Совместное участие в преступном деянии в УК ФРГ

Лекция № 12. Институт соучастия (продолжение) Институт соучастия в ФРГ.

Под соучастием в доктрине германского уголовного права понимается участие нескольких лиц различным образом в совершении умышленного преступного деяния. УК ФРГ понятия соучастия не содержит, но выделяет виды соучастников (гл. 3 разд. 3 Общей части УК ФРГ «Исполнительство и соучастие», § 25-31). ;

Уголовное право ФРГ различает две основные формы соучастия:

1) исполнительство и 2) соучастие в тесном смысле этого слова.

Институт исполнительства определен в § 25 УК ФРГ: «Как исполнитель наказывается тот, кто совершает преступное деяние сам или посредством другого». Кроме того, данная норма определяет соисполнительство, то есть совершение преступного деяния несколькими лицами сообща.

Уголовному праву ФРГ известны три разновидности исполнительства: а) единоличное исполнительство; б) соисполнительство и в) посредственное исполнительство.

Соучастником в узком смысле слова по УК ФРГ является тот, кто направляя свои действия на причинение преступного результата, сам не принимает непосредственного участия в выполнении состава.

Соучастие в узком смысле слова состоит, в отличие от исполнительства, в создании условий или облегчении совершения преступления для исполнителя. Оно выражается либо в подстрекательстве, либо в пособничестве.

Подстрекательство заключается в умышленном побуждении другого лица к совершению преступного деяния любой тяжести (о способах совершения подстрекательства — см. УК ФРГ).

Известно и понятие неудавшегося подстрекательства.

Пособничество предусмотрено УК ФРГ. И подстрекательство, и пособничество могут быть совершены только умышленно.

Западногерманская доктрина уголовного права, как и французская,

признает акцессорность соучастия, т.е. зависимость соисполнительства, подстрекательства и пособничества от исполнительских действий другого лица. Акцессорность является сутью соучастия.

Соучастие возможно только до окончания преступного деяния. После этого речь может идти только о различных видах укрывательства, которые являются самостоятельными составами и за которые предусмотрена уголовная ответственность в нормах 21 раздела Особенной части УК ФРГ.

Что касается наказуемости соучастников, то следует отметить

следующее. Во-первых, каждый соучастник наказывается в соответствии со своей виной (§ 29 УК ФРГ); во-вторых, если для наказуемости исполнителя необходимо наличие у него так называемых особых личных признаков (абз. 1 § 14), то есть лицо должно обладать определенными в законе признаками специального субъекта, и такие признаки отсутствуют у других соучастников (подстрекателя или пособника), то суд обязан смягчить последним наказание; в-третьих, если имеет место так называемое покушение на соучастие у подстрекателя или пособника (§ 30 УК ФРГ), то они наказываются по нормам о покушении на преступление, при этом суд смягчает им наказание, это же правовое предписание действует в отношении лиц, которые «выражают готовность совершить преступление, кто принимает предложение другого или кто договаривается с другим лицом совершить преступление или подстрекать к преступлению»; в-четвертых, в ряде случаев может иметь место добровольный отказ от покушения при соучастии, который не влечет за собой уголовного наказания (§ 31 УКФРГ).

В уголовном праве ФРГ нет понятия прикосновенности. Отдельные формы прикосновенности упоминаются в Особенной части, где различные случаи недонесения и укрывательства рассматриваются как отдельные преступления особого рода. Что касается попустительства, оно не считается преступным, если на лицо не возложена по службе специальная обязанность воспрепятствования правонарушениям. В последнем случае они отвечают за должностное преступление.

Укрывательство делится на два вида: укрывательство преступника

(§ 257 УК ФРГ) и укрывательство имущества, добытого преступным путем (§ 259 УК ФРГ). Последнее совершается только с корыстной целью.

4. Уголовная ответственность юридических лиц (корпораций). 4.1. По действующему американскому законодательству — федеральному и штатов — корпорации при определенных условиях могут нести уголовную ответственность наряду с физическими лицами либо самостоятельно.

Федеральное законодательство предусматривает многие сферы деятельности, где уголовная ответственность возлагается непосредственно на корпорации: поставка потребителям продуктов, опасных для жизни или здоровья, нарушение законодательства об охране окружающей природной среды, финансовых постановлений и пр.

Вопрос об ответственности юридических лиц для американских юристов давно уже перестал быть дискуссионным. Все более и более расширяется перечень преступлений, за которые корпорации могут быть привлечены к уголовной ответственности.

В 1978 г. Генеральный атторней штата Индиана предъявил компании Форда обвинение в убийстве трех человек, сгоревших заживо в автомобилях марки «Пинто». Расследование показало, что руководство компании выпустило автомобиль этой марки в продажу, зная, что его бензобак расположен в опасном месте и может взорваться при столкновении. Это стало первым случаем в истории американского правосудия, когда корпорации было предъявлено обвинение в таком «чисто» уголовном преступлении, как убийство.

По американскому праву корпорация может быть привлечена к уголовной ответственности за неисполнение возложенных на эту корпорацию специальных обязанностей (т.е. за бездействие), за результаты виновных действий советов директоров или же управляющих высокого ранга, а также в ряде случаев за поведение агента корпорации, действующего в ее интересах.

Наказания, предусмотренные для корпораций, носят имущественный характер. Это штраф и конфискация имущества. В случае неуплаты штрафа на имущество корпорации может быть наложен арест.

В американской судебной практике случаи привлечения корпораций к уголовной ответственности крайне редки. Как правило, корпорации заключают сделку о признании вины или возмещают ущерб, чтобы избежать ответственности, либо назначения тюремного заключения конкретным физическим лицам — служащим корпорации.

4.2. У К Франции, принятый в 1992 г., впервые в истории этой страны на законодательном уровне установил уголовную ответственность юридических лиц.

По французскому праву уголовная ответственность юридических лиц является дополнительной, обусловленной и специальной.

Юридические лица могут быть привлечены к уголовной ответственности только наряду с физическими лицами, а не вместо них. В статье 121-2 У К специально указывается на то, что ответственность юридического лица не исключает ответственности физического лица, «исполнителя или соучастника тех же самых действий».

Ответственность юридических лиц обусловлена наличием двух обстоятельств: 1) преступное деяние должно быть совершено в пользу юридического лица и 2) его руководителем или представителем.

Кроме того, ответственность юридических лиц наступает только в случаях, специально предусмотренных законом или постановлением. Французский законодатель установил уголовную ответственность юридических лиц за широкий круг преступных деяний: за преступления против человечества, умышленные и неумышленные посягательства на жизнь, посягательства на неприкосновенность человека, прямое поставление человека в опасность, незаконное распространение наркотиков, дискриминацию, сводничество, проведение экспериментов на людях, посягательства на все виды хищений, злоупотребление доверием, организацию боевых групп, частную жизнь, ложный донос, «компьютерные» преступления и проступки, посягательства на основополагающие интересы нации, терроризм, фальшивомонетничество и некоторые другие. За любое из перечисленных деяний, совершенное в пользу юридического лица его руководителем (представителем) даже по собственной инициативе, без уполномочения со стороны такого лица, последнее подлежит уголовной ответственности.

УК Франции предусматривает ответственность юридического лица не только за оконченное деяние, совершенное в его пользу руководителем или представителем, но и за покушение этих лиц, не только за исполнительство физического лица или соисполнительство, но и за соучастие: организаторство, пособничество или подстрекательство.

Французский УК содержит систему специальных наказаний для юридических лиц. Главное место занимают в ней штрафы высоких размеров. Максимальный штраф составляет: за преступление 250 млн. франков, за проступок 5 млн. франков, за нарушение 5-го класса 50 тыс. франков. В случае повторного привлечения к уголовной ответственности максимум штрафа удваивается.

За преступление или проступок юридическому лицу, помимо штрафа, могут быть назначены и другие наказания, а именно:

ликвидация юридического лица, запрещение осуществлять какой-либо вид деятельности (медицинскую, коммерческую, банковскую и т.д.), помещение под судебный надзор, запрещение участвовать в договорах, заключаемых от имени государства, запрещение обращаться к населению за получением вкладов или размещением ценных бумаг, опубликование обвинительного приговора или выдержек из него. В исключительных случаях может быть назначена общая конфискация имущества юридического лица (за преступления против человечества и незаконное распространение наркотиков).

следующее. Во-первых, каждый соучастник наказывается в соответствии со своей виной (§ 29 УК ФРГ); во-вторых, если для наказуемости исполнителя необходимо наличие у него так называемых особых личных признаков (абз. 1 § 14), то есть лицо должно обладать определенными в законе признаками специального субъекта, и такие признаки отсутствуют у других соучастников (подстрекателя или пособника), то суд обязан смягчить последним наказание; в-третьих, если имеет место так называемое покушение на соучастие у подстрекателя или пособника (§ 30 УК ФРГ), то они наказываются по нормам о покушении на преступление, при этом суд смягчает им наказание, это же правовое предписание действует в отношении лиц, которые «выражают готовность совершить преступление, кто принимает предложение другого или кто договаривается с другим лицом совершить преступление или подстрекать к преступлению»; в-четвертых, в ряде случаев может иметь место добровольный отказ от покушения при соучастии, который не влечет за собой уголовного наказания (§ 31 УКФРГ).

Уголовное право зарубежных стран

Например, А и Б одновременно стреляют в С для того, чтобы его убить. А и Б не знают о существовании друг друга. А и Б являются так называемыми параллельными исполнителями.

Институт соучастия в уголовном праве ФРГ

Под соучастием в доктрине германского уголовного права понимается участие нескольких лиц различным образом в совершении умышленного преступного деяния. УК ФРГ понятия соучастия не содержит, но выделяет виды соучастников[12].

Уголовное право ФРГ различает две основные формы соучастия: 1)исполнительство и 2) соучастие в прямом смысле этого слова.

Согласно § 25 УК ФРГ: «Как исполнитель наказывается тот, кто совершает преступное деяние сам или посредством другого». Кроме того, данная норма определяет соисполнительство, то есть совершение преступного деяния несколькими лицами сообща.

Уголовному праву ФРГ известны три разновидности исполнительства: а) единоличное исполнительство; б) соисполнительство и в) посредст-венное исполнительство.

Соучастником по УК ФРГ является тот, кто направляя свои действия на причинение преступного результата, сам не принимает непосредственного участия в выполнении состава.

Соучастие в узком смысле слова состоит, в отличие от исполнительства, в создании условий или облегчении совершения преступления для исполнителя. Оно выражается либо в подстрекательстве, либо в пособничестве.

Подстрекательство заключается в умышленном побуждении другого лица к совершению преступного деяния любой тяжести. Известно и понятие неудавшегося подстрекательства.

Пособничество также предусмотрено УК ФРГ. И подстрекательство, и пособничество могут быть совершены только умышленно.

Германская доктрина уголовного права, как и французская, признает акцессорность соучастия, т.е. зависимость соисполнительства, подстре-кательства и пособничества от исполнительских действий другого лица. Акцессорность является сутью соучастия.

Соучастие возможно только до окончания преступного деяния. После этого речь может идти только о различных видах укрывательства, которые являются самостоятельными составами и за которые предусмотрена уголовная ответственность в нормах 21 раздела Особенной части УК ФРГ.

В уголовном праве ФРГ нет понятия прикосновенности. Отдельные формы прикосновенности упоминаются в Особенной части, где различные случаи недонесения и укрывательства рассматриваются как отдельные преступления особого рода. Что касается попустительства, оно не считается преступным, если на лицо не возложена по службе специальная обязанность воспрепятствования правонарушениям. В последнем случае они отвечают за должностное преступление.

Укрывательство делится на два вида: укрывательство преступника и укрывательство имущества, добытого преступным путем[13]. Последнее совершается только с корыстной целью.

Тема 8. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИСКЛЮЧАЮЩИЕ

ПРЕСТУПНОСТЬ ДЕЯНИЯ

Понятие и система обстоятельств, исключающих преступность деяния.

Необходимая оборона.

Крайняя необходимость.

Понятие и система обстоятельств, исключающих

Преступность деяния

В уголовном праве зарубежных государств, как правило, не существует четкой системы обстоятельств, исключающих преступность деяния, аналогично закрепленной в действующем российском УК (за исключением, пожалуй, Франции). Кроме того, такие обстоятельства называются либо оправдывающими обстоятельствами (защитами) – в Англии и США, либо оправдательными фактами, освобождающими от уголовной ответственности, – во Франции, либо обстоятельствами, исключающими противоправность или вину – в ФРГ и т.д.

1.1. В законодательстве Англии нет четкого перечня обстоятельств, исключающих уголовную ответственность (преступность деяния), поэтому о системе таких обстоятельств можно судить лишь на основе положений уголовно-правовой доктрины и судебной практики по конкретным уголовным делам. Обычно английские авторы выделяют следующие основные обстоятельства (защиты), которые могут служить основанием для освобождения от уголовного преследования: 1) необходимая оборона и предупреждение преступления; 2) необходимость; 3) исполнение приказа начальника; 4) согласие потерпевшего; 5) принуждение женщины к совершению преступления со стороны ее супруга; 6) физическое или психическое принуждение; 7) фактическая ошибка.

1.2. В американском праве, как и в английском, существует понятие различных видов «защит». К «защитам» здесь относятся обстоятельства, при которых: 1) исключается уголовная ответственность, 2) исключается виновность, либо 3) исключается наказуемость деяния.

Так, УК штата Нью-Йорк к первой группе обстоятельств относит недостижение определенного возраста и психическую болезнь (неполноценность). Ко второй группе обстоятельств отнесены физическое или психическое принуждение к совершению преступного деяния, провокация, добровольный отказ. К третьей группе относятся различные случаи применения физической силы: при защите себя самого или третьих лиц, недвижимости, другого имущества, при законном аресте и т.д.

Модельный УК США (1962 г.) к обстоятельствам, исключающим уголовную ответственность, также относит: недостижение установленного возраста и психическую болезнь. Перечень обстоятельств, исключающих виновность, по Модельному УК, достаточно широк, к ним относятся: 1)незнание или ошибка в вопросе факта или права, 2) патологическое опьянение, 3) физическое принуждение, 4) приказ военачальника, 5)согласие потерпевшего на причинение вреда, 6) малозначительность деяния, 7) провокация. К обстоятельствам, при которых поведение признается правомерным, что впрочем не исключает гражданско-правовой ответственности, Модельный УК США отнес: 1) крайнюю необходимость, 2) исполнение публичной обязанности, 3) применение насилия при самозащите, 4) применение насилия для защиты других лиц, 5)применение насилия для защиты имущества, 6) применение насилия при исполнении закона и 7) применение насилия лицами, на которых лежит особая ответственность за попечение над другими лицами или за их дисциплину либо безопасность.

Особенностью американского права является то обстоятельство, что в законодательстве детально регламентируются условия правомерности применения физической силы, в том числе причинения телесных повреждений, вообще (при проведении хирургических операций, при использовании силы в целях воспитания родителями, опекунами, должностными лицами пенитенциарных учреждений и т.д.) и применительно к случаям необходимой обороны, крайней необходимости, задержания преступников и др.

1.3. В отличие от англо-американского права, действующий УК Франции предпринимает попытку систематизации рассматриваемых обстоятельств. Все они помещены в одну главу, находятся в определенной последовательности, хотя и получили название «оснований освобождения от уголовной ответственности».

Интересно, что к обстоятельствам, освобождающим от уголовной ответственности, французский законодатель отнес: 1) невменяемость, 2недостижение 13-летнего возраста, 3) принуждение к совершению преступного деяния, 4) ошибку в праве, 5) исполнение предписания закона или приказа законного органа власти, 6) правомерную защиту, 7)состояние необходимости (крайнюю необходимость). Таким образом, в одну группу объединены не только те обстоятельства, которые, с точки зрения российского юриста, относятся к числу обстоятельств, исключающих преступность деяния, но и те, при которых отсутствует субъект. С точки зрения французского права это положение также не вполне логично, поскольку, в действительности, наличие тех или иных обстоятельств непосредственно влияет на правовые последствия для лица, совершившего описанное в законе деяние. Так, в случае невменяемости и недостижения установленного в законе возраста, хотя уголовное преследование и прекращается, следственные и юрисдикционные органы могут признать лицо представляющим опасность для общества и применить к нему какие-либо меры, не являющиеся наказанием: для малолетнего – меры воспитательного характера, для психически больного – меры медицинского характера. В остальных же случаях такие меры не применяются, поскольку ни лицо, ни его действия не могут расцениваться как опасные для общества.

1.4. В Германии нормы, исключающие противоправность или вину, не систематизированы и содержатся не только в УК ФРГ, но и других нормативных актах. Собственно в Общей части УК закреплены лишь три обстоятельства: ошибка в запрете, необходимая оборона и крайняя необходимость[14]. Все обстоятельства уголовно-правовая доктрина делит на две группы: 1) исключающие противоправность и 2) исключающие вину.

В уголовном законодательстве ФРГ любое умышленное или неосторожное деяние может быть признано судом не уголовным, если обнаружатся обстоятельства, исключающие противоправность деяния в целом. Такой подход обусловил, например, включение в УК двух различных норм, посвященных крайней необходимости: 1) крайней необходимости при отсутствии противоправности и 2) крайней необходимости, исключающей или смягчающей вину. Во втором случае лицо совершает противоправное деяние, но действует с точки зрения уголовного права невиновно, либо виновно, но с учетом обстоятельств крайней необходимости наказание ему может быть смягчено.

К обстоятельствам, исключающим противоправность в Германии относят: 1) необходимую оборону[15], 2) разрешенную самозащиту[16], 3)граж-данскоправовую необходимую оборону[17], 4) правомерную крайнюю необходимость, 5) осуществление правомерных интересов, 6) согласие потерпевшего, 7) причинение вреда при правомерном аресте или для предотвращения побега лица, законно содержащегося под стражей (конституционная норма) и др. К обстоятельствам, исключающим виновность, относятся: 1) ошибка в запрете, 2) оправдывающая крайняя необходимость.

Необходимая оборона

2.1. В Англии вопрос о необходимой обороне частично решается Законом об уголовной юстиции 1967 г. В ст. 3 Закона предусмотрено, что лицо может применить «разумную силу» для предупреждения совершения другими лицами преступления либо для производства законного ареста преступника или подозреваемого. Как видно, данная норма весьма ограниченно регламентирует этот правовой институт, что является специфической особенностью английского уголовного права.

2.2. В США вопрос о необходимой обороне решается в рамках проблемы о правомерности применения физической силы вообще. Так, в УК штата Нью-Йорк использование физической силы регламентируется применительно к случаям: 1) защиты себя самого или третьих лиц; 2)защиты помещений и недвижимости, а также для защиты от берглэри; 3)предотвращения или пресечения кражи (причинения уголовно наказуемого ущерба); 4) производства ареста или предотвращения бегства из-под стражи. Первые три случая представляют собой случаи необходимой обороны в том смысле, в каком она понимается российскими юристами.

К условиям правомерности применения физической силы при защите себя самого или третьих лиц УК штата Нью-Йорк относит следующие: 1)наличие или угроза применения противоправной физической силы со стороны другого физического лица; 2) поведение нападающего не спровоцировано обороняющимся; 3) обороняющийся не напал первым (за исключением случаев, когда он «вышел» из конфликта, известив другое лицо о своем «выходе», но другое лицо продолжает применять физическую силу); 4) физическая сила не является «поединком по соглашению» и не санкционирована нормами права (как в боксе, рэгби и др., при проведении хирургической операции и т.п.).

УК штата Нью-Йорк определяет те обстоятельства, при которых возможно применение «смертельной физической силы». Это допускается в случаях, когда лицо, подвергшееся нападению: а) находится в своем жилище, при этом оно не напало первым; б) является служащим полиции, должностным лицом, наблюдающим за соблюдением общественного порядка. Применение смертельной физической силы допускается и против лиц, совершающих или пытающихся совершить похищение человека, изнасилование, насильственное извращенное половое сношение, ограбление и берглэри.

2.3. В УК Франции институт необходимой обороны (правомерной защиты) отличается достаточной четкостью. Согласно ст. 122.5 к условиям правомерности защиты относятся: 1) наличность и 2) необоснованность посягательства, 3) соответствие используемых средств защиты тяжести нападения, 4) своевременность защиты, 5) возможность защиты не только себя самого, но и других лиц, а также собственности. Однако защита собственности правомерна при соблюдении ряда дополнительных условий: 1) защита собственности допускается только при уже начавшемся посягательстве на собственность и не допускается при угрозе такого посягательства, 2) начавшееся посягательство должно представлять собой преступление или проступок, 3) при защите собственности не допускается причинение смерти нападающему, 4) защита должна быть «строго необходимой».

Во французском УК установлены и два специальных случая правомерной защиты. Согласно ст. 122.6 «действовавшим в состоянии правомерной защиты считается тот, кто совершает действия: п. 1. С целью отразить проникновение ночью в жилище, осуществляемое путем взлома, насилия или обмана; п. 2. С целью защитить себя от совершающих кражу или грабеж с насилием».

2.4. По германскому уголовному праву необходимая оборона отнесена к числу обстоятельств, исключающих противоправность деяния. К условиям правомерности обороны относятся: 1) нападающий является физическим (не юридическим) лицом, не животным, 2) нападение должно быть противоправным и 3) наличным (оно началось, но еще не завершено), 4) допускается защита не только себя самого, но и других лиц, 5) отсут-ствует превышение пределов необходимой обороны. Второй признак – противоправность нападения – с учетом положений германского права достаточно сложен для определения в критической ситуации, в связи с чем в теории и на практике весьма оспаривается.

Судебная практика достаточно широко трактует понятие объекта защиты, хотя в УК речь идет о защите себя самого или «кого-либо другого». Как следует из литературных источников, под объектом защиты понимается не только жизнь и здоровье человека, но и собственность, и свобода, и даже «ночная тишина»[18].

Дискуссионным вопросом в германском уголовно-правовой теории является проблема превышения пределов необходимой обороны. При этом, как правило, различают два вида такого превышения: 1)несоответствие способов, средств защиты – тяжести нападения и 2)нарушение принципа наличности посягательства (преждевременная или запоздалая защита).

Крайняя необходимость

3.1. В Англии причинение вреда в условиях крайней необходимости считается обстоятельством, освобождающим от уголовной и гражданско-правовой ответственности. Условиями правомерности причинения вреда в данном случае являются следующие: 1) предотвращенное зло больше, чем вред, который причиняется для его предотвращения, и 2) зло не может быть предотвращено другим путем[19].

3.2. В США вопрос о причинении вреда при крайней необходимости разработан в уголовно-правовой доктрине и регламентирован в действующем законодательстве. В Модельном УК США установлены следующие условия правомерности крайней необходимости: 1) вред угрожает самому лицу или другим лицам; 2) угрожающий вред или зло больше, чем вред или зло от поведения, к которому прибегает лицо; 3) УК или другой уголовный закон не делают изъятий для защиты в связи с данной конкретной ситуацией; 4) законодатель не выражает иным образом свой отказ предоставить защиту в данной ситуации. Если ситуация крайней необходимости возникла в результате небрежного поведения самого лица, либо вывод лица о необходимости такого поведения – результат его небрежности (т.е. не было необходимости в таком поведении, и не стоило бы причинять вред), то лицо несет уголовную ответственность.

3.3. Во Франции институт крайней необходимости до принятия в 1992г. нового УК не был законодательно закреплен, хотя необходимость введения такого института ощущалась давно. Судебная практика часто сталкивалась со случаями, когда деяние, за которое предусмотрена уголовная ответственность, совершалось «по необходимости», с целью защитить другое благо, общественная ценность которого выше ценности блага, принесенного в жертву. В конце ХIХ в. судебная практика решила освобождать лиц, действовавших в состоянии крайней необходимости, в связи с отсутствием их вины. Такая позиция была поддержана апелляционными инстанциями Франции. А в 1958 г. Кассационный Суд Франции, в обход законодателя, признал своим решением «состояние необходимости» (крайнюю необходимость) обстоятельством, освобож-дающим от уголовной ответственности. Судебной практикой, нашедшей свое подтверждение в последующих решениях и постановлениях Кассационного Суда, были выработаны условия правомерности крайней необходимости. Эти положения сохраняют свою актуальность и сегодня, поскольку действующий УК Франции закрепляет данный институт недостаточно четко, что затрудняет его отграничение не только от института правомерной защиты, но и института принуждения к совершению преступного деяния. Судебная практика выработала следующие условия правомерности крайней необходимости: 1) наличность опасности причинения вреда; 2) природа такой опасности может быть различной: опасность причинения физического вреда, морального, материального; 3) не существует иного способа избежать опасности кроме, как совершить деяние, запрещенное уголовным законом; 4) благо, принесенное в жертву, является менее ценным, чем спасенное благо; 5)лицо не поставило себя само в состояние необходимости совершения преступного деяния, до этого нарушив закон.

3.4. В Германии крайняя необходимость представлена в двух разно-видностях: 1) крайней необходимости, не являющейся противоправной, и 2) крайней необходимости, исключающей или смягчающей вину.

Для первой установлены следующие условия правомерности: а)наличность опасности для правоохраняемого блага, б) непредотвра-тимость опасности другими средствами, в) опасность угрожает любому правовому благу, принадлежащих как самому лицу, так и другим лицам, г)при оценке противостоящих интересов защищаемый интерес значительно превосходит нарушенный; д) деяние является соразмерным средством для устранения опасности; е) воля лица должна быть направлена на предотвращение опасности.

Вторая разновидность крайней необходимости предполагает защиту жизни, здоровья или свободы самого лица, его родственников или близких путем совершения противоправного деяния. Однако лицо «оправдывает» то обстоятельство, что такое деяние совершается им в условиях наличной опасности. Закон не указывает в данном случае на необходимость соразмерности защиты тяжести опасности. Такой дуализм института крайней необходимости вызывает немало дискуссий и критики среди германских юристов-криминалистов. Нередко судебная практика применяет вторую разновидность крайней необходимости, условия которой являются более льготными, в том случае, когда не удается использовать первую.

К обстоятельствам, исключающим противоправность в Германии относят: 1) необходимую оборону[15], 2) разрешенную самозащиту[16], 3)граж-данскоправовую необходимую оборону[17], 4) правомерную крайнюю необходимость, 5) осуществление правомерных интересов, 6) согласие потерпевшего, 7) причинение вреда при правомерном аресте или для предотвращения побега лица, законно содержащегося под стражей (конституционная норма) и др. К обстоятельствам, исключающим виновность, относятся: 1) ошибка в запрете, 2) оправдывающая крайняя необходимость.

Читайте также:  Как самому зарегистрировать ООО: пошаговая инструкция

Институт соучастия в уголовном праве ФРГ

Под соучастием в доктрине германского уголовного права понимается участие нескольких лиц различным образом в совершении умышленного преступного деяния. УК ФРГ понятия соучастия не содержит, но выделяет виды соучастников[12].

Уголовное право ФРГ различает две основные формы соучастия: 1)исполнительство и 2) соучастие в прямом смысле этого слова.

Согласно §25 УК ФРГ: «Как исполнитель наказывается тот, кто совершает преступное деяние сам или посредством другого». Кроме того, данная норма определяет соисполнительство, то есть совершение преступного деяния несколькими лицами сообща.

Уголовному праву ФРГ известны три разновидности исполнительства: а) единоличное исполнительство; б) соисполнительство и в) посредст-венное исполнительство.

Соучастником по УК ФРГ является тот, кто направляя свои действия на причинение преступного результата, сам не принимает непосредственного участия в выполнении состава.

Соучастие в узком смысле слова состоит, в отличие от исполнительства, в создании условий или облегчении совершения преступления для исполнителя. Оно выражается либо в подстрекательстве, либо в пособничестве.

Подстрекательство заключается в умышленном побуждении другого лица к совершению преступного деяния любой тяжести. Известно и понятие неудавшегося подстрекательства.

Пособничество также предусмотрено УК ФРГ. И подстрекательство, и пособничество могут быть совершены только умышленно.

Германская доктрина уголовного права, как и французская, признает акцессорность соучастия, т.е. зависимость соисполнительства, подстре-кательства и пособничества от исполнительских действий другого лица. Акцессорность является сутью соучастия.

Соучастие возможно только до окончания преступного деяния. После этого речь может идти только о различных видах укрывательства, которые являются самостоятельными составами и за которые предусмотрена уголовная ответственность в нормах 21 раздела Особенной части УК ФРГ.

В уголовном праве ФРГ нет понятия прикосновенности. Отдельные формы прикосновенности упоминаются в Особенной части, где различные случаи недонесения и укрывательства рассматриваются как отдельные преступления особого рода. Что касается попустительства, оно не считается преступным, если на лицо не возложена по службе специальная обязанность воспрепятствования правонарушениям. В последнем случае они отвечают за должностное преступление.

Укрывательство делится на два вида: укрывательство преступника и укрывательство имущества, добытого преступным путем[13]. Последнее совершается только с корыстной целью.

Темы рефератов

1. Соучастие в уголовном праве зарубежных стран.

2. Классификация соучастников на исполнителей и пособников.

3. Исполнители первой и второй степени.

4. Пособники до и после факта совершения преступления.

5. Виды соучастников в англо-американском праве: исполнители и собственно соучастники.

6. Институт соучастия во Франции и ФРГ.

7. Понятие исполнительства, соисполнительства в уголовном праве Франции.

8. Понятие исполнительства и соучастия в уголовном праве ФРГ.

9. Соучастие в неосторожном преступлении по уголовному праву Англии, США и Франции.

10. Ответственность соучастников за эксцесс исполнителя.

11. Ответственность за прикосновенность к преступлению по уголовному праву современных зарубежных стран.

Рекомендуемая литература

(см. стр. 104-106)

Тема 8. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИСКЛЮЧАЮЩИЕ

ПРЕСТУПНОСТЬ ДЕЯНИЯ

Семинарское занятие

Понятие и система обстоятельств, исключающих преступность деяния.

Необходимая оборона.

Крайняя необходимость.

1. Изучить рекомендуемую основную и дополнительную литературу, законспектировать основные положения.

2. Подготовить ответы на теоретические вопросы, выносимые для обсуждения на семинарском занятии.

Под соучастием в доктрине германского уголовного права понимается участие нескольких лиц различным образом в совершении умышленного преступного деяния. УК ФРГ понятия соучастия не содержит, но выделяет виды соучастников[12].

Регламентация института соучастия по законодательству Европейских государств Текст научной статьи по специальности « Право»

Главной проблемой этой статьи является сопоставимый анализ Европейского законодательства на пути участия, как одного из самых важных институтов криминального закона. В этой статье вы можете найти анализ великобританского законодательства, немецкого, испанского, датского, польского, французского, шведского и Швейцарского законодательства.

Совместное участие в преступном деянии в УК ФРГ

    • Авторское право (4)
    • Аграрное право (3)
    • Адвокатура (13)
    • Административное право (20)
    • Арбитражный процесс (7)
    • Банковское право (6)
    • Бюджетное право (1)
    • Водное право (1)
    • Военное право (1)
    • Гражданский процесс (16)
    • Гражданское право (22)
    • Договорное право (8)
    • Жилищное право (12)
    • Зарубежное право (5)
    • Земельное право (7)
    • Избирательное право (2)
    • Инвестиционное право (1)
    • Информационное право (3)
    • История государства и права (18)
    • Кодексы, комментарии (11)
    • Коммерческое право (8)
    • Конкурсное право (1)
    • КОНСПЕКТЫ ЛЕКЦИЙ (32)
    • Конституционное право (20)
    • Корпоративное право (4)
    • Криминалистика (5)
    • Криминология (5)
    • Международное право (16)
    • Муниципальное право (5)
    • Налоговое право (7)
    • Наследственное право (7)
    • Новости законодательства (1 011)
    • Основы права (2)
    • Право Евросоюза (1)
    • Право интеллектуальной собственности (1)
    • Право социального обеспечения (1)
    • Правоведение (1)
    • Правоохранительные органы Российской Федерации (3)
    • Предпринимательское право (5)
    • Прокурорский надзор (2)
    • Римское право (9)
    • Семейное право (4)
    • Словари / Справочники (30)
    • Страховое право (3)
    • Таможенное право (5)
    • Теория государства и права (11)
    • Торговое право (1)
    • Трудовое право (9)
    • Уголовно-исполнительное право (3)
    • Уголовное право (27)
    • Уголовный процесс (11)
    • Финансовое право (13)
    • ШПАРГАЛКИ (78)
    • Экологическое право (5)
    • ЯИнтересное (0)

Правовому регулированию этого института посвящена глава третья раздела 3 Общей части УК ФРГ (§§ 25-31). Уголовно-правовая доктрина и законодатель ФРГ выделяют две формы соучастия: исполнительство (Taeterschaft) и подстрекательство, пособничество (Teilnahme), что существенным образом отличается от правового регулирования данного института в российском уголовном праве. Не содержит УК ФРГ и понятия такого вида соучастника как организатор.
УК ФРГ не содержит понятия соучастия. В доктрине германского уго-ловного права под соучастием понимается участие нескольких лиц различным образом в совершении умышленного преступного деяния.
Законодатель и правоприменительная практика выделяют две основные формы соучастия: 1) исполнительство и 2) подстрекательство и пособничество. Институт исполнительства определен в § 25 УК ФРГ: Анализ этой нормы позволяет выделить три формы исполнительства: единоличное исполнительство (Alleintaeterschaft, § 25, абз. 1, 1 альтернатива), посредственное исполнительство (milteltxire Taeterschaft, § 25, абз. 1, 2 альтернатива) и соисполнительство (Mittaeterschaft, § 25, абз. 2). Из анализа § 25 УК ФРГ вытекает, что исполнителем является тот, кто совершает преступное деяние 1) сам или 2) посредством другого, который является «средством» совершения преступного деяния. В германской уголовно-правовой доктрине исполнитель определяется следующим образом: исполнителем является тот, у кого при совершении умышленного преступного деяния воля направлена на то, чтобы совершить преступное деяние как свое собственное. Если у нескольких лиц эта воля объединена, то речь идет о соисполнительстве. Параграф 25, абз. 1, альтернатива 1 создает законодательную основу для правовой оценки действий лиц, исполняющих один и тот же состав деяния параллельно друг с другом (Nebentaeterschaft). Такая ситуация встречается, когда несколько лиц, каждый из которых выполняет состав деяния, стремятся к достижению одного и того же преступного результата, однако все они действуют независимо друг от друга. Например, А. и Б. одновременно стреляют в С., для того, чтобы его убить. А. и Б. не знают о существовании друг друга. А. и Б. являются так называемыми параллельными исполнителями.
Соисполнительство определяется как совершение уголовно наказуемого деяния несколькими лицами сообща. В германской уголовно-правовой доктрине данный признак трактуется как сознательное и желаемое взаимодействие .
В неосторожных преступных деяниях исполнителем является каждый, кто осуществляет состав деяния, не осознавая и не желая его осуществления совместно.
Второй формой соучастия является подстрекательство (§ 26) и пособничество (§ 27). Основное отличие этой формы от исполнительства состоит в том, что подстрекатель и пособник, как правило, не имеют господствующего значения в совершении преступного деяния, а имеют лишь подчиненное, хотя и неравноценное, значение. По образному общепринятому выражению германской уголовно-правовой доктрины и судебной практики «исполнительство держит в своих руках все преступное деяние». Роль подстрекательства и пособничества иная.
Подстрекателем является тот, кто умышленно подстрекал другое лицо к умышленному преступному деянию, а пособником — тот, кто помогает другому в совершении умышленного преступного деяния. § 26 УК ФРГ устанавливает, что подстрекатель наказывается так же, как и исполнитель. На основании § 27 УК ФРГ наказуемость пособника также ставится в зависимость от наказуемости исполнителя. В этой связи можно говорить об акцессорности (зависимости) соучастия.
Под подстрекательством германская уголовно-правовая доктрина понимает умышленное возбуждение у другого лица решимости совершить преступное деяние. Германская судебная практика, как правило, исходит в данной ситуации из того, что подстрекатель должен сформировать у лица умысел на совершение преступного деяния. В определенной ситуации подстрекательством может быть признано также «укрепление» у лица решимости совершить преступное деяние, если умысел на его совершение сформировался еще не окончательно.
Таким образом, подстрекательство характеризуется наличием объективных и субъективных признаков. К первым относятся: а) по меньшей мере, покушение на умышленное противоправное деяние или оконченное умышленное противоправное деяние, б) склонение к совершению деяния, возбуждение решимости его совершить. Субъективным признаком подстрекательства является двухсторонний умысел на подстрекательство относительно умышленного противоправного оконченного деяния и относительно склонения к совершению деяния, возбуждение решимости его совершить.
Под пособничеством понимается оказание помощи в совершении деяния, причем в любой форме.
Основное отличие пособничества от исполнительства проводится, прежде всего, по объективным признакам: пособник не играет господствующей роли в совершении преступного деяния. Его «вклад» ограничивается только содействием в совершении последнего. УК ФРГ устанавливает, что пособник наказывается более мягко, чем подстрекатель (§ 49, абз. 1).
Таким образом, пособничество, также как и подстрекательство, характеризуется наличием объективных и субъективных признаков. К первым относятся: а) по меньшей мере, покушение на умышленное противоправное деяние и оконченное умышленное противоправное деяние, б) оказание помощи в совершении деяния. Субъективным признаком пособничества является наличие двухстороннего умысла на пособничество относительно умышленного противоправного оконченного деяния и относительно оказания помощи в совершении данного деяния.
Как уже отмечалось, в УК ФРГ не предусмотрен такой вид соучастника как организатор (используя терминологию, применяемую в российском уголовном праве. Его преступные действия получают иную уголовно-правовую оценку). В этом состоит специфика института соучастия в германском уголовном праве. В каждом конкретном случае так называемый «организатор» признается иным соучастником преступного деяния: исполнителем, подстрекателем и пособником. Чаще всего он является исполнителем (соисполнителем) преступного деяния, учитывая господствующее положение исполнительства в совершении преступного деяния, о чем говорилось выше. В Особенной части УК ФРГ предусмотрена уголовная ответственность за создание преступных и террористических сообществ (§§ 129, 129 а).
Соучастие возможно только до окончания преступного деяния. После речь может идти только о различных видах укрывательства, которые являются самостоятельными составами преступлений и за которые предусмотрена уголовная ответственность в нормах 21 раздела Особенной части УК ФРГ.
Что же касается наказуемости соучастников, то следует отметить сле-дующее:
1) каждый соучастник наказывается в соответствии со своей виной (§29 УК ФРГ);
2) если для наказуемости исполнителя необходимо наличие у него так называемых особых личных признаков (§ 14, абз. 1, то есть обладает определенными в законе признаками специального субъекта), и такие признаки отсутствуют у других соучастников (подстрекателя или пособника), то суд обязан смягчить последним наказание;
3) если имеет место так называемое покушение на соучастие у подстрекателя или пособника (§ 30 УК ФРГ), то они наказываются по нормам о покушении на преступление; при этом суд смягчает им наказание; это же правовое предписание действует в отношении лиц, которые «выражают готовность совершить преступление, кто принимает предложение другого или кто договаривается с другим лицом совершить преступление или подстрекать к преступлению».
4) в ряде случаев может иметь место добровольный отказ от покушения на соучастие, который не влечет за собой уголовного наказания (§ 31 УК ФРГ).

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.

Октябрь 2020

ПнВтСрЧтПтСбВс
« Май
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Правовой портал “Правопорядок” работает на Своей CMS.
© 2009-2017 Правовой портал “Правопорядок”, все права защищены. Россия. Москва и Московская область

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.

§3. Принципы уголовного права ФРГ

Нет наказания без закона (nulla poene sine lege). Этот принцип закреплен в ст. 103, абз. 3 Основного Закона (Конституции) ФРГ и § 1 УК ФРГ: «деяние может наказываться только в том случае, если его наказуемость была определена законом до его совершения». Это означает, что в ФРГ наказание назначается только на основании норм писаного права. Не допускается применение норм обычного права и применение норм по аналогии.

Принцип вины. На основании этого принципа лицо наказывается только в том случае и постольку, поскольку его деяние может быть поставлено ему в упрек. По мнению Федерального Конституционного Суда [668] , наказание без вины являлось бы противоречием принципам правового государства.

На основании § 46, абз.1 УК ФРГ вина является основанием для назначения наказания. Иные обстоятельства, перечисленные в абз. 2 данной нормы (например, мотивы, цели, взгляды, проявившиеся в деянии, воля, употребленная на совершения деяния, размер нарушения

обязанности и др.), при определении размера наказания имеют второстепенное значение.

На основании § 18 УК ФРГ, если в результате совершения преступного деяния наступают особые последствия, то суд может назначить более строгое наказание. Это может иметь место только в том случае, если лицу, совершившему преступное деяние, вменяется в вину относительно данного последствия по меньшей мере неосторожность.

Еще одним принципом германского уголовного права является территориальный принцип. Определить его и раскрыть его содержание представляется возможным при более подробном изучении ряда норм Общей части УК ФРГ, в частности главы первой «Сфера действия закона» раздела первого «Уголовный закон».

На основании территориального принципа, германское уголовное право действует в отношении всех деяний, совершенных на территории ФРГ(§ 3 УК ФРГ). Они могут быть совершены как гражданами ФРГ, так и иностранными гражданами и лицами без гражданства.

Ряд других норм Общей части УК ФРГ также относится к законодательному регулированию территориального принципа действия германского уголовного права. Так, например, § 4 УК ФРГ устанавливает, что «германское уголовное право действует в отношении деяний, совершенных на корабле или самолете, правомерно следующими под флагом или опознавательным знаком ФРГ, независимо от права места совершения деяния» [669] . Параграф 5 УК ФРГ содержит предписание о том, что германское уголовное право действует независимо от права места совершения деяния в отношении широкого круга преступных деяний, совершенных против правовых благ, охраняемых УК ФРГ. В данной норме установлен хотя и обширный, но исчерпывающий перечень этих деяний. Так на основании § 5 УК ФРГ германское уголовное право, с одной стороны, действует в отношении таких деяний, как, например, подготовка агрессивной войны (§ 80), государственная измена (§§ 81-83) и др., совершенных лицом вне зависимости от его гражданства за границей (т.е. за пределами территории ФРГ). С другой стороны, германское уголовное право действует в отношении ряда преступных деяний, совершенных за границей, если их исполнитель является гражданином ФРГ и место его жизнедеятельности находится на территории Германии. К ним относятся, к примеру, уклонение от исполнения воинской обязанности путем обмана (§ 109 а), пропаганда, направленная против бундесвера (§ 109 d), прерывание беременности (§ 218) и др. В-третьих, германское уголовное право действует в отно-

шении некоторых преступных деяний, совершенных за границей, если они направлены против граждан ФРГ, чье место жизнедеятельности или привычного пребывания находится на территории Германии. К ним относится, например, похищение человека и др.

Параграф 6 УК ФРГ конкретизирует принцип уголовного преследования за преступные деяния, предусмотренные международными соглашениями (Weltsrechtsgrundsatz) [670] . Эта норма содержит предписание, на основании которого германское уголовное право действует независимо от права места совершения в отношении деяний, совершенных за границей и направленных против правовых благ, охраняемых на основании международных соглашений (например, геноцид, незаконный оборот наркотических средств, подделка денег и ценных бумаг и др.) [671] . Их исчерпывающий перечень установлен в рассматриваемой норме.

Параграф 7 УК ФРГ предусматривает и иные случаи, когда германское уголовное право действует в отношении деяний, совершенных за границей [672] . К ним относятся, к примеру, случаи, когда деяние совершается за границей против гражданина ФРГ. Необходимым условием для этого является то, что данное деяние является уголовно наказуемым в месте его совершения или место его совершения не подпадает под деятельность карательных органов.

В германской уголовно-правовой доктрине ряд принципов уголовного права, связанных с действием территориального принципа, трактуются следующим образом:

Параграфы 3-7 Общей части УК ФРГ регулируют так называемое международное уголовное право [673] . Они представляют собой односторонние коллизионные нормы. Это означает, что данные предписания не предусматривают применение иностранного уголовного права, а только устанавливают объем применения внутригосударственного уголовного принуждения. Этот объем устанавливает ограниченную сферу применения германского уголовного права к деяниям, затрагивающим отношения с заграницей. При этом под германским уголовным правом понимается совокупность всех норм ФРГ (в границах

объединенной Германии, на основании ст. 1 Договора об объединении), а также их земель, поскольку они устанавливают предпосылки противоправного деяния и его правовые последствия [674] .

Эти нормы базируются на следующих принципах:

а) территориальный принцип, ограничивающий действие уголовного права государственной территорией и распространяющий свое действие на такие деяния, которые были совершены в пространстве территории, подлежащей государственному суверенитету;

б) связанный с территориальным принципом принцип флага, на основании которого внутригосударственное уголовное право распространяет свое действие на деяния, совершенные на корабле или воздушном судне, зарегистрированном в порту приписки данного государства;

в) активный персональный принцип (принцип государственной принадлежности), действующий в тех системах, в которых он является основным принципом для того, чтобы субъекты уголовного права уважали и соблюдали законы своей страны;

г) принцип охраны (реальный принцип), который ориентирует действие уголовного права на защиту интересов своего правового сообщества и поэтому охватывает также так называемый пассивный персональный принцип (принцип индивидуальной охраны) потому, что ставит наказуемость в зависимость от нарушений закона гражданином собственного государства;

д) универсальный принцип, который предусматривает неограниченную наказуемость в интересах всего мирового сообщества;

е) принцип представительного уголовного судопроизводства, который определяет действие уголовного права в тех случаях, когда иностранные органы уголовного преследования должны препятствовать вмешательству;

ж) принцип разделения компетенции, который базируется на мысли о том, что на основании межгосударственных соглашений вопросы компетенции различных стран в осуждении конкретных преступных деяний основываются на принципах целесообразности. Разделение компетенции происходит таким образом, чтобы по возможности ограничить дублирование в конкурирующих уголовно-правовых нормах различных стран и предотвратить назначение наказания дважды за одно и то же преступное деяние [675] .

В Общей части УК ФРГ содержатся предписания о времени и месте совершения преступного деяния. На основании § 8 временем совершения преступного деяния считается время совершения исполнителем или другим соучастником (подстрекателем, пособником) преступного действия, а в случае бездействия – время, когда указанные лица должны были бы действовать. При этом не имеет значения момент наступления последствий. Параграф 9 специфическим образом определяет место совершения преступного деяния. По общему правилу им является то место, в котором исполнитель действовал или в случае бездействия должен был бы действовать, либо то место, в котором наступил относящийся к признакам состава деяния результат или по его представлению должен был бы наступить. Эта же норма содержит предписание, определяющее место совершения деяния в случае совершения преступного деяния при соучастии. Подстрекательство и пособничество осуществляются как в том месте, в котором было совершено преступное деяние, так и в том месте, в котором подстрекатель и пособник действовали или в случае бездействия должны были бы действовать, либо то место, в котором по их представлению должно быть совершено преступное деяние. Если подстрекатель или пособник приняли участие в совершении преступного деяния за границей, действуя на территории ФРГ, то на такое подстрекательство и пособничество распространяется действие германского уголовного права даже в том случае, если оно не наказуемо по праву места его совершения.

На основании § 18 УК ФРГ, если в результате совершения преступного деяния наступают особые последствия, то суд может назначить более строгое наказание. Это может иметь место только в том случае, если лицу, совершившему преступное деяние, вменяется в вину относительно данного последствия по меньшей мере неосторожность.

Совместное участие в преступном деянии в УК ФРГ

В настоящей статье рассмотрены особенности развития института соучастия в уголовном праве Франции и Германии, государств, представляющих семью континентального права, которая наиболее близка по духу российскому уголовному праву. В свою очередь, сравнительно-правовой анализ норм зарубежного европейского законодательства, позволяет, выделить некоторые особенности и тенденции развития института соучастия в российском уголовном праве

В настоящее время огромное значение для современного юриста имеет сравнительное правоведение, которое, несомненно углубляет знания о праве, расширяя кругозор как юриста-теоретика, так и юриста-практика. Компаративизм в научных исследованиях позволяют усовершенствовать национальное право, путем заимствований из зарубежных

аналогов ряд наиболее удачных норм, либо путем устранений существующих коллизий между различными правовыми системами.

В этой ретроспективе представляется интересным и практически полезным сравнительно — правовое исследование норм о соучастии в европейских странах, принадлежащих к семье континентального права, а именно Франции и Германии.

Так, уже в XIX в. институт соучастия подвергся своей детальной разработке в уголовном законодательстве Франции, Германии и других зарубежных государств.

Упоминая, Европу, нельзя не вспомнить известную фразу: «Все дороги ведут в Рим», которая, несомненно, говорит о многом. Как известно, право Древнего Рима — наиболее

развитая система права древности, послужила основой для современной континентальной

системы права, к которой отчасти принадлежит и Россия.

Из древнеримских источников видно, что аппенинская аристократия достаточно быстро распознала повышенную опасность групповых форм преступности, кооперативного сопротивления порядку. Именно поэтому в римском законодательстве прослеживается значительное внимание к проблемам соучастия в преступлении. Общеизвестная фраза, «jus constitui oportet in his quae ut plurium accident, non quae ex inipinato», то есть закон должен устанавливаться в отношении случаев, которые возникают чаще всего, а не в отношении тех, которых не следует ожидать, оправдывала себя на практике.

В формирующемся на Аппенинах уголовном праве выделяется и используется понятие соучастника преступления (particeps criminis). Достаточно широко была распространена установка, которую сегодня мы бы назвали нормой о посредственном причинении вреда «qui per alium facit per seipsum facere videtur», то есть – тот, кто действует через другого, считается совершающим действие сам [1, 157]. К положительным моментам следует также отнести и попытки классификации соучастников, так выделялись виновники и пособники, отдельно говорилось о подстрекателях.

Соучастие, в римском уголовном праве, еще не оттеняется институтом прикосновенности, но попытка юридически ограничить групповщину временем преступления уже предпринимается: nullus dicitur felo principalis nisi actor, aut qui praesens est, abettans aut auxilians actorem ad feloniam faciendam — никто не именуется главным виновником, за исключением исполнителя или же лица, присутствующего в месте совершения преступления и подстрекающего к совершению преступления либо пособничающего ему в этом [1, 157]. Тем самым, при общей направленности субъективным основам соучастия, укрывательство сформулировано неточно, говорится только о знании укрывателем о действиях исполнителя, однако о совместной договоренности или осведомленности указаний нет.

От Рима вновь перейдем к современной Европе. Уголовный кодекс Франции 1810 г. (Code penal), определил соучастие возможными объективными и субъективными признаками, субъективно ограничив этим и пределы соучастия, убрав из него всевозможные формы прикосновенности к преступному деянию, в том числе недонесение и укрывательство. Тем самым, была решена основная проблема соучастия, то есть недонесение и укрывательство перестали считаться формами соучастия.

Также УК Франции 1810 г. наиболее полно оформил представление об акцессорной природе соучастия, начало которому было положено еще в эпоху французской революции XVIII века и впервые законодательно оформлено в 1791 году.

В данных законодательных документах уголовно-правовая оценка действий соучастника определялась оценкой преступления, совершенного исполнителем, и зависела непосредственно от действий исполнителя преступления. Тем самым, если исполнитель совершал оконченное преступление, должны были отвечать за это преступление и все соучастники. Если же состоялось лишь покушение на преступление, соучастники несли ответственность за неоконченное преступление. В случае, когда исполнитель не подлежал уголовной ответственности, освобождались от ответственности и соучастники.

Таким образом, французская уголовно-правовая теория и действующий УК Франции 1992 г. основывается на акцессорной теории соучастия и, как известно не содержит

законодательной дефиниции соучастия, в УК указываются лишь виды соучастников и их ответственность (ст. ст. 121-4 – 121-7 УК) [4].

В уголовно-правовой науке Франции соучастие понимается в достаточно узком смысле слова согласно соучастию с юридическим разделением ролей в российском уголовном праве. В отличие от исполнителя и соисполнителя, которые своим поведением осуществляют преступление, признаки которого содержатся в Особенной части УК, соучастник – это лицо, которое акцессорно присоединяется к совершению преступления названными лицами, провоцируя или облегчая его осуществление.

Иначе говоря, французская доктрина соучастия, строится на принципах акцессорности и зависимости ответственности соучастников от поведения и ответственности исполнителя преступления. Из этого следует, что, во-первых, поведение, как исполнителя, так и соучастника имеют одну и ту же квалификацию; во-вторых, если поведение исполнителя не подлежит квалификации в уголовном порядке, то лицо, которое содействовало или каким-то образом помогало свершению преступления, соучастником не является.

Как уже отмечалось, что хотя в УК Франции и обозначены виды соучастников, однако в отличие от российского уголовного закона, в уголовном законодательстве Франции отсутствует стройная система деления соучастников преступления на виды. В УК Франции регламентация соучастников носит фрагментарный характер, так соучастники классифицируются непосредственно на исполнителя и соучастника. Исполнителем преступления, согласно ст. 121-4 УК, является лицо, которое совершает преступное действие, пытается совершить преступление или в случаях, предусмотренных законом, проступок [4, 78]. И, хотя, определение термина «соучастник» во французском уголовном законодательстве отсутствует, тем не менее в соответствии со ст. 121-7 УК соучастником преступления или проступка считается лицо, которое умышленно оказанием помощи облегчило их подготовку или совершение[4, 79]. Анализ содержания данной нормы (ст. 121-

7 УК) позволяет сделать вывод, что таковым может выступать либо пособник, либо подстрекатель.

В качестве форм соучастия во французском законодательстве выделяются помощь или содействие и подстрекательство (ст. 121-7 УК).

Помощь и содействие должны выражаться в действиях, и как правило, в активных, а не в бездействии, и по времени должны предшествовать главному преступному акту (помощь) или, в крайнем случае, его завершению (содействие). Что касается бездействия, то по французскому уголовному законодательству, оно не может рассматриваться в качестве соучастия. Так, не будет считаться соучастием, обещание хранить молчание.

По вопросу о признании соучастием бездействия, суд в своей практике последовал за уголовно-правовой теорией. Последняя, в свою очередь, считает необходимым наказывать бездействие в том случае, когда лицо было обязано в силу права воспрепятствовать преступлению, когда лицо способно было остановить действия главного исполнителя и, когда

лицо осознавало, что последний начал реализовывать свое намерение или в скором времени начнет это делать.

В качестве второй формы соучастия во французском законодательстве выделяется подстрекательство. Согласно абз.2 ст. 121-7 УК, соучастником также является лицо, которое посредством подарков, обещаний, угроз, требований, злоупотребления властью или полномочиями спровоцировало совершение преступного деяния или дало указания для его совершения. Тем самым, подстрекательство может быть осуществлено двумя способами: путем провокации или путем дачи указаний [4, 79].

Говоря об институте соучастия по французскому уголовному законодательству, необходимо указать на то, что теория соучастия исходит из того, что соучастие, согласно ст.

121-7 УК должно быть сознательным участием в совершении главного преступления или проступка, здесь имеется ввиду, и подстрекательство, которое также может быть только сознательным актом (абз. 2 ст.121-7). Однако, обращает внимание установленная законом

возможность соучастия в неумышленных преступлениях.

Большинство дискуссий в практике французских судов связано с квалификацией действий соучастника при эксцессе исполнителя. Исходя из акцессорной теории соучастия, это приводит к тому, что эксцесс исполнителя засчитывается и соучастнику.

По действующему УК Франции, согласно акцессорной природе соучастия, соучастник подлежит такому же наказанию, что и исполнитель [4, 79].

Уголовно-правовая доктрина Германии, которая также исходит из акцессорной теории, соучастием признает участие нескольких лиц различным образом в совершении умышленного преступного деяния.

В германском УК, как и в УК Франции, отсутствует законодательная дефиниция соучастия. В действующем уголовном кодексе ФРГ 1871 г. (в ред. 1998 г.) регламентируется виды соучастников и особенности их наказуемости[3].

В соответствии с уголовно-правовой теорией, германским законодательством и правоприменительной практикой выделяются две основные формы совместного участия в преступном деянии, это, во-первых, исполнительство, а во-вторых, подстрекательство и пособничество.

Однако, в отличие от УК Франции, немецкий законодатель решил проблему регламентации института соучастия достаточно любопытным способом. Соучастниками в соответствии с законодательством являются исполнитель, подстрекатель и пособник. А в главе третьей УК ФРГ указывается понятие исполнительства (§ 25), подстрекательства (§ 26) и пособничества (§27). Тем самым, немецкий законодатель уделяет основное внимание не на личность, а на деятельность, составляющую объективную сторону соучастия.

Особенность института соучастия в германском уголовном праве состоит в том, что в

Общей части УК ФРГ отсутствует законодательная дефиниция такого вида соучастника, как

«организатор преступления», хотя в некоторых нормах особенной части он используется. Например, в § 88 УК ФРГ устанавливается ответственность организатора и подстрекателя, которые умышленно способствуют тому, что посредством дезорганизующих действий выводятся из строя почта и другие средства связи [3,68]. Помимо этого, немецкий законодатель объявил противозаконной организационную деятельность, определив уголовную ответственность за создание вооруженных групп (§ 128), преступных сообществ (§ 129), террористических сообществ (§ 129-а) [2,41].

Тем не менее, в каждом конкретном преступлении, лицо, которое организовало совершение преступного деяния, может быть признан иным соучастником, то есть исполнителем, подстрекателем и пособником (§§ 25,26,27). Чаще всего он является исполнителем преступления.

Исполнительство, на основании § 25, может выражаться в двух формах: непосредственное, то есть когда преступник осуществляет преступление самостоятельно, и опосредованное соучастие, когда преступление осуществляется посредством другого лица. Совершение преступного деяния несколькими лицами сообща рассматривается законодателем как соисполнительство [3, 17]. В германской уголовно-правовой науке данный признак понимается как сознательное и желаемое взаимодействие.

Необходимо отметить, что в неосторожных преступных деяниях исполнителем является каждый, кто осуществляет преступление, не осознавая и не желая его осуществления совместно.

Второй формой соучастия является подстрекательство и пособничество. Особенностью второй формы соучастия будет в том, что подстрекатель и пособник при совершении преступного деяния не будут находится в главенствующей позиции, в отличие от исполнителя, они имеют лишь подчиненное, хотя и неравноценное, значение. Именно исполнитель «держит в своих руках все преступное деяние». Подстрекателем, согласно § 26

УК ФРГ, является тот, кто умышленно побуждает другого к умышленному противоправному деянию. Подстрекатель наказывается так же, как и исполнитель [3, 18]. Тем самым, подстрекатель должен сформировать у лица умысел на совершение преступления. И,

наконец, пособником преступления, на основании § 27 УК, является тот, кто умышленно

помогает другому в совершении умышленного противоправного деяния. Наказуемость пособника также ставится в зависимость от наказуемости исполнителя [3, 18]. Однако, по германскому законодательству пособник наказывается более мягко, чем подстрекатель (абз.1

Тем самым, рассматривая ответственность соучастников преступления по уголовному законодательству ФРГ, наблюдается акцессорная природа соучастия.

Также можно отметить, что в законодательствах некоторых зарубежных стран, в том числе и ФРГ, выделяется такая стадия соучастия, как покушение. Согласно § 30 УК ФРГ

«Покушение на соучастие», наказуемой является попытка склонить другое лицо к совершению преступления – покушение на подстрекательство; а также выраженная готовность совершить преступное деяние и принятие предложения либо договоренность о совершении преступного деяния – покушение на пособничество [3, 19].

Проведенный компаративистский анализ норм зарубежного европейского законодательства, а именно Франции и Германии, которые в свою очередь принадлежат к уголовно-правовой семье континентального права, позволяет выделить некоторые особенности и тенденции развития института соучастия, а именно, что:

— нормы уголовного законодательства европейских государств, касающихся института соучастия имеют достаточно серьезные отличия от норм, рассматриваемого института уголовного права, закрепленных в российском уголовном праве;

— регламентация института соучастия в рассматриваемых европейских государствах носит в большей степени фрагментарный характер, нежели в российском УК, где дано понятие соучастия и содержится система деления соучастников на виды;

— в зарубежном уголовном законодательстве, достаточно четко, отмечается доминирование акцессорной теории соучастия при решении вопросов ответственности организатора, подстрекателя и пособника (Франция, ФРГ);

— европейское уголовное законодательство признает возможность соучастия в

— ответственность за совершение преступлений в составе организованных преступных групп регламентируются, главным образом, в специальных законодательных актах (ФРГ);

— некоторые положения европейских уголовных законов в отношении института соучастия в преступлении, заслуживают внимание, так например, выделение такой стадии соучастия, как покушение (УК ФРГ).

Материал взят из: Казанская наука. №1. 2010г

Уголовно-правовая доктрина Германии, которая также исходит из акцессорной теории, соучастием признает участие нескольких лиц различным образом в совершении умышленного преступного деяния.

Особенности Общей части уголовного права зарубежных стран в отношении соучастия

По мнению А.А. Илиджева в уголовных кодексах (УК) большинства стран дальнего зарубежья не содержится общего определения соучастия в преступлении, однако признаки соучастия раскрываются при регламентации его видов и отдельных форм.

Как правило, соучастием признаются умышленные совместные действия, направленные на совершение преступления.

На позиции признания умышленного характера действий соучастников при совершении умышленного противоправного деяния находится УК ФРГ (§ 26 и 27) [3, c. 228].

То, что соучастие возможно только в умышленных преступлениях, признается законодательством и доктриной большинства стран мира. Помимо стран СНГ, это положение прямо отражено, в частности, в УК Боливии, Германии, КНР, Лаоса, Латвии, Лит- вы, Парагвая, Перу, Эстонии, а также большинства стран – бывших английских колоний [4, c. 189].

Особенностью зарубежного уголовного права является также то, что наряду с уголовной ответственностью за соучастие в умышленных преступлениях в некоторых государствах возможно наступление уголовной ответственности и за соучастие в неосторожном преступлении.Такая ответственность, например, обосновывается доктриной и используется судебной практикой Англии и США. Исследователи отмечают, что при неосторожном преступлении, когда результат причинен совместной деятельностью нескольких лиц, как гласит ст. 113 УК Италии, каждое из них подлежит наказанию, установленному за данное преступление.

Определение видов соучастников в УК Японии также допускает соучастие при неосторожной форме вины [4, c. 89]. Аналогичное положение содержится в ст. 4 УК Швеции, согласно которой «каждый соучастник должен быть осужден в соответствии с умыслом или неосторожностью, от- носящихся к нему» [5]. УК Польши в ст. 20 также предусматривает положение, когда каждый из соучастников в совершении запрещенного деяния подлежит ответственности в пределах своего умысла или неумышленной вины независимо от ответственности остальных соучастников [6].

Уголовно-правовая доктрина и законодатель ФРГ выделяют три формы соучастия:исполнительство и подстрекательство, пособничество, что существенным образом отличается от правового регулирования данного института в российском уголовном праве.

В юридической литературе отмечается, что в германской доктрине уголовного права под соучастием понимаетсяучастие нескольких лиц различным образом в совершении умышленного преступного деяния. УК ФРГ понятия соучастия не содержит, но выделяет виды соучастников: исполнительтот, кто совершает уголовно наказуемое деяние сам или через другое лицо (соисполнитель – при совершении преступного деяния нескольки- ми лицами сообща); подстрекатель – тот, кто умышленно склоняет другое лицо к умышлен- ному совершению преступного деяния; пособник – тот, кто умышленно помогает другому в совершении преступного деяния [7]. Западногерманская доктрина уголовного права, как и французская, признает акцессорность соучастия, т. е. зависимость соисполнительства, подстрекательства и пособничества от действий исполнителя, но англо- саксонское уголовное право отвергает акцессорную природу соучастия. Л.Р. Оганесян отмечает, что законода-тельство крупнейших зарубежных стран (США, Франции, Германии, Испании, Поль- ши, Швейцарии) в Общей части не выделяет формы и виды соучастия, но в Особенной части указывается на группу лиц, преступное сообщество, банду (ФРГ), сговор шести степеней, незаконное сборище (США).

Инсти- тут «сговора», традиционно существующий в англо-американском праве, включен ныне как в УК Испании, так и в УК ряда других государств, принадлежащих к континенталь- ной системе права.

Однако в Англии и США он предусматривает наказание за оконченное преступление в случае, когда двое или более лиц договариваются между собой совершить преступление даже небольшой тяжести, а порою и просто противозаконное действие. В Испании же сговор наказуем лишь в случае, когда виновные приступают к осуществле-нию своего замысла [8, c. 67]. В большинстве стран мира уголовная доктрина и законодатель подразделяют со-вместную преступную деятельность на ис- полнительство и собственно соучастие. Ис-полнительством признается деятельность исполнителя, соисполнителя и непосредственного исполнителя, а соучастием – деятельность подстрекателей и пособников.

По способу объединения совместных усилий соучастников в процессе совершения преступления теория уголовного права стран СНГ и бывших соцстран различает две формы соучастия:а) простое соучастие, т. е. со- участие без распределения ролей (соисполнительство); б) сложное соучастие, т. е. со- участие с разделением ролей. Как видим, указанные выше формы соучастия значи-тельно отличаются от форм соучастия, выде- ляемых теоретиками уголовного права Рос- сии и некоторых стран, где явно прослежива- ется преемственность от советского уголов- ного права.

В Англии после реформы 1967 г. инсти- тут соучастия стал действовать в отношении малой измены, фелоний и мисдиминоров. В США в ряде штатов институт соучастия дей-ствует в отношении мисдиминоров.

По об-щему праву все соучастники делятся на 2 группы: исполнители и пособники. В свою очередь исполнители делятся на исполнителей 1 и 2 степеней, а пособники – на пособников до факта совершения преступления и после факта совершения преступления, при этом надо доказать, что у исполнителей и пособников до факта совершения преступления было общее намерение на совершение преступления [9].

Исполнитель 1 степени – это лицо, кото- рое само совершает преступление. Если не- сколько лиц участвуют в совершении одних преступных действий, то все они будут нести ответственность как соисполнители. Также признаются исполнителями 1 степени опосредованные исполнители (дети, невменяемые, животные, технические приспособления).

Исполнитель 2 степени – лицо, которое оказывало помощь или содействие во время совершения преступления или в том же месте. Последующими судебными решениями было выработано правило, что исполнителю необязательно находиться на месте преступления. Главным остался фактор времени. Простое присутствие на месте преступления не образует исполнительства 2 степени. Пособник до факта совершения преступления – это лицо, которое помощью, совета- ми оказывало содействие в совершении преступления.Помощь заключается в предоставлении технических, материальных средств, склонение к совершению преступления. Отличие пособника от исполнителя 2 степени в том, что пособник не должен оказывать по- мощь в момент и на месте совершения преступления. Пособник превратится в исполни- теля 1 степени, если исполнитель действует невиновно. Пособник после факта совершения преступления – это укрыватель лиц, совершив-ших преступление. Этот пособник помогает исполнителям и пособникам до факта совер-шения преступления избежать поимки, пре- дания суду, несения ответственности и нака- зания.

Это может быть всякая помощь (техническая, финансовая, а также активные действия в фальсификации доказательств). Mensrea должно быть направлено на оказание помощи преступникам (с прямым умыслом). В Англии от ответственности за такие действия освобождается жена, в США в некоторых штатах – круг родственников. Совершенно справедливо, с нашей точки зрения, что такое положение не внесено в российское уголовное законодательство. Любая умышленная активная помощь родственника преступнику избежать наказания превращает такое действие в пособничество, что автоматически влечет наказание. Степень родства в данном случае роли не играет.

УК Швеции преследует за несообщение о готовящемся преступлении и непринятие мер к его предотвращению, если это не было связано с опасностью для недоносителя. Согласно ст. 6 гл. 23 УК Швеции «лицо, кото- рое не сообщает вовремя или иным образом не предпринимает ничего, чтобы предотвра- тить совершаемое преступление, когда это могло быть сделано без опасности для себя или лица, находящегося с ним в родственной связи, должно быть, в случаях, когда это бы- ло предусмотрено специальными положе- ниями, приговорено за несообщение о пре- ступлении, как это предусмотрено для лица, которое было соучастником в преступлении лишь в незначительной степени; однако, ни в каком случае не может быть назначено более тяжелое наказание, чем тюремное заключе-ние на срок в два года» [5].

Совершенно определенно говорит о недонесении УК Франции. В ст. 434-1 отмечается, что «деяние, совершенное любым ли-цом, знающим о каком-либо преступлении, которое еще можно предотвратить или по- следствия которого можно ограничить, или исполнители которого способны совершить новые преступления, которые могли бы быть предотвращены, выразившееся в несообщении об этом судебным или административным органам власти, наказываетсятремя годами тюремного заключения и штрафом» [10].

УК Канады недоносительство рассматривается как преступление в случае недонесения о государственной измене (ст. 50.1) [11]. Так, наказывается недонесение и непринятие предупредительных мер в континентальной и общей системах права. УК РФ от- казался от преследования недонесения даже о тяжких преступлениях (полагаем из ложно- го чувства порядочности). В прежнем УК 1960 г. имело место понятие недоноситель-ства. УК РФ использует понятие родства при отмене наказания за заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений (ст. 316 УК), что показывает некоторую со- причастность к понятию недонесения, но не более. Полагаем, что понятие «недонесения о преступлении», проанализированное нами, имеет свое самостоятельное, более широкое значение, чем укрывательство родственника, поэтому мы считаем, что декриминализация данного деяния была поспешной и политизированной.

В настоящих условиях ощущается настоятельная необходимость вернуть данную норму в УК РФ.

По мнению исследователей, в уголовно- правовой теории всех стран различаются преступные роли организатора, исполнителя, подстрекателя, пособника и укрывателя, однако в соответствии с национальными уголовно-правовыми традициями эти роли по- разному распределяются в законодательной конструкции соучастия. При этом в уголовном законодательстве некоторых стран преступные роли определяются только через описание конкретных действий без исполь-ованиясамих терминов «пособник», «подстрекатель» (Аргентина, Мексика, страны французской традиции).

В настоящее время в уголовном праве стран континентальной системы права различаются следующие виды участников преступления: исполнитель и соучастник (по-собник) (Андорра, Аргентина, Бахрейн, Гва- темала, Испания, Куба, Нидерланды, Ника- рагуа, ОАЭ, Португалия, Филиппины, Чили, Франция и другие страны с влиянием фран- цузского права); исполнитель, подстрекатель и пособник (Болгария, Боливия, Венгрия, Федерация Боснии и Герцеговины, Германия, Колумбия, Македония, Перу, Польша, Румы-ния, Сальвадор, Швейцария, Япония); орга- низатор, исполнитель, подстрекатель и по- собник (страны СНГ, Албания, Вьетнам, КНР, Лаос, Латвия, Словакия).

Укрывателя в качестве самостоятельного участника преступления указывают УК Ан-дорры, Аргентины, Никарагуа, Филиппин, Чили, Эквадора. УК Монголии наряду с вышеуказанными предусматривает еще одну фигуру соучастника – заказчика. В США, в соответствии с рекомендциями Примерного УК 1962 г., кодексы шта-тов различают, как правило, лишь исполни- телей и соучастников в преступлении. Понятие соучастника во многих УК да-ется путем перечисления конкретных дейст- вий, составляющих соучастие. Так, по УК штата Нью-Йорк соучастник – это лицо, ко-торое «подстрекает, приказывает, настаивает на совершении преступления или умышлен- но помогает» исполнителю.

В УК отдельных штатов под влиянием континентального пра-ва появилось также деление соучастников на подстрекателей и пособников [4, c. 192]. С нашей точки зрения заказчик как один из видов соучастников достоин более при- стального внимания в отечественном уго-ловном праве. В последние годы заказчик преступления все чаще появляется в следственной и судебной практике. Практика рас-следования уголовных дел вынуждена под- гонять действия заказчика под один из видов соучастников. Полагаем, чаще всего это фигура подстрекателя. Один из терминов «под- куп», определяющих в ч. 4 ст. 33 УК РФ сущность подстрекателя, может иметь не- сколько значений, например, подкуп лестью, однако в реалиях нашей жизни в подавляю- щем большинстве случаев это оплата день- гами совершения преступления исполните- лем – все просто и цинично. Поэтому мы считаем, что следует различать роль заказчи- ка и подстрекателя преступления, хотя они близки. Определение, которое дано в УК РФ, уже устарело. Термин «заказчик преступле-ния» давно получил свое собственное (само- стоятельное) значение в обиходе и следст- венной практике. Таким образом, уголовное зарубежное законодательство представлено во многом отличными от российского уголовного зако- на нормами. Некоторые нормы зарубежного уголовного законодательства, на наш взгляд, целесообразно использовать в УК РФ, одна- ко есть и такие, которые способны лишь за- труднить квалификацию преступлений, со- вершенных в соучастии, и осложнить правоприменительную практику.

Дата добавления: 2018-05-02 ; просмотров: 336 ;

Исполнитель 1 степени – это лицо, кото- рое само совершает преступление. Если не- сколько лиц участвуют в совершении одних преступных действий, то все они будут нести ответственность как соисполнители. Также признаются исполнителями 1 степени опосредованные исполнители (дети, невменяемые, животные, технические приспособления).

СУЩНОСТЬ И ЗНАЧЕНИЕ КЛАССИФИКАЦИИ ПРЕСТУПНЫХ ДЕЯНИЙ ПО УК ГЕРМАНИИ

Специфика источников уголовного права Германии состоит в том, что к ним относятся не только УК, но и иные законы, относящиеся к так называемому дополнительному уголовному праву (Nebenstrafrecht). Закономерно, что понятие преступного деяния содержится в УК этих государств и является формальным. В УК Германии, Швейцарии и Австрии законодательно закрепляется двучленная характеристика преступного деяния: преступление и проступок. Прокомментируем это применительно к каждой из рассматриваемых стран.

Источниками уголовного права Германии являются Основной закон (Конституция) ФРГ 1949 года, Уголовный кодекс (УК) от 15. 05. 1871г.[3] в редакции от 13.11.1998 г., федеральные уголовные законы, уголовное законодательство земель, иностранное уголовное законодательство. Уголовное право ФРГ кодифицировано не полностью: наряду с Уголовным кодексом существуют иные уголовно-правовые нормы, содержащиеся в различных законах, относящиеся к так называемому дополнительному уголовному праву (Nebenstrafrecht).

Как известно, классификация преступного деяния возникло во французском уголовном праве и было воспринято в большинстве стран, относящихся к континентальной правовой семье. Уголовный кодекс 1810 г. (Code Penal Imperial) закрепил трехчленную конструкцию преступного деяния: crime — délit – contravention. Она и была отражена в Германском уголовном кодексе (RGSt) 1871 г., делившим все преступные деяния в зависимости от их тяжести на три группы: преступление (Verbrechen), проступок (Vergehen) und нарушение (Übertretung). Трехчленная конструкция преступного деяния определяла и вид назначаемого наказания за совершения конкретного преступного деяния: преступления наказывались смертной казнью или каторжной тюрьмой, проступки – тюрьмой, а нарушения, как правило, наказывались кратскосрочным арестом или денежным штрафом.

В процессе проводимой в ФРГ в 1974-1975 гг. реформы уголовного права на смену трехчленной конструкции преступного деяния пришла двучленная: преступление (Verbrechen) и проступок (Vergehen), сохранившаяся в уголовном праве Германии до сих пор. Уголовные нарушения (Übertretungen) были ликвидированы, однако часть из них стала нарушениями общественного порядка (Ordnungswidrigkeiten). С этого же времени в УК Германии вместо каторжной тюрьмы и тюрьмы был введен единый вид наказания – лишение свободы, причем часть ряда норм за совершение преступлений наряду с лишением свободы стало предусматриваться назначение наказания в виде денежного штрафа.

После того как уголовные нарушения (Übertretungen) были выделены в отдельную отрасль и стали рассматриваться как нарушения общественного порядка (Ordnungswidrigkeiten), возникла определенная опасность: формально указанные нарушения перестали относиться к уголовному праву, поэтому лицо, привлекаемое к ответственности за нарушения общественного порядка, могло лишаться определенных процессуальных гарантий, существующих для уголовного процесса (например, право пользоваться помощью переводчика бесплатно).

Европейский суд по правам человека решил указанную проблему, выработав теорию «криминальной сферы». Согласно данной теории, любая публичная санкция относится к «криминальной сфере» (уголовному праву в широком смысле), поэтому при применении такой санкции лицо, привлекаемое к ответственности, должно пользоваться всеми необходимыми процессуальными гарантиями, несмотря на то, что формально санкция не является уголовно-правовой.[1]

В настоящее время среди правоведов Германии остается спорным вопрос относительно дальнейшего сохранения в УК двучленной конструкции преступного деяния, т.к. это имеет весьма скромное практическое значение.

Вторая глава раздела первого Общей части УК Германии называется «Объяснение терминов». В § 12 этой главы содержится чисто формальное понятие преступления и проступка. В нем выделяется два вида преступных деяний: преступление и проступок. При этом в основу такого деления положен чисто формальный признак – минимальный размер наказания.

Так преступлением являются противоправные деяния, за которые предусмотрено как минимальное наказание лишение свободы на срок не менее одного года и более строгое наказание, а проступком — противоправное деяние, за которое как минимальное наказание предусмотрено лишение свободы на более краткий срок или денежный штраф (Geldstrafe). При этом отягчающие или смягчающие обстоятельства, которые предусмотрены положениями Общей части или для особо тяжких или менее тяжких случаев, не имеют значения для данной классификации. [6]

Определяющим для отнесения конкретно деяния к преступлению или проступку является не назначенный в данном случае вид и размер наказания, а четко сформулированная в уголовно-правовой норме санкция. [5] Такое двучленное деление преступного деяния имеет не только техническое значение, главное – оно позволяет оценить степень неправды (Unrecht) лица и его вину (Schuld).

В уголовном праве деление преступного деяния на преступление и проступок имеет значение для наказуемости покушения (§ 23, абз. 1), в т.ч. покушения на соучастие (§ 30).

Относительно понятия «покушения» в германском уголовном праве заметим, что уголовно-правовая доктрина и судебная практика исходят из того, что покушение имеет место, если лицо по его представлению о деянии непосредственно начало выполнение состава закона умышленного преступления или проступка, но еще не окончило.[4]

В отличие от приготовления институт покушения детально регламентируется в главе второй второго раздела Общей части УК ФРГ. §22 дает определения понятия покушения: «Покушается на преступное деяние тот, кто по своему представлению о деянии непосредственно начинает осуществлять состав закона». Таким образом, данная норма основывается преимущественно на субъективных представлениях лица об осуществлении преступного деяния. При этом является несущественным, может ли данное действие вообще привести к желаемому результату.

Параграф 23 устанавливает пределы наказуемости покушения: покушение на преступление наказуемо всегда, покушение на проступок — лишь в случаях, когда это предусмотрено законом, то есть в конкретных составах, предусмотренных Особенной частью УК ФРГ.

При такой законодательной конструкции институтов неоконченного преступного деяния на практике иногда возникают сложности по разграничению покушения и приготовительных действий. Представляется, что о переходе субъекта преступного деяния к стадии покушения можно говорить только в том случае, если осуществляется непосредственное воздействие на охраняемое правовое благо — объект преступного деяния — или для него существует реальная угроза. Например, если лицо покупает пистолет, имея намерение убить человека, то он совершает приготовительные действия к убийству. По мнению германской уголовно-правовой доктрины, никакого вреда жизни человека эти действия не причиняют. Поэтому приготовительные действия, как правило, не являются уголовно наказуемыми, учитывая изложенные выше замечания.

Определенное значение двучленная конструкция преступного деяния имеет при законодательной формулировке состава угрозы преступлением, т.к. она связана только с угрозой совершения конкретного преступления (§ 241 УК Германии, который гласит:

(1) Кто угрожает человеку совершением преступления, направленного против него или его близкого, наказывается лишением свободы на срок до одного года или денежным штрафом.

(2) Так же наказывается тот, кто умышленно обманывает человека в том, что предстоит совершение преступления против него или его близкого). [2.С.211]

Так же, в отличие от подстрекательства к совершению преступления, не будут уголовно-наказуемым подстрекательство проступка.

Двучленная конструкция преступного деяния имеет значение при назначении таких дополнительных последствий наказания, как лишение права занимать определенные должности, права пользоваться правами, полученными в результате публичных выборов, права публично избирать или голосовать, права быть избранным и права голоса (§ 45 УК Германии, который гласит:

(1) Кто вследствие совершения преступления осужден к лишению свободы на срок не менее одного года, тот лишается на срок до пяти лет права занимать публичные должности и пользоваться правами, полученными в результате публичных выборов.

(2) Суд может лишить осужденного на срок от двух до пяти лет указанных в абз. 1 прав, поскольку это специально предусматривает закон.

(3) С лишением права занимать публичные должности осужденный одновременно утрачивает соответствующий правовой статус и вытекающие из него права.

(4) С утратой права пользоваться правами, полученными в результате публичных выборов, осужденный одновременно утрачивает соответствующие права и полномочия по должности, которыми он обладал, если иное не предусмотрено законом.

(5) Суд может лишить осужденного права публично избирать или голосовать на срок от двух лет до пяти лет, поскольку это специально предусмотрено законом.).[2. С.119]

В германской уголовно-правовой доктрине проводится классификация составов на следующие основные группы: деликты-действие и деликты-бездействие, формальные и материальные составы (используя применяемую в российском уголовном праве терминологию). Особо выделяется группу деликтов опасности и группу преступных деяний, совершенных самим исполнителем. УК ФРГ знает деление составов на основные, квалифицированные и привилегированные (например, в разделах 16, 17 Особенной части УК ФРГ и др.).

Таким образом, УК Германии, воспринял двухчленную классификацию преступного деяния на преступление и проступок, в основе которого лежит формальный критерий: размер наказания в виде лишения свободы.

В уголовном праве деление преступного деяния на преступление и проступок имеет значение для наказуемости покушения (§ 23, абз. 1), в т.ч. покушения на соучастие (§ 30).

Применяемость уголовного закона

Смотрите также:

Основы права

Право в медицине

Конституционное право РФ

Применяемость уголовного закона может быть описана по двум направлениям. Первое, традиционное, отражает статистику совершения преступлений и их квалификацию (см. табл. 1). Соответствующие сведения обычно приводятся в учебниках по уголовному праву. Второе направление отражает аргументацию принимаемых решений, которые содержатся в опубликованных приговорах судов по уголовным делам. Понятно, что некоторые мнения и предложенные решения, даже некоторые предписания уголовного закона, относящиеся к Общей части, востребуются редко, другие — чаще. Но видно это не из статистики, а из анализа приговоров и иных судебных решений.

Таблица 1. Наказуемость видов преступных деяний*

* Сведения за 1988 и 1994 годы даны без учета земель бывшей ГДР.

Общая часть уголовного права ФРГ.

Учение о преступлении

Структура Общей части УК ФРГ. Законодательным источником Общей части уголовного права ФРГ является УК ФРГ, Общая часть которого в нынешнем виде коренным образом отличающаяся от Общей части УК 1871 г., была введена Вторым законом о реформе уголовного права от 4 июня 1969 г.

Общая часть УК состоит из разделов, которые делятся на главы, и имеют следующую структуру: Раздел I. Уголовный закон: Глава 1. Сфера действия. Глава 2. Употребление понятий. Раздел II. Преступление: Глава 1. Основания наказуемости. Глава 2. Покушение. — Глава 3. Исполнительство и соучастие. Глава 4. Необходимая оборона и крайняя необходимость. Глава 5. Ненаказуемость парламентских высказываний и сообщений. Раздел III. Правовые последствия деяния: Глава 1. Наказания. Глава 2. Назначение (измерение) наказания. Глава 3. Назначение наказания при многих нарушениях закона. Глава 4. Условная отсрочка наказания. Глава 5. Предостережение с оговоркой о возможности наказания. Отказ от наказания. Глава 6. Меры исправления и безопасности. Глава 7. Конфискация и изъятие. Раздел IV: Заявление о преступлении, уполномочие, требование об уголовном преследовании. Раздел V. Давность: Глава 1. Давность уголовного преследования. Глава 2. Давность исполнения приговора.

Доктрина Общей части уголовного права по понятным причинам имеет несколько иную структуру и проблематику, которые, впрочем, могут различаться, в отдельных учебниках. Для большей наглядности приведем краткое содержание одного из распространенных учебников по Общей части уголовного права, автором которого является профессор Хафт. В этом учебнике, в частности, рассматриваются: структура преступления; учение о проступке (деянии), составе деяния и применении состава деяния; противоправность, которая включает в себя и анализ необходимой и крайней необходимости, учение о вине; умысел и неосторожность; деликты путем бездействия; соисполнительство и соучастие; покушение; учение об уголовной ошибке; конкуренция и др.

Несколько иначе построен учебник профессора Вессельса. Здесь выделяются такие проблемы: задачи и основные понятия уголовного права; классификация деликтов; применение уголовного закона; толкование, аналогия; поведение человека как основание (базис) уголовного деяния; понятие уголовно наказуемого поведения (поступка); умышленные деяния, применительно к которым рассматривается образование состава преступления и групп деликтов в законе; учение о составе деяния, определение и структура антиправового деяния; объективный состав антиправового деяния; субъективный состав антиправового деяния; умысел в составе деяния, ошибка в составе деяния, субъективное вменение; противоправность; антиправовой и разрешенный составы; крайняя необходимость, необходимая оборона, право на задержание; вина и персональная упречность; вменяемость; формы вины; учение об ошибке; соисполнительство и соучастие; покушение; отказ от совершения преступления, деятельное раскаяние; неосторожные действия, включая структуру неосторожного деяния; понятие и формы проявления неосторожности; состав неосторожного деяния; противоправность и вина при неосторожном деянии; признаки неосторожности при комбинации “умысел — неосторожность”; уголовно наказуемые деяния, совершенные путем бездействия, включая настоящее и ненастоящее бездействие; состав деяния; противоправность и устраняющие противоправность коллизии обязанностей; покушение при бездействии; учение о конкуренции в уголовном праве, включая единый поступок и множество поступков, идеальную и реальную конкуренцию и некоторые другие вопросы.

Проблематика наказания также выражена в учебниках. Обычно рассматриваются наказания и их последствия; меры исправления и безопасности; назначение наказания; реабилитация осужденных. Впрочем, последнее нетипично для учебников.

Структура Общей части УК ФРГ. Законодательным источником Общей части уголовного права ФРГ является УК ФРГ, Общая часть которого в нынешнем виде коренным образом отличающаяся от Общей части УК 1871 г., была введена Вторым законом о реформе уголовного права от 4 июня 1969 г.

Совместное участие в преступном деянии в УК ФРГ

Предисловие

Учебный курс по уголовному праву написан авторским коллективом кафедры уголовного права и криминологии Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова. Он основан на утвержденной в 1998 г. уголовно-правовой секцией Совета по правоведению Учебно-методического объединения университетов Российской Федерации программе по дисциплине “Уголовное право”.

Авторы курса ставили перед собой следующие задачи. Во-первых, продолжить доктринальное (научное) толкование, начало которому положено в первом издании.

Во-вторых, показать трехлетнюю практику применения УК, прежде всего судебную, нашедшую отражение в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ и судов субъектов Федерации, их приговорах и определениях по конкретным уголовным делам.

В-третьих, высказать позицию по дискуссионным вопросам, которые решаются в учебниках по Общей части уголовного права и комментариях УК, изданных в 1996–2000 гг.

В-четвертых, учитывая временные особенности написания учебника на рубеже тысячелетий, — повышенное значение придается анализу истории российского уголовного законодательства начала XX в.

В-пятых, учебный курс принимает во внимание интернационализацию уголовно-правовых отношений. Она связана, с одной стороны, с актуализацией противостояния международной преступности — преступлениям против мира и безопасности человечества, международному терроризму, захвату заложников, незаконному обороту оружия и наркотиков, легализации (отмыванию) незаконных доходов и т. п. С другой стороны, с интеграцией России в международные правовые структуры, в частности, в Совет Европы и его Европейский суд по правам человека, Европейский Союз и др. Поэтому авторский коллектив счел возможным увеличить объем текста учебника, посвященного зарубежному уголовному праву. Прежде всего использовались переведенные и прокомментированные на нашей кафедре уголовные кодексы Франции, Германии, Испании, Швейцарии, Швеции, Польши, а также уголовное законодательство США и Англии. Использовались Модельный Уголовный кодекс для стран-участниц СНГ, новые УК этих стран. Не обделены вниманием проекты УК РФ 90-х гг.

Учебник состоит из пяти томов. В первом томе рассматриваются институты и нормы уголовного закона (разд. I УК РФ) и преступления (разд. II УК РФ). Во втором томе анализируются наказание (разд. III УК РФ), освобождение от уголовной ответственности и наказания (разд. IV УК РФ), уголовная ответственность несовершеннолетних (разд. V УК РФ), принудительные меры медицинского характера (разд. VI УК РФ). В конце первого и второго томов курса анализируется зарубежное уголовное законодательство.

В третьем томе рассматриваются преступления против личности (разд. VII УК РФ) и преступления против собственности (гл. 21 разд. VIII УК РФ). В четвертом томе исследуются преступления в сфере экономической деятельности (гл. 22 разд. VIII УК РФ) и преступления против общественной безопасности и общественного порядка (разд. IX УК РФ). Пятый том посвящен преступлениям против государственной власти (разд. Х УК РФ), преступлениям против военной службы (разд. XI УК РФ) и преступлениям против мира и безопасности человечества (разд. XII УК РФ).

Учебный курс одобрен Советом по правоведению Учебно-методического объединения университетов Российской Федерации и рекомендован в качестве учебника для юридических факультетов университетов, юридических академий и институтов.

Глава I. Понятие, предмет, метод, система, задачи уголовного права

§ 1. Предмет и понятие уголовного права

Этимологически слово “уголовный” связано со словом “голова”, которое в древнерусском языке имело значение “убить”. В латинском языке ему соответствует “penal”, что значит “головной” и “уголовный”[1]. По другим объяснениям слово “уголовный” происходит от глагола “уголовить”, т. е. “обидеть”, либо от слов “уголовь” и “уголовье”, за что виновный подлежал смертной казни или тяжкой торговой каре[2]. В Псковской судной грамоте “головщина” по ст. 36, 96–98 означала “убийство”[3].

Понятие уголовного права употребляется в двух значениях: отрасли законодательства и отрасли права. В системе юридических наук обязательной подсистемой является наука уголовного права. Одноименна и обязательная профилирующая учебная дисциплина в юридических вузах.

Уголовное законодательство представляет собой систему норм, принимаемых высшим органом федеральной власти — Государственной Думой Федерального Собрания, определяющих принципы и основания уголовной ответственности, круг деяний, объявляемых преступными, виды и размеры наказаний за них, основания освобождения от уголовной ответственности и наказания.

Российское уголовное законодательство согласно ч. 1 ст. 1 УК РФ 1996 г. состоит из Уголовного кодекса РФ. Новые уголовно-правовые нормы подлежат включению в Кодекс. Полная кодификация уголовного законодательства составляет обязательное требование принципа законности и отвечает традициям советского и постсоветского уголовного законодательства. Этим оно выгодно отличается от многих зарубежных систем уголовного права. Последнее, как правило, подразделяется на узко кодифицированное законодательство и широкое — включающее помимо УК также множество некодифицированных уголовно-правовых норм. Они находятся в различных актах других отраслей права, например, экологического, земельного, атомного, о молодежи и проч., и в УК не включаются.

Так, в Германии уголовное право охватывает две подсистемы: УК (Strafgesetzbuch) и дополнительное уголовное право (Nebenstrafrecht). Последнее превышает тысячу норм, и точный объем их неизвестен. Ряд законов, например, о несовершеннолетних или о хозяйственном, уголовном и административном праве, в текст кодекса не входят, а даны в приложении к нему. Во Франции помимо УК 1992 г. действуют нормы об уголовных правонарушениях, которые принимает также исполнительная власть в лице правительства (ордонансы).

Аналогичное раздвоение единой системы уголовного законодательства предлагалось в проекте УК РСФСР 1994 г. Статья 1 гласила: “Уголовное законодательство Российской Федерации состоит из настоящего Кодекса, а также отдельных законов, предусматривающих уголовную ответственность, до их включения в настоящий Кодекс”.

Новация подверглась резкой критике практиков и ученых. Статья при дальнейшей разработке проектов УК РФ была исключена.

Уголовное право как отрасль, подсистема системы права — понятие более широкое, нежели уголовное законодательство. Уголовное право как отрасль права охватывает уголовное законодательство и уголовно-правовые отношения, связанные с законотворчеством и правоприменением. Уголовно-правовые отношения возникают с момента официального вступления закона в силу, когда он уже начинает оказывать социально-психологическое влияние на тех неустойчивых граждан, которые воздерживаются от совершения преступления исключительно из-за угрозы наказанием. Статья 2 УК РФ признает задачей Кодекса охрану социальных интересов путем криминализации деяний, т. е. объявления их преступлениями, и пенализации преступлений, т. е. установления вида и размера наказания за них. Тем самым Кодекс считает законотворчество началом уголовно-правового регулирования и регламентации.

Вопрос о содержании и начале возникновения уголовно-правовых отношений принадлежит к числу теоретически-дискуссионных. Одни авторы полагают, что они возникают с момента издания нормы, другие — с момента совершения преступления, третьи — с момента вступления приговора в силу[4].

§ 1. Предмет и понятие уголовного права

Соучастие в преступлении

В уголовном праве стран с англо-американской системой права различают четыре степени участия в преступлении: исполнитель первой степени, исполнитель второй степени, соучастник до события преступления и соучастник после события преступления.

В странах с влиянием континентальной системы права различают: соисполнительство, соучастие в узком смысле слова и преступное сообщество (организацию).

Рассмотрим эти вопросы подробнее на примере законодательства отдельных стран.

В общем праве исполнитель первой степени — это лицо, непосредственно совершающее преступление. Подобная деятельность охватывает и случаи посредственного исполнения (“при помощи неодушевленной силы” или “через невиновного посредника”). Исполнитель второй степени — это тот, кто определенным образом содействует преступлению, но при этом его материальный элемент (aczus reus) непосредственно не осуществляет. Для наличия исполнительства второй степени суд должен установить, что: а) виновно действовал исполнитель первой степени; б) имелась общность умысла и цели у исполнителя первой степени и предполагаемого исполнителя второй степени; в) лицо не просто присутствовало на месте преступления либо где-то рядом с ним, мысленно одобряя поведение, а поощряло или подстрекало исполнителя первой степени.

“Пособничество до события преступления” состоит в подстрекательстве или оказании помощи исполнителю. При таком подходе имеется некоторое сходство между “пособничеством до события преступления” и “исполнительством второй степени”. Различие состоит в том, что пособник оказывает содействие потенциальному исполнителю, а исполнитель второй степени содействует исполнителю первой степени во время совершения преступления.

“Пособник до события преступления” отвечает за эксцесс исполнителя, за исключением случаев, когда действия исполнителя ни каким образом не вписывались в границы первоначального плана. По общему праву, исполнители первой и второй степени виновны в равной мере, однако подлежат самостоятельной ответственности. По общему праву, “пособник до события преступления” привлекается к ответственности не раньше, чем будет осужден хотя бы один исполнитель. Размер санкций устанавливается на единых правовых основаниях. Вместе с тем, “пособника до события преступления” нельзя наказать за преступление более высокой степени, чем исполнителя. Подобное положение не распространяется на исполнителя второй степени. Один исполнитель может быть осужден за преступление более высокой степени, чем другой.

“Пособничество после события преступления” — это помощь лицу, совершившему преступление с целью избавить лицо от суда или от наказания. Mens rea в подобной ситуации заключается в том, что пособник знает о совершенном преступлении и поступает намеренно. Пособничество этого вида — это укрывательство только преступника. Укрывательство вещей, орудий и предметов не охватывается понятием данного института. В институт соучастия не включаются также недоносительство и попустительство, которые являются самостоятельными преступлениями. “Пособничество после события преступления” может состоять в укрывательстве преступника до и после вынесения приговора, а также выражаться в совершении других действий (например, в оказании материальной помощи скрывающемуся преступнику).

Четыре степени участия лица в преступлении восприняты уголовными кодексами многих штатов США. В уголовных кодексах штатов, не принявших эту систему, использованы рекомендации, изложенные в Примерном уголовном кодексе, который наряду с исполнительством различает подстрекательство, пособничество и попустительство, а также случаи, когда “закон прямо объявляет. поведение составляющим соучастие”. По мнению американских юристов, весьма четкая характеристика соучастия под влиянием Примерного уголовного кодекса дана в § 20.00 кодекса штата Нью-Йорка: “Когда одно лицо осуществляет поведение, которое представляет собой посягательство, то другое лицо несет уголовную ответственность за такое поведение, если, действуя с психической виновностью, требуемой для его совершения, оно просит, требует, приказывает, домогается или намеренно содействует такому лицу осуществить такое поведение”. Законодательные характеристики соучастия в Уголовном кодексе штата Нью-Йорк и некоторых других штатов включают в себя все действия, которые, по общему праву подпадают под понятие “исполнителя второй степени” и “пособника до события преступления”. Ввиду этого “пособничество после события преступления” не рассматривается в качестве соучастия, а оценивается как самостоятельное статутное преступление против правосудия. В законодательстве этих штатов закреплен отказ от акцессорной формы соучастия.

Специфическим институтом англо-американского уголовного права является преступный сговор. Этим институтом предусматривается ответственность за соглашение двух или более лиц, заключенное с намерением совершить не только преступление, но и любой незаконный либо законный акт, применяя незаконные средства, а также какое-либо “безнравственное действие”. В законодательстве США, по сравнению с общим правом, ограничены цели уголовно наказуемого сговора лишь совершением преступления. Другое ограничение ответственности за сговор в законодательстве США состоит в требовании, чтобы участники сговора (или один из них) предприняли какое-либо явное действие для осуществления своих планов. Подобное требование в общем праве не предусмотрено.

В Германии — стране с континентальной системой права — в Уголовном кодексе определяются: исполнительство, подстрекательство и пособничество. Исполнителем признается лицо, совершающее уголовно наказуемое деяние лично или посредством другого лица ( § 25). В Уголовном кодексе законодательно закреплены два вида исполнительства: непосредственное и посредственное. Подстрекателем признается лицо, умышленно склоняющее другое лицо к умышленному совершению противоправного деяния (§ 26). Пособником является лицо, умышленно помогающее другому в совершении умышленного противоправного действия (§ 27). В Общей части Уголовного кодекса Германии отсутствует определение организатора. Вместе с тем, в Особенной части Уголовного кодекса в таком качестве отмечаются отдельные лица. Так, в § 84 (“Продолжение функционирования партии, объявленной антиконституционной”), в качестве субъектов определены “защитник” и “интриган”.

В Уголовном кодексе Германии отмечаются три формы соучастия. Две из них — соисполнительство и сложное соучастие — определены в Общей части Уголовного кодекса (§ 25—27). За третью форму соучастия, преступную организацию, предусматривается ответственность в Особенной части Уголовного кодекса (например, в § 88(а) “Поддержка враждебных Конституции преступлений”; в § 129(а) “О террористических сообществах”). Понятие террористической организации в § 129(а) сформулировано следующим образом: “Это организация в целях совершения убийства, разбоя, взятия заложников”.

В уголовном праве Германии исключается соучастие в форме соисполнительства со специальным субъектом. В подобной ситуации возможно только подстрекательство или пособничество. В законодательстве Германии подробным образом регламентирован вопрос о правовых последствиях соучастия. Ряд вопросов, относящихся к институту соучастия, в уголовном праве Германии являются дискуссионными (например, вопросы об объективных и субъективных признаках соучастия, покушении на соучастие и др.).

Дата добавления: 2015-02-10 ; просмотров: 20 ; Нарушение авторских прав

Четыре степени участия лица в преступлении восприняты уголовными кодексами многих штатов США. В уголовных кодексах штатов, не принявших эту систему, использованы рекомендации, изложенные в Примерном уголовном кодексе, который наряду с исполнительством различает подстрекательство, пособничество и попустительство, а также случаи, когда “закон прямо объявляет. поведение составляющим соучастие”. По мнению американских юристов, весьма четкая характеристика соучастия под влиянием Примерного уголовного кодекса дана в § 20.00 кодекса штата Нью-Йорка: “Когда одно лицо осуществляет поведение, которое представляет собой посягательство, то другое лицо несет уголовную ответственность за такое поведение, если, действуя с психической виновностью, требуемой для его совершения, оно просит, требует, приказывает, домогается или намеренно содействует такому лицу осуществить такое поведение”. Законодательные характеристики соучастия в Уголовном кодексе штата Нью-Йорк и некоторых других штатов включают в себя все действия, которые, по общему праву подпадают под понятие “исполнителя второй степени” и “пособника до события преступления”. Ввиду этого “пособничество после события преступления” не рассматривается в качестве соучастия, а оценивается как самостоятельное статутное преступление против правосудия. В законодательстве этих штатов закреплен отказ от акцессорной формы соучастия.

Оплата – в соответствии с Федеральным законом Германии «Об оплате адвокатской деятельности» , рассрочка и индивидуальная договорённость.

Наша адвокатская канцелярия Johannes Engelmann расположена в столице Германии – городе Берлине, который является не только многонациональном городом, но и, своего рода, мостом между западной и восточной Европой. Этот город нами выбран не случайно – именно здесь проживает самая многочисленная русскоязычная диаспора. Именно в Германию стремятся многие наши соотечественники, не только для постоянного проживания, но и с целью открытия своего бизнеса , получения образования, налаживания торговых связей и многого другого.

Чем мы можем быть полезны вам?

Мы предлагаем нашим клиентам широкий спектр юридических услуг: консультации предоставляются как в личной беседе, так и по телефону, по пи сьменному запросу, направленному посредством почтовой или электронной связи. Поэтому к нам могут обратиться граждане, проживающие не только в Германии, но и во всех странах, входивших в состав бывшего СССР – в России, Украине, Прибалтике и др.: имеющиеся у нас партнёрские связи с адвокатами в странах бывшего Союза, позволяют нам решать вопросы, возникающие у наших клиентов в области права этих государств, как непосредственно, так и с помощью наших партнёров.

Мы проконсультируем вас по вопросам законодательства на русском и немецком языках. Кроме того, мы оказываем услуги русскоговорящим физическим и юридическим лицам в регистрации фирм, создании представительств и компаний, совместных предприятий, реорганизации и ликвидации юридических лиц; сопровождаем при осуществлении сделок по покупке и продаже недвижимости в Германии, заключении договоров, регистрации торговой марки, а также взыскании долгов и решения коммерческих споров в Германии, воссоединении семей, получении ВНЖ и ПМЖ Германии, представления интересов обвиняемых в совершении преступления, а также жертв преступлений, представляем интересы по делам поздних переселенцев и получении немецкого гражданства и т.д.

Основа нашей профессии – доверительность отношений с клиентом, оптимизация решения его проблемы. Клиенты адвокатской канцелярии, среди которых не только физические лица, но и немецкие и иностранные предприятия, особенно ценят компетентное и индивидуальное обслуживание. Мы придаём большое значение личным, профессиональным и предпринимательским интересам наших поручителей и стремимся находить верные решения в течение разумных сроков. Поручения наших клиентов выполняются путем тщательной юридической работы и комплексного подхода к делу с учетом временных и экономических факторов.

Правовые проблемы требуют от человека массу времени, душеных сил и нервов. В такой ситуации становится особенно важной поддержка профессионала, который может Вас по-настоящему понять и помочь. В экстренных случаях у нас работает горячая круглосуточная линия.

Срочная консультация по тел: 09005 10 32 55 (1,86 Евро/мин)

Сроки временного пользования

Срок является важным условием временного пользования, поскольку он может быть определенным или неопределенным. Если одна из сторон решила отказаться от пользования, то необходимо об этом уведомить другую сторону, хотя бы за один месяц, в случае, когда договором не предусматривается другой период извещения.

Срок является важным условием временного пользования, поскольку он может быть определенным или неопределенным. Если одна из сторон решила отказаться от пользования, то необходимо об этом уведомить другую сторону, хотя бы за один месяц, в случае, когда договором не предусматривается другой период извещения.

Читайте также:  Порядок вызова на допрос
Ссылка на основную публикацию