кодификацию, нормы). По сфере действия источники права делятся на национальные и международные.

В зависимости от юридической силы формируется система источников процессуального права. На вершине этой иерархии находится Конституция РФ, международно-правовые акты. Для практического, повседневного применения при рассмотрении уголовных дел основным источником права является УПК.

По правовой природе источники уголовного права подразделятся на две взаимосвязанные группы: информационные и нормативные (нормативные акты, принятые на уровне федерального законодательства) источники. Информационные источники отличаются от нормативно-правовых актов отсутствием выраженной иерархии, что обусловлено: различной правовой природой разных источников; возможностью использовать источники и правоприменителем, и законодателем; разной степенью обязательности исполнения закрепленных в информационных источниках положений.

Задай вопрос специалистам и получи
ответ уже через 15 минут!

В зависимости от того, насколько сильно информационные источники воздействуют на процесс формирования процессуального права их делят на основные и неосновные. Некоторые правоведы к информационным источникам процессуального права относят: прокурорскую, судебную и следственную практики.

В РФ Конституция, в силу суверенитета государства, имеет приоритетное положение над нормами международных договоров. Конституционный Суд обладает правом проверять международные договоры, не вступившие в силу, на предмет их соответствия Конституции. УПК РФ и Конституция РФ признают общепризнанные международные нормы и договоры частью российского уголовно-процессуального законодательства, в результате чего суды могут напрямую ссылаться на их положения.

2.1. Источники уголовно-процессуального права.

Уголовно-процессуальный закон – это обладающий высшей юридической силой нормативный акт, принятый представительным законодательным органом государства, регулирующий общественные отношения в сфере уголовного судопроизводства.

Уголовно процессуальное законодательство призвано обеспечивать защиту каждого гражданина, общества и государства от противоправных посягательств посредством создания условий раскрытия преступлений, привлечения виновного к ответственности, возмещения ущерба, причиненного преступлением, при строгом соблюдении прав и законных интересов, чести и достоинства всех участников уголовного процесса.

Предписания уголовно-процессуального закона в равной степени обязательны как для органов расследования, прокуратуры, суда, так и для иных субъектов судопроизводства.

Особенностью процессуального законодательства является то, что оно действует лишь в связи с применением уголовного закона, при решении вопроса о возбуждении уголовного дела, расследовании преступления и судебном разбирательстве.

Значимость уголовно-процессуальных норм определяется следующими обстоятельствами:

1. Они устанавливают наиболее рациональный порядок деятельности органов расследования, прокуратуры и суда в борьбе с преступностью. Каждое правило уголовного судопроизводства продиктовано проверенной на практике целесообразностью, которая обеспечивает наиболее эффективные пути и методы отыскания, закрепления доказательств и их оценки.

2. Регламентируя деятельность органов, осуществляющих судопроизводство, они определяют их компетенцию (права и обязанности) и тем самым способствуют не только раскрытию преступления и изобличению виновного, но также и правильному применению уголовных законов.

3. Уголовно-процессуальные нормы определяют характер и границы взаимоотношений правоприменительных органов (должностных лиц) с иными участниками судопроизводства, предоставляют им необходимые права и возлагают определенные обязанности.

Таким образом, лишь при точном и неуклонном исполнении законов, в том числе уголовно-процессуального, возможно всемерное укрепление законности и общественного порядка, что является непременным условием успешного развития общества в стране.

Внешней формой выражения уголовно-процессуального права являются нормативные акты, закрепляющие государственные волеизъявления в сфере уголовного судопроизводства.

Вопрос об источниках уголовно-процессуального права имеет свою специфику, отличающую его от других отраслей права (например, административного, трудового, финансового и др.). В большинстве отраслей права в силу указаний самого закона источниками права являются не только законы, но и нормативные акты ведомств, администрации учреждений, а также исполнительных и распорядительных органов. В уголовно-процессуальном праве основным источником является федеральный закон, т. е. принимаемый высшим законодательным органом РФ нормативно-правовой акт. Он содержит положения, регулирующие порядок судопроизводства по уголовным делам и возникающие при этом отношения. Это обусловлено тем, что в данной сфере деятельности государства могут быть ограничены либо затронуты действиями или решениями соответствующих должностных лиц конституционные права и свободы граждан.

Поэтому основания и пределы возможного ограничения или лишения этих прав регламентируются только законом, а не ведомственным или иным актом органов управления.

Совокупность (систему) правовых актов, являющихся источниками уголовно-процессуального права, составляют следующие федеральные законы:

1. Конституция Российской Федерации.

Основной закон страны имеет высшую юридическую силу, прямое действие, применяется на всей территории России, служит юридической базой для любого отечественного законодательства. Все иные законы и правовые акты не должны ей противоречить.

Конституционные положения, которые касаются уголовного судопроизводства, преимущественно сосредоточены в гл. 2 и 7, где получили свое закрепление права и свободы человека и гражданина, а также компетенция судебной власти. Эти предписания содержат базисные институты, лежащие в основе уголовного процесса в целом: равенство всех перед законом и судом; неприкосновенность личности, частной жизни, жилища; охрана тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; презумпция невиновности и т. д.

Конституцией утвержден правовой институт судебной власти в действующем законодательстве, регламентированы самостоятельность судебной власти и ее право действовать свободно, независимо от других ветвей власти. Так, в Основном законе провозглашен принцип недопустимости повторного осуждения за одно и то же преступление (ч. 1 ст. 50) и закреплены нормы, согласно которым:

а) при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона (ч. 2 ст. 50);

б) никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников (ст. 51).

Эти нормы имеют определяющее значение для процедуры уголовно-процессуального доказывания и реального осуществления всего комплекса законных прав на защиту от предъявленного обвинения. «Заключительные и переходные положения» Конституции РФ содержат некоторые правила введения в действие конституционных норм, в том числе и уголовно-процессуальных, порядка рассмотрения дел судом с участием народных заседателей, ареста, содержания под стражей и задержания лиц по подозрению в совершении преступления.

2. Уголовно-процессуальный кодекс.

При всей своей значимости Конституция РФ не может, да и не должна, полно и всесторонне регламентировать все производство по уголовным делам. Эту задачу решает федеральный закон – Уголовно-процессуальный кодекс (УПК). Развивая конституционные положения, он формулирует общие задачи и компетенцию органов дознания, следствия, прокуратуры и суда в борьбе с преступностью.

Структура действующего УПК построена в прямой зависимости от содержания и этапности производства по уголовным делам. Он состоит из 6 частей, 19 разделов, 57 глав, 476 статей.

3. Иные федеральные законы.

УПК является хотя и основным, но не единственным законом, регулирующим уголовное судопроизводство. Источниками уголовно-процессуального права служат и иные федеральные законы РФ, в той или иной степени регулирующие вопросы рассматриваемой сферы государственной деятельности.

К ним, в частности, относятся законы, определяющие устройство судов, их компетенцию, статус судей, структуру и полномочия милиции, налоговой полиции, федеральной службы безопасности, прокуратуры, а также принципы организации, права и обязанности адвокатов.( См законы «О судебной реформе РФ» от 31 декабря 1996 г, «О судоустройстве РСФСР» от 8 июля 1981 г , «О статусе судей РФ» от 26 июня 1992 г , «О милиции» от 18 апреля 1991 г , «Об органах Федеральной службы безопасности в РФ» от 3 апреля 1995 г , «О прокуратуре РФ» от 17 января 1992 г , с изменениями и дополнениями от 18 октября 1995 г, «Положение об адвокатуре в РСФСР» от 20 ноября 1980 г, «Об исполнительном производстве» от 21 июля 1997 г).

4. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации.

Согласно Конституции (ч. 4 ст. 15) общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные по сравнению с предусмотренными законом правила, то применяются правила международного договора. Наиболее значимые, имеющие непосредственное отношение к уголовному судопроизводству положения содержатся во Всеобщей декларации прав человека (1948); Международном пакте о гражданских и политических правах (1966); Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека (1950); Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих видов обращения и наказания (1984).

Практическое значение для регулирования уголовного судопроизводства имеют также договоры о правовой помощи, в которых решаются многие вопросы сотрудничества правоохранительных органов при расследовании и осуществлении правосудия по уголовным делам. Такие договоры заключены Россией со всеми восточноевропейскими странами, с государствами – членами СНГ и некоторыми иными странами.

5. Постановления Конституционного Суда Российской Федерации.

Все более заметную роль в формировании уголовно-процессуального права приобретают постановления Конституционного Суда России, к компетенции которого относится разрешение дел о соответствии федеральных законов Конституции РФ, в том числе и норм УПК.

Осуществляя конституционный контроль, Конституционный Суд вправе признать какой-то закон (в том числе регламентирующий уголовное судопроизводство) полностью или частично противоречащим Конституции РФ. Это означает, что закон в целом или его часть не подлежат применению. Решения (постановления) Конституционного Суда РФ обязательны на всей территории страны для всех органов государственной власти, местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

6. Указы Президента Российской Федерации.

Источником уголовно-процессуального права могут быть Указы Президента РФ. Согласно ст. 80 Конституции России он является гарантом Основного закона страны, т.е. высшим должностным лицом, которое обязано реально обеспечивать осуществление всех конституционных норм, в том числе о равной защите всех форм собственности, прав и свобод человека и гражданина, законных интересов общества и государства.

Указы Президента РФ, регламентирующие вопросы в области уголовного судопроизводства, носят исключительный характер. Они необходимы в качестве механизма, обеспечивающего оперативную корректировку федерального законодательства в условиях разгула преступности и чрезвычайной медлительности и не упорядоченности законотворческого процесса в стране.

Характеризуя структуру источников уголовно-процессуального права, следует сказать и о нормативных документах, которые не входят в эту систему, но широко используются в судопроизводстве.

Так, на уголовно-процессуальную деятельность значительное влияние оказывают разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации по вопросам судебной практики. Они, как правило, основываются на результатах изучения массы уголовных дел, рассмотренных судами в различных регионах страны, а также на анализе статистических показателей судебной работы. Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ источником норм права не являются. В них формулируются не новые правила, восполняющие пробелы законодательства, а рекомендации по конкретным вопросам применения действующего закона при производстве по уголовным делам. Руководящие разъяснения высшего судебного органа обязательны для всех судов, органов и должностных лиц, применяющих закон.

Читайте также:  Как заверить копии документов для налоговой

Аналогичное юридическое значение имеют также адресованные органам дознания, предварительного следствия и прокуратуры ведомственные акты: приказы и указания Генерального прокурора РФ, министра внутренних дел и руководителей других министерств и ведомств страны, правомочных возбуждать и расследовать уголовные дела. Главная их особенность состоит в том, что они не должны противоречить закону или корректировать его и издаются руководителями министерств (ведомств) в пределах предоставленных им полномочий. Эти полномочия закреплены в актах, которые определяют основы организации и деятельности конкретного министерства или ведомства.

Согласно Конституции (ч. 4 ст. 15) общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные по сравнению с предусмотренными законом правила, то применяются правила международного договора. Наиболее значимые, имеющие непосредственное отношение к уголовному судопроизводству положения содержатся во Всеобщей декларации прав человека (1948); Международном пакте о гражданских и политических правах (1966); Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека (1950); Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих видов обращения и наказания (1984).

Международные договора РФ

Рассмотрев, что такое уголовно процессуальное право, нужно более детально изучить его источники. Первым на очереди и в иерархии, находятся международные договора, ратифицированные РФ. Согласно 4 части 15 статьи Конституции, они по сути являются составной частью ее правовой системы.

Россия является полноправным приемником СССР. Таким образом международные договора СССР также являются частью правовой системы РФ.

В первой части второй статьи УПК РФ сказано, что судопроизводство по уголовным делам на территории России, независимо от места совершения преступных действий, ведется в соответствии с УПК РФ, если международным договором не установлено иное. Таким образом подчеркнут приоритет международного права в регламентации судопроизводства.

Подобные принципы и нормы содержатся в огромном количестве международных актов. В первую очередь к таким правоустанавливающим документам нужно отнести ВДПЧ. Она принята генассамблеей ООН в 1948 году. Основные положения декларации заключаются в следующем:

  • каждый имеет право на жизнь, свободу, а также неприкосновенность;
  • никто не может быть подвергнут пыткам, бесчеловечным или унижающим достоинство наказаниям;
  • все люди равны перед лицом закона;
  • ни один человек не может быть произвольно задержан или изгнан;
  • каждый гражданин, обвиняемый в совершении преступного действия считается невиновным пока в установленном законом порядке не будет доказано обратное;
  • ни один человек не может быть подвергнут произвольному вмешательству в личную жизнь. Кроме того, жилище каждого гражданина неприкосновенно.

ВДПЧ содержит основополагающие элементы, на которых базируется уголовное процессуальное право. Все вышеперечисленные статьи хорошо прослеживаются в уголовно процессуальном законодательстве РФ.

Еще одним значимым источником является «Международный пакт о правах», ратифицированный СССР в 1976 году. В этом документе отображены такие важные принципы судопроизводства, как гласность процессов, право на защиту, презумпция невиновности, а также защита частной жизни.

Помимо прочего, российское законодательство опирается на такой важный источник, как «Европейская конвенция», также носящая название «Римская конвенция». Она стала источником уголовно процессуального права России после того, как в 1998 году была ратифицирована верхней и нижней палатами парламента, то есть, Советом Федерации и Государственной Думой. Основные положения конвенции таковы:

  • запрет пыток и унижающего достоинства обращения;
  • гарантии на свободу. В соответствии с этим положением строго ограничено число оснований для задержания;
  • право на публичное разбирательство в течение разумного срока беспристрастным судом.

В соответствии с вышеперечисленными международными договорами, ратифицированными СССР, а позже РФ, сформировано уголовно правовое законодательство страны.


В уголовно процессуальном праве нашла отображение и Конституция. Этот главный закон имеет высшую юридическую силу, а его нормы имеют прямое действие. Простыми словами, законы и прочие правовые акты, не могут противоречить положениям Конституции.

Источники уголовно-процессуального права

В теории государства и права под источниками права пони­маются способы закрепления и выражения правовых норм, а термин «источники права» употребляется для обозначения внешних форм выражения юридических норм 16 . Правовые нормы закреплены, выражены в нормативных правовых актах. Уголовно-процессуальные нормы сформулированы в соответст­вующих нормативных правовых актах, к которым и следует об­ращаться участникам уголовного процесса при производстве по материалам и уголовным делам как к источникам уголов­но-процессуального права.

Источники уголовно-процессуального права — это норма­тивные правовые акты, в которых выражены, закреплены уго­ловно-процессуальные нормы.

Каждая отрасль права имеет свой круг источников. В одних отраслях права этот круг достаточно широкий, куда входят также и подзаконные нормативные правовые акты, например, в банковском праве, финансовом праве, таможенном праве и ряде других отраслей права. В некоторых других отраслях пра­ва круг источников чрезвычайно узок. Например, в уголовном праве источником является только Уголовный кодекс Респуб­лики Беларусь 17 . В соответствии с ч. 2 ст. 1 УК этот закон явля­ется единственным уголовным законом, действующим на тер­ритории Республики Беларусь. Ни в Конституции, ни в других законах Республики Беларусь уголовно-правовых норм не име­ется. Новые законы, предусматривающие уголовную ответст­венность, подлежат включению в УК.

Такое законодательное решение относительно уголовно-про­цессуальных норм невозможно, поскольку основополагающие принципы уголовного процесса закрепляются в международ­но-правовых актах, Конституции. Иногда по материалам и уголовным делам возникает необходимость производства про­цессуальных действий на территории других государств, что должно быть регламентировано в отдельных нормативных правовых актах международного характера. Однако уголовно-

процессуальные нормы, регламентирующие уголовно-процес­суальную деятельность в Республике Беларусь, кодифицируются и сведены в единый закон — Уголовно-процессуальный кодекс. Это способствует установлению единой правоприменительной практики, исключает дублирование одних и тех же норм в раз­ных нормативных правовых актах, а порой и их разночтение.

В статье 1 УПК 1960 года источниками уголовно-процессуа­льного права были названы УПК и другие законы. Неопределен­ность относительно системы источников уголовно-процессуаль­ного права в прежнем УПК приводила к тому, что уголовно-про­цессуальные нормы законодателем размещались, кроме УПК, и в других нормативных правовых актах: в Законах Республики Беларусь — «О Прокуратуре Республики Беларусь» от 29 янва­ря 1993 г., «Об адвокатуре» от 15 июня 1993 г., «О правах ребен­ка» от 19 ноября 1993 г. и др. Иногда одни и те же нормы в раз­ных законодательных актах по содержанию не совпадали. На­пример, согласно ч. 2 ст. 179 УПК 1960 г., санкции прокурора или его заместителя на извлечение трупа из места захоронения (эксгумацию) не требовалось, а в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 24 указанного Закона Республики Беларусь «О Прокуратуре Рес­публики Беларусь» это следственное действие могло быть про­ведено только с санкции прокурора или его заместителя.

В отличие от УПК 1960 года в действующем УПК четко обо­значены источники уголовно-процессуального права. В ста­тье 1 УПК, где изложена их система, указаны только три ис­точника: Конституция, УПК и международные договоры Рес­публики Беларусь, определяющие права и свободы человека и гражданина.

Конституция Республики Беларусь является основой все­го законодательства, в том числе и уголовно-процессуального. В Конституции закреплены демократические принципы орга­низации и функционирования судебной власти, которые отра­жены в соответствующих нормах УПК: независимости судей и подчинения их только закону (ст. 110), осуществления правосу­дия на основе Конституции и принятых в соответствии с ней иных нормативных актов (ст. 112), открытости разбирательства дел во всех судах, за исключением случаев, определенных зако­ном (ст. 114), осуществления правосудия на основе состязате­льности и равенства сторон в процессе, обжалование сторонами и лицами, участвующими в процессе, решений, приговоров и других судебных постановлений (ст. 115).

Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь, основываясь на Конституции Республики Беларусь, устанавливает порядок деятельности органов, ведущих уголовный про­цесс, а также права и обязанности участников уголовного про­цесса. Установленный УПК Республики Беларусь порядок про­изводства по материалам и уголовному делу является единым и обязательным для всех органов и должностных лиц, ведущих уголовный процесс, а также для иных участников уголовного процесса. В случае противоречия между нормами УПК Респуб­лики Беларусь и Конституцией Республики Беларусь действу­ют положения Конституции (ст. 1 УПК).

УПК основан также на положениях международных актов, определяющих права и свободы человека и гражданина, ранее действовавшего уголовно-процессуального, а также другого от­раслевого законодательства Республики Беларусь и законода­тельства зарубежных государств. При подготовке проекта УПК 1999 года принимались во внимание достижения науки уголов­ного процесса и результаты правоприменительной практики прежнего уголовно-процессуального законодательства.

Международные договоры Республики Беларусь, опреде­ляющие права и свободы человека и гражданина, применяются в уголовном процессе наряду с УПК.

Важное значение для уголовно-процессуальной деятельно­сти органов, ведущих уголовный процесс, имеют такие между­народно-правовые акты, хотя и не являющиеся международны­ми договорами, как Всеобщая Декларация прав человека от 10 декабря 1948 г., Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих до­стоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г., Конвенция о правах ребенка от 20 ноября 1989 г., Минималь­ные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовер­шеннолетних (Пекинские правила) от 10 декабря 1985 г., Де­кларация о праве и обязанности отдельных лиц, групп и орга­нов общества поощрять и защищать общепризнанные права че­ловека и основные свободы от 9 декабря 1998 г., Кодекс поведе­ния должностных лиц по поддержанию правопорядка от 17 де­кабря 1979 г., Руководящие принципы, касающиеся роли лиц, осуществляющих судебное преследование (приняты VIII Конг­рессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями) от 7 сентября 1990 г., Свод принципов за­щиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме от 9 декабря 1988 г., Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений излоупотреблений властью от 29 ноября 1985 г., Декларация глав государств — участников Содружества Независимых Госу­дарств о международных обязательствах в области прав челове­ка и основных свобод от 24 сентября 1993 г. и др. Напрямую они не регламентируют деятельность органов уголовного пре­следования и суда при производстве по материалам и уголов­ным делам. Положения международных актов были включены в проект Конституции 1994 г. и не претерпели изменений при внесении в нее изменений и дополнений в 1996 и 2004 гг. В со­ответствии со ст. 8 Конституции Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства. Впоследст­вии положения международно-правовых актов, получившие в Республике Беларусь статус конституционных, были учтены при разработке УПК 1999 г.

Вместе с тем имеются международно-правовые акты, кото­рые непосредственно регламентируют деятельность органов уголовного преследования и суда при необходимости проведе­ния процессуальных действий по уголовным делам на террито­рии других государств. К ним относятся: Конвенция о право­вой помощи и правовых отношениях по гражданским, семей­ным и уголовным делам от 7 октября 2002 г., Договор между Республикой Беларусь и Китайской Народной Республикой о правовой помощи по гражданским и уголовным делам от 11 ян­варя 1993 г. и Договор между ними о выдаче от 22 июня 1995 г., Договор между Республикой Беларусь и Латвийской Республи­кой о правовой помощи и правовых отношениях по граждан­ским, семейным и уголовным делам от 21 февраля 1994 г., До­говор между Республикой Беларусь и Литовской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, се­мейным и уголовным делам от 20 октября 1992 г., Договор между Республикой Беларусь и Республикой Польша о право­вой помощи и правовых отношениях по гражданским, семей­ным, трудовым и уголовным делам от 26 октября 1994 г., До­говор между Республикой Беларусь и Социалистической Рес­публикой Вьетнам о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным, трудовым и уголовным делам от 14 сентября 2000 г., Договор между Республикой Беларусь и Республикой Индия о взаимной правовой помощи по уголов­ным делам от 5 октября 2005 г., Договор между Республикой Беларусь и Республикой Индия о выдаче от 16 апреля 2007 г., Договор между Республикой Беларусь и Исламской Республи­кой Иран о правовой помощи по гражданским и уголовным делам от 7 ноября 2006 г. Кроме того, Республика Беларусь под­твердила правопреемство в отношении Договоров между Сою­зом Советских Социалистических Республик с одной стороны и с другой стороны Чехословацкой Социалистической Республи­кой «О правовой помощи и правовых отношениях по граждан­ским, семейным и уголовным делам» от 12 августа 1982 г. (До­говор с Чехословакией в настоящее время действует только в отношениях со Словацкой Республикой), Республикой Куба «О правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам» от 28 ноября 1984 г.,Венгерской Народной Республикой «Об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам» от 15 июля 1958 г.,Финляндской Республи­кой о правовой защите и правовой помощи по гражданским, се­мейным и уголовным делам от 11 августа 1978 г. Указанный Договор между Союзом Советских Социалистических Респуб­лик и Финляндской Республикой не действует на территории Республики Беларусь, поскольку до настоящего времени не по­лучено подтверждение финляндской Стороны о его примене­нии, в то время как Республика Беларусь подтвердила право­преемство в отношении этого договора постановлением Прези­диума Верховного Совета Республики Беларусь от 11 мар­та 1994 г.

Эти международные договоры, являясь одним из источни­ков уголовно-процессуального права, применяются в уголов­ном процессе наряду с УПК. В ст. 20 Закона Республики Бела­русь «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» от 10 января 2000 г. и в ст. 15 Закона Республики Беларусь «О международных договорах Республики Беларусь» от 23 ок­тября 1991 г. установлено, что нормы права, содержащиеся в международных договорах Республики Беларусь, вступивших в законную силу, являются частью действующего в стране за­конодательства.

При производстве по уголовным делам иногда возникает необходимость производства следственных и иных процессуа­льных действий на территории других государств, решения во­просов о выдаче лиц, находящихся на территории другого госу­дарства (экстрадиции) и т. д. В таких случаях органы, ведущие уголовный процесс, руководствуются правилами, установлен­ными в указанных международных договорах. Согласно ч. 5 ст. 1 УПК, если международным договором Республики Бела­русь не определен порядок оказания международной правовой помощи по уголовным делам, то при оказании такой помощи применяется порядок, установленный УПК. Правовая помощь в таких случаях оказывается на основе принципов взаимности (ст. 469-519 УПК).

В УПК имеется ряд бланкетных норм, которые отсылают к другим нормативным правовым актам. В данных случаях сама бланкетная норма не регламентирует указанные в этой норме правоотношения, которые возникают при производстве по материалам и уголовным делам. В ней указывается другой нормативный правовой акт, который регулирует эти правоотно­шения. Поэтому к источникам уголовно-процессуального пра­ва относятся также те законодательные акты, на которые име­ются ссылки в УПК Республики Беларусь. Нормы этих законо­дательных актов регулируют те правоотношения, возникающие при производстве по материалам и уголовным делам, которые не регламентированы УПК Республики Беларусь.

Бланкетные нормы установлены в ч. 3 ст. 22; ч. 3 ст. 122; ч. 4 ст. 132; ч. 4 ст. 148; ст. 153; ч. 2 ст. 156; ст. 157; ч. 2 ст. 460; ч. 2 ст. 464; ст. 469; ч. 1 ст. 470; ч. 2 ст. 472; ст. 473 УПК.

В большинстве из перечисленных норм указаны конкрет­ные нормативные правовые акты. Например, в ч. 4 ст. 132 УПК указано, что арест не может быть наложен на залог, а также на имущество, являющееся предметами первой необходимости, пе­речень которых содержится в приложениях к Уголовно-испол­нительному кодексу; в ч. 4 ст. 148 УПК предусмотрено,что если процессуальные отношения, возникшие в связи с гражданским иском, не урегулированы УПК, то применяются нормы граж­данского процессуального законодательства, если они не проти­воречат УПК; в ч. 2 ст. 460 УПК отмечено, что по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 460 УПК и соответствующими стать­ями ГК, орган, ведущий уголовный процесс, в случае признания его действий и решений незаконными, обязан принять меры по возмещению физического, имущественного и морального вреда, причиненного физическому лицу.

Поскольку УПК не регламентирует указанные вопросы, свя­занные с производством по уголовному делу, и отмечает, что они регламентируются нормами конкретных нормативных пра­вовых актов, то эти акты в данных случаях являются источни­ками уголовно-процессуального права.

В отдельных статьях УПК дается отсылка на другие норма­тивные правовые акты, но не указывается, какие имеются в виду. Например, в ч. 3 ст. 22 УПК указано, что гарантии незави­симости судей установлены Конституцией, УПК и другими за­конами. Хотя конкретно не указано, какие имеются в виду за­коны, но известно, что таким законом является Кодекс Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, где определены гарантии независимости судей при рассмотрении и разрешении уголовных дел (ст. 85-87).

Таким образом, источниками уголовно-процессуального пра­ва являются:

1) Конституция Республики Беларусь;

2) Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь;

3) международные договоры Республики Беларусь;

4) законодательные акты, на которые имеются ссылки в
ряде статей УПК.

Важное значение в уголовном процессе имеют заключения и решения Конституционного Суда Республики Беларусь, а так­же разъяснения Пленума Верховного Суда Республики Бела­русь, постановления, приказы и инструкции Генерального про­курора Республики Беларусь, Министерства внутренних дел Республики Беларусь и других ведомств, осуществляющих уго­ловно-процессуальную деятельность. Источниками уголовно-процессуального права они не являются, так как не создают но­вых уголовно-процессуальных норм. Эти подзаконные норма­тивные акты способствуют правильному применению уголов­но-процессуального закона органами, ведущими уголовный про­цесс. В них даются толкования, разъяснения по применению уголовно-процессуального законодательства, которые должны соответствовать Конституции и законам Республики Беларусь.

Следует отметить, что иногда в юридической литературе можно встретить мнение, что к источникам уголовно-процессу­ального права относится и Закон Республики Беларусь от 30 мар­та 1994 г. «О Конституционном Суде Республики Беларусь», поскольку решения Конституционного Суда Республики Бела­русь обязательны для исполнения на территории Республики Беларусь всеми государственными органами, предприятиями, учреждениями, организациями, должностными лицами и граж­данами 18 . Действительно, согласно ст. 10 указанного Закона, решения Конституционного Суда обязательны для исполнения на территории Республики Беларусь, но это те решения, кото­рыми отдельные нормативные правовые акты признаны не со­ответствующими Конституции либо актам, обладающим более высокой юридической силой. Такие акты в соответствии со ст. 9 этого Закона считаются утратившими силу в целом или в опре­деленной их части с момента, определяемого Конституцион­ным Судом. В ст. 7 этого же Закона предусмотрено,что Конституционный Суд вправе вносить Президенту Республики Бела­русь, палатам Парламента Республики Беларусь, Совету Мини­стров Республики Беларусь, другим государственным органам в соответствии с их компетенцией предложения о необходимо­сти внесения в акты действующего законодательства измене­ний и дополнений, принятия новых нормативных актов. Из это­го следует, что Конституционный Суд не создает новых, в том числе и уголовно-процессуальных, норм. Уголовно-процессуа­льные нормы создаются теми государственными органами, ко­торые уполномочены на это Конституцией. В соответствии со ст. 41 Закона «О Конституционном Суде Республики Бела­русь», ст. 77 Регламента Конституционного Суда Республики Беларусь от 18 сентября 1997 года Конституционный Суд мо­жет давать толкования своим решениям, которыми разъясня­ет, как применять уголовно-процессуальный закон, а в случае наличия в нем пробелов разъясняет, какими статьями Консти­туции следует руководствоваться, учитывая непосредственный характер действия ее норм.

4) законодательные акты, на которые имеются ссылки в
ряде статей УПК.

Источники трудового права и их особенности

Под источниками трудового права сле­дует понимать результаты (продукты) правотворческой деятельно­сти государства, а так же совместного нормотворчества работодателей и работников (их представителей) в сфере регулирования тру­довых и иных непосредственно связанных с ними отношений.

Источники ТП различаются по тем юр. формам, в которых воплощаются общеобязательные нормы или иные установления, издаваемые от имени государства. Другими словами, источники- это НПА: законы, указы, постановления, иные НПА, регулирующие трудовые и иные непосредственно связанные с ними отношения.

ерархия источников получило свое выражение в ст.5 Т, где акты располагаются по их юр силе и сфере действия. При этом закреплен приоритет ТК перед другими ФЗ. Каждый нижестоящий по своей юр силе НПА не может противоречить вышестоящему.

Классификация источников:

1. По юридической силе:

– КРФ; ТК РФ и иные ФЗ; указы Президента РФ;

– постановления Прав-ва РФ;

– акты фед-х органов исп власти;

– конституции (уставы), законы и и ные НПА субъектов РФ;

– акты органов МСУ;

2. По содержанию и целевой направленности источники ТП следует подразделять на НА:

– регулирующие общие вопросы ТП (КРФ, ТК);

– регулирующие отдельные вопросы конкретных институтов, входящих систему ТП (н-р, ФЗ «О коллективных договорах и соглашениях», «О порядке разрешения коллективных трудовых споров» и др.);

– регулирующие трудовые правоотношения спец-х субъектов (н-р, ФЗ «О гос гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях»).

3. По сфере действия источники бывают: федеральными (акты органов РФ), региональные (акты субъектов РФ), территориальные (акты органов МСУ) и локальные (акты конкретных организаций).

Система источников имеет свои особенности, главными из которых яв-ся:

1) соотношение единства и дифференциации в правовом регулировании отношений.

Это означает, что, с одной стороны, правовое регулирование трудовых отношений и тесно связанных с ними иных отношений происходит как посредством общего (единого) зак-ва, так и посредством его сочетания со специальным (дифференцированным) зак-вом.

2) наличие в системе большого числа межд-х актов, ратифицированных бывшим СССР и РФ. К их числу относятся акты ООН, конвенции и рекомендации Медж-ой организации труда (МОТ).

3) определенное сочетание централизованного, регионального, территориального и локального регулирования. При этом норма более низкого иерархического уровня по своему содержанию не может ухудшать положение работника по сравнению с нормой более высокого уровня.

4) участие в формировании системы источников работников, профсоюзов и работодателей. Такое участие осущ-ся через систему соц партнерства путем принятия соглашений и коллективных договоров.

3. По сфере действия источники бывают: федеральными (акты органов РФ), региональные (акты субъектов РФ), территориальные (акты органов МСУ) и локальные (акты конкретных организаций).

Ссылка на основную публикацию