Присвоение найденного имущества УК РФ

защита прав в суде без адвоката

Если в течение 6 месяцев с момента такого заявления о находке в полицию или в орган местного лицо, имеющее право получить находку, не будет установлено или оно само не заявит о своем праве на вещь нашедшему ее лицу либо в полицию или в орган местного самоуправления, гражданин нашедший вещь приобретает на нее право собственности

Ответственность за присвоение найденного имущества

Ответственность за присвоение найденного имущества

В действующем российском законодательстве понятие присвоения найденного имущества отсутствует. Сам термин «присвоение» обозначает лишь преступление, предусмотренное ст.160 УК РФ – действия в отношении вверенного лицу чужого имущества. Между тем присвоение найденного происходит в реальной жизни, и эти факты порождают проблему их правовой оценки, проблему противоправности или правомерности такого поведения.

Присвоение чужого имущества, найденного лицом или случайно у него оказавшегося, в течение долгого времени считалось преступлением. Соответствующие запреты содержались в Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями (ст.ст.178 и 179), Уголовном уложении (ст.ст.571-573), Уголовном кодексе РСФСР 1926 г. (ч.2 ст.168). В первоначальной редакции Уголовного кодекса РСФСР 1960 г. данное преступление было предусмотрено только как посягательство на государственную или общественную собственность. Законом от 29 апреля 1993 г. ст.97 была исключена из УК РСФСР. Однако ФЗ от 1 июля 1994 г. воссоздал данный запрет уже в отношении любой формы собственности (ст.148-4). В УК РФ при его принятии подобная норма не вошла.

За время действия УК РФ проблема правовой оценки присвоения найденного возникала и возникает в деятельности правоохранительных органов и суда. Данная проблема встает перед гражданами, теряющими свое и находящими чужое имущество, в том числе при отсутствии в связи с этим какого-либо официального производства (в частности, об этом свидетельствуют Интернет-форумы и вопросы практикующим юристам). Считаем, что в последние десятилетия данная проблема обострилась в связи с тем, что технический прогресс привел к распространению дорогостоящих и небольших по размеру вещей, которые легко потерять (мобильных телефонов, смартфонов, планшетов, плееров и т.п.)

Мы видим два аспекта данной проблемы. Первый – формально-юридический, второй – практический.

Первый аспект заключается в том, что действующий уголовный закон не содержит нормы об ответственности за присвоение найденного. Следовательно, уголовная ответственность за такое поведение невозможна. Констатируя данный факт, А.И. Бойцов тем не менее отмечает, что присвоение найденного огнестрельного оружия, боеприпасов, наркотических средств и т.д. остаётся разновидностью преступного приобретения таких предметов, наказуемого по ст.ст.222 и 228 УК РФ74. По нашему мнению, присвоение в данных случаях – в той же мере преступно, сколь преступны сделки – те же разновидности приобретения. Закон запрещает именно приобретение, посягательство на общественную безопасность, которое превращает правомерные действия в преступные, если они совершаются в отношении общеопасных предметов.

Далее А.И. Бойцов рассматривает возможность трактовки присвоения находки как присвоения вверенного лицу имущества – в том случае, если нашедший вещь, сделает об этом официальное заявление по правилам ст.227 ГК РФ и, храня эту вещь в течение положенных 6 месяцев у себя, обращает её в свою собственность75. Примечательно, что такой вывод можно сделать как пишет автор, «при желании»76. У кого и зачем такое желание может возникнуть?

Действительно, в своё время присвоение находки было отделено от присвоения вверенного и считалось менее тяжким видом присвоения чужого имущества. Но впоследствии такое деяние и вовсе было декриминализировано. Поэтому считать его в настоящее время совершенно непреступным – значит не только следовать принципу законности, но и соблюдать логику законодательных решений.

Первый аспект, выделенный нами, продолжает обсуждаться ещё и потому, что уголовные законы зарубежных государств (США, Великобритании, Швеции, Испании, Украины, Беларуси) по-прежнему запрещают присвоение найденного имущества. Соответственно, в них имеет непосредственное значение отграничение присвоения от хищения, а для современного российского законодательства данный вопрос такого значения не имеет. Методологически различны разграничение преступлений и отграничение преступного деяния от правомерного поведения. Поэтому в нашем случае достаточно установить, что содеянное имело хотя бы один признак присвоения находки, чтобы отсечь вопрос о хищении.

В этом и состоит второй из выделенных нами аспектов. Отграничение присвоения найденного от хищения проводится по юридическим признакам вещи – имущества и по характеру воздействия на неё. Предваряя рассмотрение данных объективных признаков, отметим, что с субъективной стороны присвоение найденного характеризуется направленностью на необоснованное обогащение, что сближает его с хищением и придает ему свойство аморальности.

Чужое имущество, будучи потерянным, продолжает оставаться в собственности потерявшего его лица. Однако владение данной вещью со стороны собственника прерывается в связи с фактом потери – по неосторожности собственника или в результате случая. Поскольку вещь не находится в правомерном владении, её изъятие невозможно, значит, невозможно и хищение.

Хищением является деяние, сознательно выдаваемое за присвоение найденного: когда связь вещи с владельцем не утрачена, но субъект создаёт у окружающих (если они есть) впечатление, что «всего лишь» завладевает тем, что нашёл. Таковы действия в отношении забытых вещей. В.Хилюта выдвинул два условия признания в данном случае хищения: «а) присваемое имущество должно находиться во владении собственника и этот собственник (владелец) точно знает, где находится его забытое, потерянное имущество; б) виновное лицо при присвоении вещи достоверно знает, кому принадлежит присваемое имущество (или имеет разумное основание полагать, где находится владелец вещи и что он может за ней вернуться)»77. Как видим, критерии отнесения деяния к хищению характеризуют субъективные оценки ситуации со стороны обоих действующих лиц. Для разрешения конкретного случая такие критерии не слишком надёжны, прежде всего потому, что действующий субъект отрицает свою осведомленность о принадлежности и актуальном состоянии имущества, а доказать обратное крайне затруднительно. При таких условиях и неразрешимости данного вопроса оценка действий в отношении имущества должна осуществляться в пользу субъекта, то есть в пользу его безнаказанности.

Декриминализация присвоения найденного переместила его в исключительно гражданско-правовую сферу. Гражданский кодекс (ст.227) устанавливает обязанность нашедшего потерянную вещь, немедленно уведомить об этом лицо, потерявшее её, собственника (если они известны), представителя владельца помещения или средства транспорта, если вещь была найдена в них, полицию или орган местного самоуправления (если не известно, кому следует возвратить вещь). Эта статья устанавливает и принципиальную обязанность возвратить найденную вещь собственнику или иному управомоченному лицу. Если нашедший вещь не заявил о находке или пытался её утаить, он лишается права на вознаграждение от лица, управомоченного на получение вещи (ст.229 ГК РФ). Лишение этого права не есть мера ответственности. Как писал Г.Ф. Шершеневич: «Закон вознаграждает добросовестность лица нашедшего за то, что оно не утаило вещь, и побуждает его к возвращению собственнику обещанием частичной имущественной выгоды»78. Определяемая таким образом природа вознаграждения и соответственно – лишения его основывается на презумпции добросовестности, которая в настоящее время закреплена в ст.10 ГК РФ.

Полагаем, что такая щедрость гражданско-правовых предписаний может объясняться только тем, что в период разработки и принятия ГК РФ действовала ст.148-4 УК РФ, устанавливавшая наказуемость присвоения найденного или случайно оказавшегося у виновного ценного имущества, заведомо принадлежащего другому собственнику. Последующее устранение уголовно-правового запрета нарушило баланс нормативного регулирования данной сферы.

Обязанности, устанавливаемые нормами ГК РФ, отвечают одному из краеугольных моральных запретов – не брать чужого. Видимо, в связи с тем, что данный запрет не обеспечен в настоящее время чёткой мерой юридической ответственности, наблюдается неопределённость, беспокойство со стороны граждан, потерявших либо нашедших чужую вещь, либо же неправомерно обвиненных в её хищении. Можно только предполагать истинный объём невозвратов найденного имущества, выданных за них хищений, а также происходящие от всего этого упадок морали и недоверие к закону.

Исходя из этого, мы полагаем необходимым установление ответственности за присвоение найденного. Но в каком виде?

А.И. Бойцов считает необходимым восстановление в УК нормы об ответственности за присвоение находки79. Если речь идет о восстановлении, то следовало бы опираться на последнюю по времени модель данного запрета – ст.148-4 УК, введённую ФЗ от 1 июля 1994 г. Предметом преступления являлось бы ценное имущество. Аналогичным образом сформулированы статьи о присвоении находки в уголовных кодексах Украины и Республики Беларусь. Криминализация на основе дифференциации стоимости предмета была свойственна и более ранним российским уголовным законам.

Однако, на наш взгляд, после 16 лет ненаказуемости в России данного деяния было бы неверно устанавливать его уголовно-правовой запрет. Возрождение уважительного отношения к чужой собственности возможно и путём установления административных санкций. Это могла бы быть статья главы 7 КоАП, но не о присвоении найденного имущества, а о неисполнении обязанности уведомить собственника или иное управомоченное лицо об обнаружении чужого имущества, принадлежащего данному собственнику или иному владельцу, и возвратить ему найденное имущество. Санкцией за такое административное правонарушение был бы штраф в размере стоимости найденного имущества. При этом вопрос о действиях в отношении имущества, не представляющего ценности (потеряны и найдены могут быть коробок спичек, ручка, мелкая монета и т.п.), должен решаться по правилам о малозначительности (ст.2.9 КоАП РФ).

Вряд ли стоило бы дифференцировать предлагаемую административную ответственность в зависимости от того, известен ли был нашедшему собственник, или не известен (как, например, в ст.ст.178 и 179 Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями). При понятном различии в степени опасности неуведомления, было бы слишком затруднительно устанавливать на практике подобные субъективные обстоятельства. Правильнее использовать минимальную санкцию (в ст.179 Устава она имела именно такой размер), но обеспечить неотвратимость ответственности.

Неверно было бы устанавливать аналогичную ответственность для лиц, нашедших личные документы, например, паспорт, поскольку административное законодательство возлагает обязанность уведомления о неосторожной утрате паспорта на самого гражданина, его потерявшего (постановление Правительства РФ от 8 июля 1997 г. «Об утверждении Положения о паспорте гражданина Российской Федерации, образца бланка и описания паспорта гражданина Российской Федерации»), и устанавливает наказание за утрату (ст.19.16 КоАП РФ).

Обязанность уведомления о находке только тогда может быть исполнена лицом, когда оно правильно её понимает. В настоящее время ч.2 ст.227 ГК РФ обязывает при неизвестности собственника или места его пребывания заявлять о находке в полицию или орган местного самоуправления. Однако проект федерального закона об изменении ГК РФ в ч.2 ст.251 исключает полицию и указывает наряду с органом местного самоуправления «иной уполномоченный орган». Вряд ли это правильно. Для гражданина такое наименование не даёт чёткого ориентира. Полиция верно указана в ГК, поскольку соответствующая обязанность возложена на неё законом: «Обеспечивать сохранность найденных и сданных в полицию документов, вещей, кладов, ценностей и другого имущества, их возврат законным владельцам либо передачу в соответствующие государственные или муниципальные органы» (п.38 ст.12 ФЗ от 7 февраля 2011 г. «О полиции»).

Итак, законодателю следует задуматься о введении ответственности за присвоение найденного имущества, чтобы восстановить полноту и логику правового регулирования данной сферы имущественных отношений.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Исходя из этого, мы полагаем необходимым установление ответственности за присвоение найденного. Но в каком виде?

Обвинение по статье 158 УК РФ вместо ст 227 ГК РФ

Обвинение в краже не законно в связи с отсутствием состава преступления на основании нижеизложенного.

УК РФ Статья 158. Кража 1. Кража, то есть тайное хищение чужого имущества.Примечание. 1. К Статье 158 УК РФ Кража. Под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные действия, безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.Согласно статье 158 УК РФ, как тайное хищение чужого имущества (кражу) следует квалифицировать действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества, или посторонних лиц, либо хотя и в их присутствии, но незаметно для них. При этом совершение кражи характеризуется умыслом, направленным на незаконное завладение чужим имуществом.При совершении хищения имущество изымается из обладания собственника или лица, в ведении которого оно находится. Если имущество по тем или иным причинам уже выбыло из обладания собственника, то завладение таким предметом не образует хищения, а неправомерное присвоение найденного или случайно оказавшейся у виновного чужой вещи влечет лишь гражданскую ответственность, предусмотренную ст. 227 ГК РФ.Нет доказательств, которые свидетельствуют об изъятии телефона из владения потерпевшего.

В практической деятельности прокуроров, следователей, судей нередко возникают вопросы разграничения отношений, регулируемых уголовным, административным или гражданским законодательством. Порой это сделать не так просто, особенно если речь заходит об имуществе, имеющем различный статус. В этой связи нельзя не обратить внимание на то, что уже долгое время одним из актуальных вопросов в судебно-следственной практике остается проблема отграничения хищений от присвоения найденного имущества. Главным образом, она возникает в ситуациях, требующих решения вопроса о принадлежности имущества в случае, когда собственник не отказался от своего титула, но при этом сам утратил господство над вещью и никому не вверил ее.

В свое время в теории уголовного права был разработан применяемый и ныне подход, в соответствии с которым основное отличие рассматриваемых преступлений состоит в том, что при хищении виновный своими активными действиями изымает похищенное имущество из фондов собственника, обращая его в свое незаконное владение, пользование или распоряжение. При присвоении найденного имущества лицо извлекает незаконную наживу (выгоду) за счет имущества, которое в момент его присвоения не находится в владении собственника, а уже вышло из него независимо от воли и действий виновного.

Таким образом, найденным признается такое имущество, которое было утрачено потерпевшим в силу различных причин, но без участия виновного, т.е. без совершения им действий, которые могут быть признаны завладением (изъятием) имущества. Если же умысел на завладение чужим имуществом возникал до утраты этого имущества из владения потерпевшего и виновный для реализации своих намерений совершал определенные действия, то его действия рассматривались бы как хищение.Тем не менее, сегодня при анализе юридического признака предмета хищения определенные сложности вызывает вопрос уголовно-правовой оценки присвоения потерянных, забытых и утраченных вещей, иначе говоря, всегда ли такое имущество необходимо признавать предметом хищения.

Итак, потерянной вещью является такое имущество, которое утрачено собственником помимо его воли (по вине или в силу случайных обстоятельств). Потеря (утрата) вещи не является прекращением права собственности, но рассматривается как прекращение владения. В этой связи, присвоение потерянной вещи не должно признаваться хищением или иным имущественным преступлением.

Из материалов дела следует, что сотовый телефон был утрачен собственником без участия виновного, который лишь обнаружил/нашел телефон, причем через некоторое время после утраты, и присвоил утерянную вещь, не будучи осведомленным о собственнике телефона, то есть виновный не предпринял никаких действий по неправомерному изъятию чужого имущества. Потерпевший оставил свое имущество в раздевалке и данное имущество не выбыло из его владения, но было им утрачено по его вине, вине третьих лиц или в силу случайных обстоятельств.Если признавать это деяние хищением, то можно обнаружить, что не все содеянное содержит в себе его признаки: а) в обозначенном деянии отсутствует как таковой признак завладения чужим имуществом, т.е. самого изъятия вещи не происходит; б) утраченное владельцем имущество вышло из его владения без всякого участия виновного, помимо его воли, т.е. без целенаправленных (активных) действий лица, присвоившего чужое имущество; в) у виновного лица умысел на присвоение утраченного имущества возникает в момент, когда оно вышло из владения собственника, а в случае хищения умысел на завладение имуществом у виновного возникает до его выхода из владения собственника.Отсутствует как таковой признак завладения имуществом, виновный не участвует в выходе вещи из владения собственника, умысел на присвоение вещи возникает после ее выхода из обладания законного владельца. В чем же основное отличие? Знал ли собственник вещи, где он ее забыл (потерял) и в каком месте? Однако об этих обстоятельствах лицо, присваивающее чужое имущество, вполне может и не знать. Не факт, что если лицо утратило имущество на вокзале, то его следует признавать забытым. Скорее всего, речь должна идти об осознании лицом, присваивавшим имущество, принадлежности вещи конкретному лицу и возможности ее возврата собственнику (виновное лицо будет повинно в хищении, если оно достоверно знает, кому принадлежит это имущество. Если лицо, нашедшее имущество, не знает собственника оно не обязано искать его путем публикации объявлений или наведения справок.В практике, подобным образом, возникает проблема в связи со сложностью различения брошенных и потерянных вещей, так как злостный умысел предполагает осознание виновным того обстоятельства, что вещь потеряна, а не брошена. При имеющейся коллизии проблема разрешается следующим образом. Например, в отношении ценных вещей предполагается, что они потеряны, а не брошены, так как вещи, имеющие какую-либо ценность, собственник никогда бросать не станет.Исходя из вышеизложенного, можно сформулировать вывод: 1) предметом хищения не может являться найденное, брошенное, случайно оказавшееся у лица имущество;Следовательно, телефон был найден обвиняемым, что указывает в дальнейшем рассмотрение дела по Статье 227 ГК РФ Находка.Согласно ст. 227 ГК РФ находка – это обнаружение чужой вещи, которая выбыла из владения собственника помимо его воли (по вине или в силу случайных обстоятельств). Ст. 227 ГК РФ равным образом применима как в тех случаях, когда нашедший вещь знает, кто является её собственником, так и в тех случаях, когда собственник вещи ему неизвестен. Закон обязывает нашедшего вещь уведомить об этом собственника либо лицо, потерявшее её, если оно ему известно, либо сообщить о находке в органы полиции или местного самоуправления. Ст. 227 ГК РФ определяет порядок действий лица, нашедшего утерянную вещь. Если лицо нашло вещь в помещении, то она должна быть сдана представителю владельца данного помещения. В данном деле, обвиняемый не выполнил данную обязанность и присвоил находку. Между тем, неисполнение обязанности, предусмотренной ст. 227 ГК РФ, и присвоение находки не являются кражей.Очевидно, что в таких преступлениях как кража, разбой, грабеж и вымогательство речь идет об изъятии имущества, т.е. о выбытии имущества из обладания собственника. В случае же растраты собственник сам передает имущество преступнику, который его обращает в свою пользу.

Читайте также:  Экспертиза договоров - услуги опытных правоведов

В рассматриваемом деле имеет место обращение в свою пользу утерянной вещи, т.е. вещи уже выбывшей из владения собственника. В случае кражи вещь выбывает из обладания собственника в результате активных действий преступника, что существенно более общественно опасно, чем присвоение находки.

Если обратиться к истории уголовного законодательства нашей страны, то нетрудно увидеть, что ранее присвоение находки и кража всегда были разными преступлениями и наказание за присвоение находки было значительно мягче, чем за кражу.

В УК РФ, действующим в настоящее время, уголовной ответственности за присвоение найденного либо за неисполнение обязанностей, предусмотренных ГК РФ при нахождении вещи не установлено.

Возможно было бы необходимо установить ответственность, как за преступление небольшой тяжести или ввести административную ответственность за подобные действия, но в любом случае невозможно осуждать человека за действия, которые не составляют преступления по действующему законодательству.

Если обратиться к судебной практике областных судов, содержащейся в информационно-правовой системе Консультант Плюс (обзоры судебной практики Белгородского областного суда и Московского областного суда), то можно увидеть, что случаев привлечения к уголовной ответственности за присвоение находки не имеется.

На основании вышеизложенного как пересмотреть процесс возбуждения уголовного дела по Статье 158 УК РФ ввиду отсутствия в действиях обвиняемого состава преступления, с признанием за ним права на реабилитацию, на том основании, что было совершено не хищение чужого имущества, а имела место находка. Основное отличие состоит в том, что находка не представляет собой уголовно-наказуемого деяния, данное понятие является гражданско-правовым.

Достаточно ли будет приложить данное письмо к материала дела или передать его следователю?

В УК РФ, действующим в настоящее время, уголовной ответственности за присвоение найденного либо за неисполнение обязанностей, предусмотренных ГК РФ при нахождении вещи не установлено.

Забытое не брать

История банальная, но затрагивает принципиальный правовой вопрос: как отличить находку от кражи? Трубку оставил некий пациент , который ушел, забыв по рассеянности телефон. Через некоторое время человек спохватился и вернулся, но аппарата и след простыл.

Трубка стоимостью более 20 тысяч рублей прилипла к рукам той самой Натальи Г. Впоследствии в суде защита женщины попыталась доказать, что хозяин сам виноват, раз оставил без присмотра свою вещь. Мол, телефон не похищен, а найден. По мнению адвоката, прямого умысла на завладение чужим имуществом у женщины не было, активных действий по изъятию телефона из владения потерпевшего она не предпринимала. То есть сама никому в карман не залезла. Найденным телефоном не распоряжалась, а добровольно выдала, когда к ней обратились по этому поводу.

Проще говоря, картина получалась такая: увидела в общественном месте бесхозный телефон, положила его в свой карман. А когда ее вычислили, спокойно вернула взятое. Не запираясь. Надо ли за это наказывать?

Нижестоящие суды осудили женщину по статье “кража” и назначили 100 часов обязательных работ. Защита дошла до Верховного суда страны, пытаясь обжаловать приговор. Однако Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда России признала вынесенные решения совершенно законными.

В своем определении Верховный суд указал: телефон потерпевшего не был утерян, а был оставлен им совместно с другими вещами в помещении поликлиники в известном собственнику месте. Причем хозяин отлучался на непродолжительное время, а после обнаружения пропажи попытался дозвониться на свой номер. В то же время из показаний осужденной очевидно – она осознавала, что телефон имеет владельца, которого рядом нет, но при этом не отвечала на звонки, а затем и вовсе избавилась от сим-карты. Так что уверения, мол, нашла, а когда попросили, то вернула, были лукавством.

К сожалению, принцип “что упало, то пропало” у нас порой разделяют даже люди, считающие себя добропорядочными и законопослушными. По их мнению, воровство – это когда прямо залезаешь в чей-то карман или тайком забираешься в чужой дом. А взять забытую кем-то на лавочке или багажной тележке вещь многие воровством не считают. Дескать, это находка, а за находки не сажают.

У судов на этот счет другой, более строгий взгляд. Забытая в общественном месте вещь не становится ничейной. Оставили сумку, например, в аэропорту? Тот, кто возьмет ее, тот вор. Без вариантов.

“Правовые подходы что считать кражей, что находкой отработаны достаточно четко, – пояснила “РГ” пресс-секретарь Ассоциации юристов России Валерия Авер. – Владение в юридическом смысле понимается значительно шире, чем просто держать вещь в руках или непосредственно ею пользоваться. Поэтому даже оставленная без присмотра вещь не перестает принадлежать владельцу”. По ее словам, вещи, оставленные без присмотра в специальных местах (вокзал, аэропорт и т.д.), считаются находящимися во владении лиц, которым они принадлежат. Забытая вещь находится в месте, известном хозяину, и он может вернуться за ней. Так, если пассажир забывает свои вещи в такси, а водитель либо другой пассажир забирает их себе, он совершает кражу.

“Не влечет уголовной ответственности только присвоение находки, то есть потерянной вещи, – говорит Валерия Авер. – У потерянной вещи с юридической точки зрения есть два признака. Первый: она находится в неизвестном хозяину месте. Второй: у нее нет идентификационных признаков. Поэтому нож или котелок, потерянные кем-то в лесу, станут находкой. Но если на проселочной дороге вы увидите оставленный кем-то автомобиль, это не может считаться находкой. У автомобиля есть идентификационные признаки. Его принадлежность легко устанавливается. Просто по каким-то причинам хозяин оставил машину без присмотра. Но не потерял. Присвоить себе автомобиль нельзя – это будет кражей”. К тому же, даже если вещь считается находкой, честный человек должен сделать все, чтобы найти настоящего хозяина. Согласно ГК, нашедший потерянную вещь обязан немедленно уведомить об этом ее хозяина. Если владелец неизвестен, нашедший вещь обязан заявить о находке в полицию или в орган местного самоуправления.

Комментарии других определений Верховного Суда экспертами-юристами читайте на сайте “РГ” в рубрике “Юрконсультация“.

История банальная, но затрагивает принципиальный правовой вопрос: как отличить находку от кражи? Трубку оставил некий пациент , который ушел, забыв по рассеянности телефон. Через некоторое время человек спохватился и вернулся, но аппарата и след простыл.

Отличие находки от кражи

Существует отличие находки от кражи.

Следует при этом помнить, что единственный суд, который ожидает не сдавшего найденный зонтик в бюро находок — это суд совести.

Утаивание найденного, это конечно, нехорошо, но под понятие «кража» не подпадает.

Никаких юридических последствий для найденных вещей с неизвестными владельцами для нашедших их граждан не будет.

Максимальное наказание, которое грозит «молчуну» — это отсутствие права на требование вознаграждения, если хозяин найденного все-таки объявится и потребует зонтик обратно.

То есть вы знали, что вещь чужая, знали, кому принадлежит и с корыстной целью присвоили.

Таким образом, налицо признаки тайного хищения, а не просто утаивания найденного.

Борисов, меж тем, не сидел сложа руки — за дело взялся адвокат, который убедил служителей Фемиды в следующем: его подзащитный не знал и не мог знать, кто владелец айфона, а раз так — о каком хищении может идти речь?

Что является присвоением найденного имущества

На практике находкой считается вещь, которая была утеряна одним лицом и найдена другим. Данное определение дано в гражданском законодательстве в статье 227. Говоря о том, можно ли присвоить найденную вещь себе, стоит сказать, что предусматривается два основания для возникновения права собственности:

Основание, носящее первоначальный характер. Имеется в виду та ситуация, когда вещь создается человеком самостоятельно. Также прежний собственник может отсутствовать.

Основание производное. Вещь переходит от одного к другому на основании договора или иного соглашения.

Получается, что по отношению к находке нельзя применить ни первое, ни второе. Для того чтобы не нести ответственности за подобранный мобильный телефон, необходимо иметь в виду, что, согласно Гражданскому кодексу, находка предполагает необходимость выплаты вознаграждения хозяином нашедшему, а также то, что собственник не отказывался от своих прав на вещь в момент, когда ее утерял. Вы в том случае, когда потеряли вещь и ее кто-то нашел, должны будете выплатить ему вознаграждение, а также понесенные в связи с этим расходы.

В случае, когда вы пришли в общественное место, например, в кино, где обнаружили часы или телефон и забрали себе, то это деяние считается кражей. Связано это с тем, что вами не были предприняты попытки найти хозяина вещи, не сообщили работникам кино, что нашли чужое. Такие разъяснения даются Пленумом Верховного суда. Воровством считается данная ситуация, поскольку присвоение имущества происходит тайно.

При обнаружении находки нужно:

  • сообщить об этом факте всем, кто может иметь возможность найти собственника и помочь возвращению;
  • в случае, когда хозяин не обнаружен, вещь должна быть передана в отделение полиции или орган местного самоуправления;
  • когда находка обнаружена в транспортном средстве или помещении, то она передается хозяину этого помещения;
  • нельзя хранить найденное более пяти дней, иначе это можно расценивать как похищение.


Получается, что по отношению к находке нельзя применить ни первое, ни второе. Для того чтобы не нести ответственности за подобранный мобильный телефон, необходимо иметь в виду, что, согласно Гражданскому кодексу, находка предполагает необходимость выплаты вознаграждения хозяином нашедшему, а также то, что собственник не отказывался от своих прав на вещь в момент, когда ее утерял. Вы в том случае, когда потеряли вещь и ее кто-то нашел, должны будете выплатить ему вознаграждение, а также понесенные в связи с этим расходы.

Отличие кражи от находки

Кража или находка? Этот вопрос долгое время был дискуссионным и волновал как юридическое сообщество, так и граждан, нашедших что-либо. К счастью, на данный момент вопрос отграничения находки от кражи условно решен.

Почему условно? Потому как следует иметь в виду, что разграничение находки от кражи осуществляется из обстоятельств каждого отдельного случая, когда лицо обращает найденную вещь в свою пользу.

К признакам кражи относят:

1. Завладение чужим имуществом.

Таким образом, если собственник заведомо Вам неизвестен, то Вы не можете считать это имущество чужим.

2. Хищение совершается путем изъятия чужого имущества.

Так, если Вы не предпринимали никаких действий по изъятию имущества у собственника, то это также не будет уголовно наказуемым.

Противоправность предполагает незаконный характер передачи имущества, на которое лицо не имеет права.

4. Причинение собственнику ущерба

В случае с находкой реального ущерба собственнику Вы не причиняете, поскольку вещь утеряна, а, следовательно, она выбыла из собственности.

5. Корыстная цель (Получение материальной выгоды)

Действие будет являться кражей, когда имеются все признаки. Если одного из них нет — нет и состава преступления.

Действие будет являться кражей, когда имеются все признаки. Если одного из них нет — нет и состава преступления.

Нашёл, да не объявил — всё равно что утаил, или уголовная ответственность за присвоение потерянных и забытых вещей

В практической деятельности следователей, прокуроров и судей зачастую встает вопрос о разграничении отношений, которые подведомственны уголовному, административному и гражданскому законодательству. Наиболее серьезные вопросы возникают, когда речь идет о чужом имуществе, имеющем разный статус. Таким образом, нельзя не обратить внимание на проблему отграничения хищений от присвоения найденного имущества, которая возникаем в судебно-следственной практике. Важно отметить, что чаще всего она встречается в случаях, когда собственник не отказался от своего титула, но утратил владение и при этом никому вещь не вверял. Отдельно следует отметить п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», который указывает на то, что «не образуют состав кражи или грабежа противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а, например, с целью его временного использования с последующим возвращением собственнику либо в связи с предполагаемым правом на это имущество» [1] . К сожалению, на практике бывает сложно дать адекватный анализ субъективной стороне совершенного и определить, собиралось ли лицо действительно вернуть найденное или забытое имущество его законному собственнику или намеревалось воспользоваться сложившейся обстановкой и присвоить это имущество.

Еще в советской литературе был выделен подход, используемый и в настоящее время: при хищении виновный своими активными действиями изымает похищенное имущество из фондов собственника, обращая его в свое незаконное владение, пользование или распоряжение, а при присвоении найденного имущества лицо извлекает незаконную наживу (выгоду) за счет имущества, которое в момент его присвоения не находится в чьем-либо владении, а уже вышло из него независимо от воли и действий виновного [2] . Кроме того, умысел на присвоение имущества возникает в момент, когда оно вышло из владения собственника, а в случае хищения умысел на завладение имуществом у виновного возникает заранее. Тем не менее при анализе юридического признака предмета хищения определенные сложности вызывает вопрос уголовно-правовой оценки присвоения потерянных и забытых вещей, иначе говоря, всегда ли такое имущество необходимо признавать предметом хищения.

Так, Ленинградский областной суд, который своим решением ( Дело № 22-614/2013) отменил приговор районного суда в связи с отсутствием в действиях обвиняемого состава преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, которым гражданин был признан виновным. Б., находясь в помещении стадиона обнаружил под сиденьем сотовый телефон. Потерпевший не мог точно сказать оставлял ли он телефон в одежде, находившейся в раздевалке, или нет. Несмотря на то, что ни одно доказательство не свидетельствовало об изъятии Б. телефона из владения потерпевшего, органы предварительного следствия квалифицировали его действия по п. «в», ч. 2 ст. 158 УК РФ. Защита, в свою очередь, обращалась к формулировке примечания 1 ст. 158 и указывала на то, что наличие разделительного союза «или» ( безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц…) не означает, что для квалификации деяния как кражи необходимо наличия лишь одного элемента. Дело в том, что при краже совершается ряд активных действий по изъятию имущества пострадавшего, в отличие от, например, мошенничества и присвоения или растраты, где потерпевший добровольно передает имущество преступнику, который тот затем обращает в свою пользу. Суд согласился с доводами защиты и отметил, что при совершении хищения имущество изымается из обладания собственника или лица, в ведении либо под охраной которого оно находится. Если имущество по тем или иным причинам уже выбыло из обладания собственника, то завладение таким предметом не образует хищения, а неправомерное присвоение найденного или случайно оказавшейся у виновного чужой вещи влечет лишь гражданско-правовую ответственность, предусмотренную ст. 227 ГК РФ.

Читайте также:  Категория: Подделка документов

Однако от потерянных вещей следует отличать вещи забытые. Подобные вещи находятся в месте, известном собственнику (владельцу), и он имеет возможность за ними вернуться или иным способом их возвратить. На этом основании забытые вещи могут признаваться предметом хищения, если виновный осознавал, что собственник вернется за этой вещью (об этом могут свидетельствовать такие обстоятельства, как место, где вещь забыта, состояние вещи, истечение времени с момента оставление вещи и т.д.) [3] .

Например, в апелляционном постановлении Московского городского суда (Дело № 10-8745/2014) судья встал на сторону обвинения при вынесении решения. Б. признан виновным в том, что, находясь в магазине, совершил кражу принадлежащего потерпевшему А. кошелька с содержащимися в нем денежными средствами и документами. Защита указала, что Б. нашел кошелек на прилавке у кассы, а не похитил, при этом он желал вернуть кошелек законному владельцу, но не смог этого сделать по ряду не зависящих от него обстоятельств. Однако суд не счел доводы защиты обоснованными и оставил решения суда первой инстанции в силе. «Показания Б. о том, что умысла на хищение у него не имелось, кошелек он взял с намерением вернуть владельцу, судом первой инстанции обоснованно признаны не соответствующими действительности, так как опровергаются исследованными и приведенными в приговоре доказательствами, из которых следует, что Б. каких-либо мер для возвращения кошелька потерпевшему не предпринимал, кассиру и администрации магазина не сообщил о найденном им чужом имуществе, взял кошелек и ушел с ним домой» [4] .

Так им образом, мы видим, что практика в данной области неоднородна и противоречива. Одни суды закрывают уголовные дела, аргументируя это тем, что в действиях обвиняемого нет состава преступления, так как нашедший вещь не предпринимал каких-либо активных действий по изъятию имущества. Другие же суды в обвинительных приговорах указывают, что обвиняемому было известно лицо, которое утратило вещь, однако из корыстных целей он обратил вещь в свою пользу. Представляется необходимым внесение изменений в вышеназванное Постановление Пленума (к примеру, о необходимости изъятия имущества, а не только обращения его в свою пользу для квалификации содеянного как кражи), уточнения Примечания 1 к ст. 158 УК РФ. Однако фактом остается то, что по действующему законодательству уголовной ответственности за присвоение найденного или неисполнения обязанности по возврату, предусмотренной ГК РФ, нет, что дает широкий простор для судебного усмотрения и в то же время усложняет расследование таких дел, вынесения по ним решений. Представляется также неоднозначным и подход, связанный с криминализацией такого деяния и возвращением в УК РФ статьи, присутствовавшей в УК РСФСР 1960 г., «Присвоение найденного или случайно оказавшегося у виновного чужого имущества», так как это ведет к неоправданному расширению сферы уголовно-правового регулирования, избыточности уголовно-правовых запретов.

[1] Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27 декабря 2002 г. № 29 // Российская газета. 2003 г. № 9. с изм. и допол. в ред. от 3 марта 2015 г.

[2] Владимиров В.А., Ляпунов Ю.И. Социалистическая собственность под охраной закона. М., 1979. С. 90.

[3] Шульга А.В. Объект и предмет преступлений против собственности в условиях рыночных отношений и информационного общества. М., 2007. С. 66

Например, в апелляционном постановлении Московского городского суда (Дело № 10-8745/2014) судья встал на сторону обвинения при вынесении решения. Б. признан виновным в том, что, находясь в магазине, совершил кражу принадлежащего потерпевшему А. кошелька с содержащимися в нем денежными средствами и документами. Защита указала, что Б. нашел кошелек на прилавке у кассы, а не похитил, при этом он желал вернуть кошелек законному владельцу, но не смог этого сделать по ряду не зависящих от него обстоятельств. Однако суд не счел доводы защиты обоснованными и оставил решения суда первой инстанции в силе. «Показания Б. о том, что умысла на хищение у него не имелось, кошелек он взял с намерением вернуть владельцу, судом первой инстанции обоснованно признаны не соответствующими действительности, так как опровергаются исследованными и приведенными в приговоре доказательствами, из которых следует, что Б. каких-либо мер для возвращения кошелька потерпевшему не предпринимал, кассиру и администрации магазина не сообщил о найденном им чужом имуществе, взял кошелек и ушел с ним домой» [4] .

Присвоение найденного имущества (ст. 215 УК).

Присвоение найденного имущества (ст. 215) – это присвоение в особо крупном размере найденного заведомо чужого имущества или клада.

Объективная сторона заключается в присвоении виновным в особо крупном размере найденного им заведомо чужого имущества или клада. В отличие от хищения в подобной ситуации виновный не совершает действия по изъятию имущества у собственника или иного законного владельца. Предмет присвоения в силу ряда причин (забыто, утеряно и т.п.) выбывает из обладания этих лиц, и находится в безнадзорном состоянии. Имущество, находящееся в пределах его надлежащего или обычного хранения (например, на территории склада, предприятия и т.д.) не м-т признаваться выбывшим из обладания собственника или иного законного владельца.

В гражд. праве находкой признают найденную вещь, выбывшую из обладания собственника или иного законного владельца при обстоятельствах, не свидетельствующих о наличии волеизъявления этих лиц об отказе от прав на данную вещь. В этой связи находка на становится собственностью лица, ее обнаружившего. Нашедший потерянную вещь обязан немедленно уведомить об этом лицо, потерявшее ее, или собственника вещи, или кого-либо другого из известных ему лиц, имеющих право получить ее, и возвратить найденную вещь этому лицу. Нашедший вещь обязан заявить о находке в милицию или орган местного управления и самоуправления, если лицо. имеющее право потребовать возврата найденной вещи, или место его пребывания неизвестны. нашедший вещь вправе хранить ее у себя либо сдать на хранение в милицию, орган местного управления и самоуправления или указанному им лицу. В этой связи с объективной стороны преступление будет состоять в несообщении виновным определенным законом лицам о найденной им вещи и обращении ее в свою пользу или близких ему лиц.

Лицо, задержавшее безнадзорный или пригульный скот или других безнадзорных домашних животных, обязано возвратить их собственнику, а если собственник животных или место его пребывания неизвестны, не позднее трех дней с момента задержания заявить об обнаруженных животных в ОВД или орган местного управления и самоупр., которые принимают меры к розыску собственника. На время розыска собственника животных они могут быть оставлены лицом, задержавшим их, у себя на содержании и в пользовании либо сданы на содержание и в пользование др. лицу, имеющему необходимые для этого условия. По просьбе лица, задержавшего безнадзорных животных, подыскание лица, имеющего необходимые условия для их содержания, и передачу ему животных осуществляет ОВД или орган местного управления и самоуправления. Если в течение 6 месяцев с момента заявления о задержании безнадзорных домашних животных их собственник не будет обнаружен или сам не заявит о своем праве на них, лицо, у которого животное находилось на содержании и в пользовании, приобретает право собственности на них. в этой связи с объективной стороны преступление будет состоять в невозвращении виновным собственнику найденного домашнего животного либо несообщением им в срок боле 3 дней установленным законом лицам о задержании безнадзорных животных и обращения их в свою пользу или близких ему лиц.

В соотв. с ГК клад – зарытые в земле или сокрытые иным способом деньги или ценные предметы, собственник которых не может быть установлен либо в силу акта законодательства утратил на них право, поступает в собственность лица, которому принадлежит имущество (земельный участок, строения и т.п.), где клад был сокрыт, и лица, обнаружившего клад, в равных долях, если соглашением между ними не установлено иное.

При обнаружении клада лицом, производившим раскопки или поиски ценностей без согласия на это собственника земельного участка или иного имущества, где клад был сокрыт, клад подлежит передаче собственнику земельного участка или иного имущества, в котором был обнаружен клад.

В случае обнаружения клада, содержащего материальные объекты, обладающие отличительными духовными, художественными и (или) документальными достоинствами и соответствующие одному из критериев отбора материальных объектов для присвоения им статуса историко-культурной ценности, такие объекты подлежат передаче в государственную собственность. При этом собственник земельного участка или иного имущества, где клад был сокрыт, и лицо, обнаружившее клад, имеют право на получение вместе вознаграждения в размере пятидесяти процентов стоимости клада. Вознаграждение распределяется между этими лицами в равных долях, если соглашением между ними не установлено иное. При обнаружении такого клада лицом, производившим раскопки или поиски ценностей без согласия собственника имущества, где клад был сокрыт, вознаграждение этому лицу не выплачивается и полностью поступает собственнику. Данные правила не применяются к лицам, в круг трудовых или служебных обязанностей которых входило проведение раскопок и поиска, направленных на обнаружение клада.

В этой связи с объективной стороны преступление, предусмотренное ст. 215 УК (в части этого предмета), будет состоять в следующих вариантах поведения: 1)несообщении об обнаружении клада лицом, производившим раскопки или поиски ценностей без согласия на это собственника земельного участка или иного имущества, где клад был сокрыт, и обращении клада в свою пользу либо близких ему лиц; 2) несообщении об обнаружении клада, содержащего вещи, относящиеся к памятникам истории и культуры. собственником земельного участка или лицом, производившим раскопки или поиски ценностей с согласия такого собственника, и обращении ими клада в свою пользу или близким им лиц; 3) несообщении об обнаружении клада, содержащего вещи, относящиеся к памятникам истории и культуры, лицом, производившим раскопки или поиски ценностей без согласия на это собственника земельного участка или иного имущества, где клад был сокрыт, и обращении им клада в свою пользу либо близких ему лиц.

Уголовно наказуемым является присвоение найденного заведомо чужого имущества или клада, если сумма имущества или ценностей в 1000 и более раз превышает размер б.в., существующей на день совершения преступления.

Не образует состава преступления присвоение найденного брошенного чужого имущества. К таким предметам относятся движимые вещи, брошенные собственником или иным образом оставленные им с целью отказа от права собственности на них. В подобной ситуации вещь выпадает из обладания собственника по его воле при обстоятельствах, явно свидетельствующих о его отказе от права на данную вещь. При этом не имеет значения, известен ли собственник такой вещи приобретателю такого имущества или нет.

Субъективная сторона преступления состоит в следующем. Преступление совершается с прямым умыслом. Лицо осознает, что обращает в свою пользу найденное заведомо чужое имущество или клад, предвидит, что своими действиями незаконно приобретает имущество или ценности в особо крупном размере и желает этого.

Субъектом преступления является частное лицо, достигшее 16 лет на момент совершения преступления. если, например, кладом завладевает лицо, в круг трудовых или служебных обязанностей которого входило проведение раскопок и совершение действий, направленных на обнаружение клада, то все содеянное не квалифицируется по ст. 215, а при соответствующих обстоятельствах может влечь ответственность за хищение имущества.

В соотв. с ГК клад – зарытые в земле или сокрытые иным способом деньги или ценные предметы, собственник которых не может быть установлен либо в силу акта законодательства утратил на них право, поступает в собственность лица, которому принадлежит имущество (земельный участок, строения и т.п.), где клад был сокрыт, и лица, обнаружившего клад, в равных долях, если соглашением между ними не установлено иное.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Радченко О.В.

The article deals with the issues related to finding lost by the owner or the owner of other things, including explores this relationship occurs when the rights and duties of its subjects. The problems in the aspect of qualification restrictions from the «findings» and «assignment found».

13.07.2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.10.2015) // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.

Нашел вещь на улице – сел за кражу. Объясняем, в каких случаях найденные вещи считаются крадеными

По словам Александра Кричко, начальника отдела уголовного розыска УВД Бобруйского горисполкома, в такие ситуации попадают не только люди пьющие или неблагополучные, но и приличные – пенсионеры, учителя, медработники.

  • В декабре 2018 года 27-летняя женщина забыла в общественном туалете в магазин «Карусель» по улице Минской кошелек. Вслед за ней туда зашла другая молодая женщина с ребенком, увидела оставленный кошелек и забрала его – в нем были деньги и банковские карточки на общую сумму 55 рублей. Женщину, похитившую кошелек, установили с помощью камер видеонаблюдения. 31 декабря в ее отношении возбудили уголовное дело по части 1 статьи 205 («Кража»).
  • Летом прошлого года женщина в ТЦ «Корона» забыла кошелек на кассе. За ней в очереди стояла другая жительница Минска, которая приехала к сестре в гости. Она и присвоила кошелек. Найти похитительницу снова помогли камеры видеонаблюдения. В отношении женщины возбудили уголовное дело по той же статье.
  • В середине января в магазине «Техас» по улице Сикорского женщина оставила кожаные перчатки на подоконнике и ушла. Мужчина увидел их и взял себе (их стоимость, кстати, 70 рублей). Мужчину сейчас ищут: камеры хорошо засняли его лицо. Ему также грозит уголовная ответственность.
  • 19 или 20 января в магазине около Центрального рынка в камере хранения женщина оставила новую, только что купленную обувь. Кто-то открыл эту ячейку (ключ подошел) и забрал обувь себе. Уголовное дело возбудили, воришку еще разыскивают.

Александр Кричко, начальник отдела уголовного розыска УВД Бобруйского горисполкома. Фото Александра ЧУГУЕВА из архива «ВБ».

Александр Николаевич рассказал «ВБ», что такие находки перешли из разряда административных правонарушений в уголовные несколько лет назад. До того не было единого подхода, где находка, а где кража. Схожие ситуации трактовались по-разному. Поэтому в 2016 году вопрос подняли на уровне республики.

– МВД подготовило письмо в Генеральную прокуратуру с просьбой выработать единое мнение и порядок квалификации действий в спорных ситуациях, определить, в каких случаях это присвоение, а в каких кража, – говорит Александр Кричко. – На письмо был дан ответ, и сейчас мы придерживаемся единого мнения при квалификации таких действий.

Как разъяснил Александр Николаевич, в случае с находками есть три типичные ситуации, а суровость наказания будет зависеть от стоимости найденного.

Рассмотрим это на примерах. Есть три типичные ситуации, в которых люди присваивают найденные вещи.

1. Нашел на улице, кто хозяин – неизвестно

Читайте также:  Средняя пенсия во Франции в 2020 году

Человек находит в общественном месте (например, на улице) чью–либо утерянную вещь. Рядом никого нет. Он забирает вещь себе. Это действие называется присвоением найденного.

Ответственность здесь может быть как административной, так и уголовной и зависит от стоимости вещи. Если она меньше 1000 базовых величин, т. е. 25500 рублей, то речь будет идти об административном правонарушении по статье 10.6 КоАП «Присвоение найденного имущества или клада», которая предусматривает предупреждение или штраф до 5 базовых величин.

Если же стоимость найденного превысит указанную сумму, то речь будет идти уже о статье 215 УК РБ («Присвоение в особо крупном размере найденного заведомо чужого имущества или клада»). Это преступление наказывается общественными работами, или штрафом, или арестом на срок до трех месяцев.

2. Нашел на улице, видел хозяина, но взял вещь себе

На улице человек замечает, как у впереди идущего прохожего выпадает кошелек или телефон. Посмотрев, что никто не заметит, первый кладет вещь в карман и уходит, хотя мог бы окликнуть, догнать рассеянного прохожего и вернуть ему потерянное.

Если стоимость похищенного имущества была меньше 2 базовых величии (51 руб.), то это административное правонарушение по статье 10.5 КоАП («Мелкое хищение»). Санкция статьи – наложение штрафа в размере от двух до тридцати базовых величин или административный арест. Но если мелкое хищение человек совершит дважды в течение года, возможно наложение штрафа в размере от тридцати до пятидесяти базовых величин или административный арест.

Если же стоимость была больше 2 базовых величин, то речь будет идти о возбуждении уголовного дела по статье 205 УК РБ («Кража»). Наказание по ней – общественные работы, или штраф, или исправительные работы на срок до двух лет, или арест, или ограничение свободы до трех лет, или лишение свободы на тот же срок.

3. Нашел в магазине или другом учреждении

Если же действия, подобные описанным выше, человек совершит в каком-либо здании, учреждении или организации – магазин, поликлиника, театр и т.д., – а также в общественном транспорте, то уже не имеет значения, видел ли он того, кто потерял вещь, или просто обнаружил ее бесхозной. Ведь в учреждениях и транспорте любую находку можно передать администрации, продавцам, водителю и так далее. Поэтому здесь действия будут расцениваться как мелкое хищение или кража – все зависит лишь от суммы присвоенного имущества.

Кстати, на видео ниже показана «классическая» ситуация, как находка становится кражей. Это произошло в магазине «Копеечка» на улице Ульяновской 24 апреля 2018 года. По данному факту также было возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 205 УК РБ. Видео предоставлено УВД Бобруйского горисполкома.

На улице человек замечает, как у впереди идущего прохожего выпадает кошелек или телефон. Посмотрев, что никто не заметит, первый кладет вещь в карман и уходит, хотя мог бы окликнуть, догнать рассеянного прохожего и вернуть ему потерянное.

Виды присвоения и порядок защиты от них

Присвоение чужого имущества – это результат неправомерной деятельности, направленной на улучшение имущественного состояния преступника и ухудшение потерпевшего.

Дорогие читатели! Для решения именно Вашей проблемы — звоните на горячую линию или задайте вопрос на сайте. Это бесплатно.

Имущество или неимущественные права (например, авторские или интеллектуальные) могут быть присвоены теми, кто к возникновению таких объектов права не имеет никакого отношения. Чаще всего такие действия осуществляются злоумышленниками для того, чтобы получить максимальную экономическую выгоду от эксплуатации чужого труда и его результатов. Однако от присвоения, как от преступления, можно защититься, так как законодатель разработал для этого целый механизм.


Присвоение чужого имущества – это результат неправомерной деятельности, направленной на улучшение имущественного состояния преступника и ухудшение потерпевшего.

Проблемные аспекты определения правового режима бесхозяйной вещи и находки в уголовном законодательстве

металлургический комбинат», г. Магнитогорск

, юрисконсульт правового управления, автор работы

, ведущий юрист правового управления, руководитель работы

Проблемные аспекты определения правового режима бесхозяйной вещи и находки в уголовном законодательстве

В судебно-следственной практике весьма трудно определить, была ли вещь похищена либо найдена посторонним лицом, не знающим собственника, и в последующем присвоена им. Это вызывает трудности в доказывании субъективной стороны состава преступления, направленности умысла непосредственно на хищение чужого имущества. Так, в 2011 году ОП № 8 УМВД России по г. Магнитогорску было вынесено 10 постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с тем, что граждане, совершившие попытку хищения имущества, принадлежащего , нашли это имущество лежащим бесхозно, следовательно, умысел на хищение у данных граждан отсутствовал.

Таким образом, проблема отграничения хищений от присвоения найденного имущества возникает в ситуациях, требующих решения вопроса о принадлежности имущества.

Предметом хищений и иных преступлений, ответственность за совершение которых предусмотрена нормами гл. 21 УК РФ, является чужое, то есть не находящееся в собственности или законном владении виновного, имущество. Если же вещь стала бесхозяйной, то обращение ее другими лицами в свою собственность не образует состава хищения чужого имущества. Согласно ст. 225 ГК РФ бесхозяйной является вещь, которая: а) не имеет собственника; б) собственник которой неизвестен; в) если иное не предусмотрено законами, от права собственности на которую собственник отказался (брошенная вещь). Согласно ст. 226 ГК РФ лицо, в собственности, владении или пользовании которого находится земельный участок, водный объект или иной объект, где находится брошенная вещь, стоимость которой явно ниже суммы, соответствующей пятикратному минимальному размеру оплаты труда, либо брошенные лом металлов, бракованная продукция, топляк от сплава, отвалы и сливы, образуемые при добыче полезных ископаемых, отходы производства и другие отходы, имеет право обратить эти вещи в свою собственность, приступив к их использованию или совершив иные действия, свидетельствующие об обращении вещи в собственность. Другие брошенные вещи поступают в собственность лица, вступившего во владение ими, если по заявлению этого лица они признаны судом бесхозяйными.

В свое время в теории советского уголовного права был разработан подход, отграничивающий кражу от присвоения найденной вещи, в соответствии с которым при хищении виновный своими активными действиями изымает похищенное имущество из фондов собственника, обращая его в свое незаконное владение, пользование или распоряжение. При присвоении найденного имущества материальные ценности или еще не поступили в фонды или фактическое владение лица (юридического или физического), или это лицо по своей вине утратило фактическое владение имуществом: оно вышло из фондов и находится в безнадзорном состоянии. Таким образом, найденным признавалось такое имущество, которое окончательно вышло из владения физического или юридического лица в силу различных причин, но без участия виновного, т. е. без совершения им действий, которые могут быть признаны завладением (изъятием) имущества. Если же умысел на завладение чужим имуществом возникал до выхода этого имущества из владения гражданина или организации и виновный для реализации своих намерений совершал определенные действия, то его действия рассматривались как хищение.

Однако дореволюционная судебно-следственная практика имела иную точку зрения. Так, присвоение предметов, оброненных владельцем вне своего жилища и тотчас поднятых виновным, который видел сам факт потери, должно составлять кражу.

С другой стороны, если признавать это деяние хищением, то можно обнаружить, что не все содеянное содержит в себе его признаки: а) в обозначенном примере отсутствует признак завладения чужим имуществом, т. е. самого изъятия вещи не происходит; б) утраченное владельцем имущество вышло из его владения без всякого участия виновного, помимо его воли, т. е. без целенаправленных (активных) действий лица, присвоившего чужое имущество; в) у виновного лица умысел на присвоение утраченного имущества возникает в момент, когда оно вышло из владения собственника, а в случае хищения умысел на завладение имуществом у виновного возникает до его выхода из владения собственника.

На основании вышеизложенного можно прийти к выводу, что в данном примере хищение как таковое отсутствует. Однако данный вопрос необходимо рассмотреть в контексте “забытых вещей”. В настоящее время в правовой литературе подчеркивается, что потерянные вещи следует отличать от забытых. Подобные вещи находятся в месте, известном собственнику (владельцу), и он имеет возможность за ними вернуться или иным способом их возвратить. На этом основании забытые вещи могут признаваться предметом хищения, если виновный осознавал, что собственник вернется за этой вещью Таким образом, завладение вещью, забытой собственником в известном ему месте, служит основанием для квалификации содеянного как хищения лишь по тому основанию, что виновный осознавал возможность возвращения собственника за своей вещью.

Каковы же критерии, по которым необходимо отличать кражу от присвоения найденных или брошенных вещей? Можно сформулировать следующие выводы: предметом хищения не может являться найденное, брошенное, случайно оказавшееся у лица имущество. Хищение потерянных, забытых вещей будет иметь место (помимо, конечно же, всех признаков самого хищения) при наличии двух альтернативных условий: а) присваиваемое имущество должно находиться во владении собственника, и этот собственник (владелец) точно знает, где находится его забытое, потерянное имущество; б) виновное лицо при присвоении вещи достоверно знает, кому принадлежит присваиваемое имущество (или имеет разумное основание полагать, где находится владелец вещи и что он может за ней вернуться). Только при наличии этих признаков лицо будет повинно в хищении.

металлургический комбинат», г. Магнитогорск

Статья и ответственность

Самовольное присвоение материальных ценностей, которые принадлежат другому человеку, определяют, как незаконное удержание имущества. Наглядным примером подобного деяния, является отказ покидать съемную квартиру после завершения срока аренды. Законодательством не указаны определенные нормы за совершенное деяние, но предлагается ряд санкций:

  1. статья 160 «Присвоение чужого имущества». В случае незаконного получения материальных ценностей, которые принадлежали по праву собственности другому лицу.
  2. Самоуправство статья 330. Подобная норма предусмотрена при совершении действий, которые нарушают действующие законы. Решение о подобном деянии принимается человеком лично, без предупреждения других.

Выбор вменяемой нормы является правом следователя. Возможна переквалификация незаконного деяния, если в определенной норме нет достаточного объема доказательной базы.

Преступления удержания собственности относится к длительным деяниям. К ответственности можно привлечь человека, когда он пользуется материальной ценностью на протяжении установленного промежутка времени. Период владения, после которого наступает ответственность, не установлен.

В большинстве случаев, время отсчета присвоения имущества начинается с момента написания заявления потерпевшей стороной. Наказание может быть назначено в виде штрафа, исправительных работ, заключения под стражу.

Законодательство предусматривает различные меры наказания – от наложения штрафа и привлечения к обязательным работам, до заключения под стражу. Мера наказания определяется в ходе судебного процесса.

Законодательство предусматривает различные меры наказания – от наложения штрафа и привлечения к обязательным работам, до заключения под стражу. Мера наказания определяется в ходе судебного процесса.

Статья 10.6. Присвоение найденного имущества

Присвоение найденного заведомо чужого имущества или клада.

Непосредственный объект – отношения собственности.

Предмет: найденное чужое имущество – не принадлежащее виновному имущество.

действиепричинная связьпоследствие
присвоение, т.е. обращение в пользу виновного или его близких найденного чужого имуществповлекшеепричинение имущественного ущерба в размере, не превышающем 1000 базовых величин

Состав административного правонарушения: материальный. Административное правонарушение признаётся оконченным, когда найденное имущество в указанном размере присвоено виновным, и он имел реальную возможность распоряжаться или пользоваться по своему усмотрению.

Субъект:общий, 16 лет.

Субъективная сторона: прямой умысел, корыстная цель – получение виновным имущественной выгоды в размере до 1000 базовых величин.

Вопросы квалификации:

Присвоение в особо крупном размере (в 1000 и более раз превышающем базовую величину) найденного заведомо чужого имущества или клада квалифицируется как преступление по ст. 215 УК РБ.

Статья 10.7. Причинение имущественного ущерба

Причинение ущерба в незначительном размере посредством извлечения имущественных выгод в результате обмана, злоупотребления доверием или путём модификации компьютерной информации при отсутствии признаков мелкого хищения.

Непосредственный объект – отношения собственности.

Предмет: имущество, подлежащее передаче физическому ил юридическому лицу либо государству, имеющим право на это имущество.

Объективная сторона:

действия (бездействие)причинная связьпоследствия
причинение имущественного ущерба без признаков мелкого хищенияповлекшееимущественный ущерб в незначительном размере в виде упущенной выгоды, а не реальный материальный ущерб

Причинение имущественного ущерба без признаков мелкого хищения – незаконное удержание имущества (уклонение от передачи имущества, непередача должного), подлежащего передаче лицу или государству, имеющим право на это имущество, связанное с извлечением имущественной выгоды (например, присвоение денежных средств, внесённых пассажиром в качестве платы за проезд, лицом, не уполномоченным на их получение).

Незначительный размер ущерба – размер ущерба на сумму до сорока базовых величин (ст. 1.3. КоАП).

Упущенная выгода – это неполученные доходы, которые лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (см. ст. 14 ГК).

Обязательный признак – способ совершения административного правонарушения: обман, злоупотребление доверием или модификация компьютерной информации:

обмансообщение заведомо ложных сведений об обстоятельствах, имеющих отношение к существующей обязанности передать лицу или государству денежные средства или иное имуществу, путём указания на их наличие или отсутствие
умолчание, сокрытие указанных обстоятельств, сообщение о которых было обязательным
злоупотребление довериемиспользование доверительных отношений между виновным и лицом или представителем государства, которым виновный обязан был передать имущество
модификация компьютерной информацииизменение информации, обрабатываемой в компьютерной системе, хранящейся на машинных носителях или передаваемой по сетям передачи данных
введение в компьютерную систему ложной информации

Состав административного правонарушения: материальный. Административное правонарушение признаётся оконченным с момента причинения имущественного ущерба в виде упущенной выгоды в указанном размере.

Субъект:общий, 16 лет.

Субъективная сторона: прямой умысел, корыстная цель – получение виновным имущественной выгоды в указанном размере.

Вопросы квалификации:

Причинение ущерба в значительном размере (от 40 до 250 базовых величин) посредством извлечения имущественных выгод в результате обмана, злоупотребления доверием или путём модификации компьютерной информации при отсутствии признаков хищения квалифицируется как преступление по ст. 216 УК РБ.

Статья 10.9. Умышленные уничтожение либо повреждение имущества

Умышленные уничтожение либо повреждение имущества, повлекшие причинение ущерба в незначительном размере.

Объект: отношения собственности.

Предмет: чужое имущество.

Объективная сторона:

деяниепричинная связьпоследствия (альтернативные)
действие (бездействие)повлекшееуничтожение имущества в незначительном размере
повреждение имущества в незначительном размере

Состав административного правонарушения: материальный. Административное правонарушение признаётся оконченным с момента наступления любого из указанных последствий.

Субъект:общий, 14 лет.

Субъективная сторона: умысел (прямой или косвенный).

Вопросы квалификации:

Умышленные уничтожение либо повреждение имущества, повлекшие причинение ущерба в значительном размере квалифицируется как преступление по ч. 1 ст. 218 УК РБ.

Административные правонарушения в области финансов, рынка ценных бумаг и банковской деятельности

Административные правонарушения в области финансов, рынка ценных бумаг и банковской деятельности – это умышленные деяния, предусмотренные ст. ст. 11.1-11.51 КоАП, направленные против порядка обращения денег, ценных бумаг, платёжных средств и валютных ценностей; против порядка препятствующего монополистической деятельности; против порядка осуществления добросовестной конкуренции; против нормальной деятельности финансово-бюджетной и денежно-кредитной систем.

Статья 11.5. Незаконное открытие счетов за пределами Республики Беларусь

Открытие счетов за пределами Республики Беларусь и ведение по ним операций должностным лицом без специального разрешения (лицензии).

Объект – установленный порядок ведения валютных операций.

Объективная сторона

действия
открытие счетов и ведение по ним операцийбез специального разрешения (лицензии)

Место совершения административного правонарушения: за пределами Республики Беларусь.

Состав административного правонарушения: формальный. Административное правонарушение признаётся оконченным с момента совершения любой финансовой операции с использованием счёта, открытого за пределами Республики Беларусь.

Субъект: специальный (должностное лицо), 16 лет.

Субъективная сторона: прямой умысел.

Вопросы квалификации: открытие счетов за пределами Республики Беларусь и ведение по ним операций должностным лицом юридического лица без специального разрешения (лицензии), совершённые в течение года после наложения административного взыскания за такие же нарушения квалифицируется как преступление по ст. 224 УК РБ.

Умышленные уничтожение либо повреждение имущества, повлекшие причинение ущерба в незначительном размере.

Ссылка на основную публикацию