Истребование из чужого незаконного владения

Истребование имущества из чужого незаконного владения

Не всегда собственник имущества владеет им. В одних случаях он передает это имущество добровольно другим лицам на основании различных видов договоров (аренды, купли-продажи, пользования и др.), в других — имущество выходит из владения собственника помимо его воли. Имущество может быть передано собственником по недействительной сделке или утрачено им путем мошеннических (незаконных) действий третьих лиц. Во всех этих случаях собственник может потребовать возвращения ему имущества, которого он лишился. В зависимости от того, каким путем имущество выбыло из владения собственника, различают и правовые основания его возврата.

Законодатель защищает права не только собственника, но и иного лица, хотя не являющегося собственником имущества, но владеющего им на вполне законных основаниях (титула или договора).

Гражданское законодательство закрепляет несколько вариантов защиты собственником или иным титульным владельцем своего права на утраченное имущество. Имущественные права можно защитить признанием договора по отчуждению имущества недействительным и применением последствий недействительной сделки (статьи 166–181 ГК РФ), а можно предъявлением виндикационного иска (иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения, статьи 301, 302, 305 ГК РФ).

Какой из перечисленных исков будет наиболее верным и как относятся к ним суды?

Если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело право его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или выбыло из его владения помимо его воли. Так записано в статье 302 ГК РФ. При этом возмездность сделки не свидетельствует о добросовестности приобретателя имущества. Совместный Пленум Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ в постановлении от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» разъяснил, что приобретатель не может быть признан добросовестным, если на момент совершения сделки по приобретению имущества право собственности в ЕГРП было зарегистрировано не за отчуждателем. Далее суды продолжили, что запись в ЕГРП о праве собственности отчуждателя не является бесспорным доказательством добросовестности приобретателя. Лицо может быть признано добросовестным приобретателем имущества при условии, если сделка, по которой он получил спорное имущество, отвечает всем признакам действительности, за исключением того, что она совершена неуправомоченным лицом.

Из содержания документа высших судебных инстанций не представляется возможным дать конкретные условия добросовестности приобретателя имущества. Такое заключение делают суды, рассматривая отдельные иски и исследуя все обстоятельства дела.

Однако если собственником в такой ситуации предъявлен иск о признании возмездной сделки в отношении этого имущества недействительной и о применении последствий ее недействительности в виде возврата переданного приобретателем имущества и при разрешении данного спора судом будет установлено, что приобретатель имущества является добросовестным, суды отказывают истцам в удовлетворении таких исков. Иными словами, если налицо наличие условий предъявления виндикационных исков, предъявлять иски о признании сделок по отчуждению имущества недействительными и о применении последствий недействительности сделок нельзя.

Данный вывод продемонстрируем на примере судебного дела. Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы обратился в Гагаринский районный суд г. Москвы с иском к гр. Ш., П., Е., Л. и Б. о:

— признании недействительным обменного ордера и договора передачи жилого помещения в собственность;

— истребовании имущества из чужого незаконного владения и выселении.

То есть исковые требования истца основаны на статьях 302 и 167 ГК РФ.

Суть дела такова. Нанимателем спорной квартиры являлся гр. Р., который в 2000 году умер. В 2003 году гр. Е. при предъявлении поддельных документов был произведен обмен с уже умершим к тому моменту гр. Р. В том же 2003 году гр. Е. произвела обмен спорной жилой площади с гр. Б., которая приватизировала данную квартиру и в 2005 году успешно продала ее гр. Ш. Департамент в исковом заявлении указывает, что поскольку обмен спорно жилого помещения умершего гр. Р. с гр. Е. произведен быть не мог, то вселение в эту квартиру гр. Е. является незаконным, квартира выбыла из собственности г. Москвы и потому подлежит истребованию из чужого незаконного владения посредством использования механизма, установленного в статье 302 ГК РФ. Суд удовлетворил требования истца, и решение было оставлено без изменения постановлением Мосгорсуда. Удовлетворяя исковые требования истца, суд упрекнул гр. Ш. в том, что она не была лишена возможности предпринять действия по проверке юридической судьбы спорной квартиры, поэтому является недобросовестным приобретателем этой жилой площади.

Позднее дело рассматривалось Верховным Судом РФ, который отменил все предыдущие судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Отменяя судебные постановления, высокий суд обратил внимание департамента жилищной политики и жилищного фонда, что он сам являлся участником всех сделок, в результате которых спорное имущество выбыло из его владения. Здесь Верховный Суд РФ имел в виду и договор передачи спорной квартиры в собственность (приватизация квартиры гр. Б.), а еще до этого выдачу обменного ордера гр. Е. Далее высшая судебная инстанция поправила суды относительно вывода о недобросовестности гр. Ш. Суды в нарушение закона связали добросовестность приобретателя Ш. с дополнительными основаниями — осмотрительностью и разумностью, которые предполагаются у участников гражданского оборота. Обвиняя гр. Ш. в недобросовестности, суды в своих постановлениях не указали, для реализации каких предписаний закона гр. Ш. должна была проверить законность приобретения квартиры предыдущими собственниками, а также каким образом действия, которые, по мнению судов, должна была совершить ответчик (проверка адресов выбытия предыдущих владельцев), могли повлиять на ее осведомленность об отсутствии у продавца права отчуждать имущество. Иными словами, Верховный Суд счел, что гр. Ш. при подписании договора купли-продажи квартиры не проявила надлежащей осмотрительности, но умышленного проявления недобросовестности у нее не усмотрел (Определение Верховного суда РФ от 02.11.2010 № 5-Впр10-55).

Главный урок, который нужно вынести из этого дела: предъявлять иски к добросовестным приобретателям по статье 167 ГК РФ неправомерно. Это правило, установленное Конституционным Судом РФ в постановлении от 21.04.2003 № 6-П, обязательно должно учитываться судами при рассмотрении подобных исков. Требовать возврата имущества на основании статьи 167 ГК РФ собственник может только у недобросовестного приобретателя. Поскольку добросовестное приобретение в смысле статьи 302 ГК РФ возможно только тогда, когда имущество приобретается не непосредственно у собственника, а у лица, которое не имело право его отчуждать, последствием сделки, совершенной с таким нарушением, является не двусторонняя реституция, а возврат имущества из незаконного владения (виндикация). Так квалифицировал правовой результат этих сделок Конституционный Суд РФ в названном постановлении.

Предъявляя подобные иски, истцы должны знать, к какой категории отнести последних владельцев имущества: к добросовестным или недобросовестным приобретателям. И в зависимости от этого принимать решение о предмете и основании иска.

Если сделка признается недействительной, то должны применяться правила двусторонней реституции. Это означает, что каждая из сторон недействительной сделки возвращает все полученное по ней другой стороне. То есть применительно к жилой площади одной стороне должна быть возвращена эта площадь, но другая сторона возвращает полученные за эту площадь денежные средства. В противном случае решение суда подлежит отмене как нарушившее права участников недействительной сделки.

Вот еще одно судебное дело, где суд смешал применение недействительности сделок с требованием о возврате имущества из чужого незаконного владения.

Фабула дела такова. Некая гр. М., находясь на учете в Сахалинской психиатрической больнице, подписала гр. Г. доверенность на право продажи принадлежащей ей квартиры. Доверенность заверена нотариусом. Гр. Г. продала квартиру по доверенности гр. В., которая вскоре продала ее гр. К. Представитель гр. М. просил суд признать недействительными:

— доверенность, выданную гр. Г на право продажи квартиры;

— договор купли-продажи квартиры гр. В.;

— свидетельство о государственной регистрации квартиры гр. В.;

— договор купли-продажи квартиры от гр. В гр. К.

и в порядке истребования имущества из чужого незаконного владения возвратить спорную квартиру первоначальному владельцу — гр. М.

Суд первой инстанции признал недействительными доверенность, выданную гр. Г. на право продажи квартиры; договоры купли-продажи квартиры. В остальной части требований отказал. Сахалинский областной суд, рассматривая жалобу на данное решение суда, удовлетворил еще два требования истца, а именно: признал недействительными свидетельства о государственной регистрации права на квартиру гр. В. и К. и возложил обязанность передать спорную квартиру истцу — гр. М.

Верховный Суд РФ, пересматривая данные судебные постановления, нашел ошибки как в части неправильного применения норм материального права, так и процессуального права и потому отменил все состоявшиеся по делу акты и направил его на новое рассмотрение (Определение Верховного Суда РФ от 29.12.2009 № 64-В09-10). Вот ошибки, которые допустили суды первой и кассационной инстанций.

Договор купли-продажи квартиры первоначальному покупателю, т. е. гр. В., признан судами недействительным на основании статьи 177 ГК РФ как сделка, совершенная гражданином в таком состоянии, когда в момент ее совершения он не способен понимать значение своих действий и руководить ими. Последствия признания недействительными таких сделок предусмотрены в статье 171 ГК РФ. Это двусторонняя реституция. Однако суды, признавая договоры недействительными, не решили вопрос о возврате всего полученного сторонами по недействительной сделке. Если гр. М. возвращается квартира, то гр. В. — уплаченная за нее денежная сумма. Неприменение последствий недействительной сделки является нарушением законных прав ее участников. Между тем вопрос о приведении сторон в первоначальное положение должен быть разрешен судом одновременно с признанием сделки недействительной.

Следующей ошибкой судов стало то, что суды, признавая договоры купли-продажи квартиры недействительными, решили возвратить спорную жилую площадь гр. М. на основании статьи 302 ГК РФ, т. е. по виндикации. А мы уже видели, что такое сочетание норм гражданского законодательства неприемлемо.

Помимо собственника право на истребование имущества из чужого незаконного владения принадлежит лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором. Это лицо имеет право на защиту своего владения также против собственника (статья 305 ГК РФ). Законодатель допускает право на виндикацию помимо собственника имущества еще и лица, владеющего имуществом на иных законных основаниях. Другое дело, что при применении этой нормы закона самым сложным моментом является характеристика «иных оснований» владения имуществом. Рассмотрим, что это за иные основания владения, применительно к недвижимому имуществу.

Регулирование отношений собственников помещений в многоквартирном доме, возникающих по поводу общего имущества, предусмотрено статьями 290 ГК РФ, 36 ЖК РФ, а также статьями 1 и 16 Федерального закона «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации». На основании статьи 36 ЖК РФ и как пояснил Пленум ВАС РФ в постановлении от 23.07 2009 № 64 к общему имуществу здания относятся, в частности, помещения, предназначенные для обслуживания более одного помещения в здании, а также лестничные площадки, холлы, лифты, коридоры, технические этажи, чердаки, подвалы, где имеются инженерные коммуникации, технические подвалы, крыши, ограждающие несущие и ненесущие конструкции, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся за пределами или даже внутри помещений и обслуживающее более одного помещения. Все это имущество принадлежит собственникам отдельных самостоятельных помещений в здании в силу закона вне зависимости от его регистрации в ЕГРП.

Иными словами, собственникам отдельных помещений в многоквартирном доме в силу закона принадлежит все перечисленное имущество на праве долевой собственности независимо от факта регистрации этого права в едином государственном реестре. Поэтому они вправе при истребовании этого имущества из чужого незаконного владения ссылаться на статью 305 ГК РФ. Предъявляя иски по указанным правовым основаниям, истцы должны доказать, что истребуемые ими объекты недвижимости действительно в силу закона или иного акта принадлежат им и что ответчики незаконно владеют спорным имуществом.

При непредставлении данных доказательств исковые требования удовлетворению не подлежат, как это случилось с иском ТСЖ «Зелинского 6», которое обратилось в арбитражный суд к гаражному потребительскому кооперативу «Ярослав-Авто» об истребовании из чужого незаконного владения ряда помещений подвала, занимаемых ответчиком в доме по адресу: г. Москва, ул. Зелинского, 6. Требования истца заявлены на основании статьи 305 ГК РФ и мотивированы неправомерным владением ответчиком принадлежащими истцу нежилыми помещениями подвала дома. Суд отказал истцу в удовлетворении иска, мотивируя следующим. Спорные помещения предназначены для эксплуатации гаражей и не относятся к помещениям, предназначенным для обслуживания более одного помещения в многоквартирном доме, в силу чего спорные помещения не могут быть признаны общей долевой собственностью членов ТСЖ. В данном иске ТСЖ должно было доказать наличие у него права на истребуемый объект недвижимости, а также факт нахождения его у ответчика без законных оснований. Перечисленные обстоятельства истец доказать не смог, а стало быть, не подтвердил своего права на истребование помещений на основании статьи 305 ГК РФ. (Постановление ФАС МО от 23.09.2010 № КГ-А40/8618-10).

В то же время, по разъяснению указанного Пленума высшей судебной инстанции, если собственники общего имущества здания допускают передачу отдельных частей здания в пользование другим лицам (например, по договору пользования несущей конструкции здания пользователь размещает там свою рекламу), лицо, использующее по договору часть здания, не владеет объектом недвижимости и поэтому не вправе предъявлять требования по статье 305 ГК РФ.

Виндикационный иск следует отличать от требований собственника об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения (статья 304 ГК РФ). Такие иски собственников имущества об устранении нарушений их права пользоваться своим имуществом называют негаторными исками. Таким образом, негаторный иск — это иск владеющего собственника к лицам, создающим препятствия в пользовании и распоряжении имуществом. Если результатом нарушений прав собственников явились убытки, причиненные собственнику, он вправе требовать их возмещения. Пример применения в практике эксплуатации зданий неготорного иска приведен ВАС РФ в уже названном постановлении Пленума от 23.07.2009 № 64. В пункте 9 постановления ВАС РФ записал, что если общим имуществом владеют собственники помещений дома, однако право индивидуальной собственности на общее имущество зарегистрировано в реестре на одно лицо, собственники помещений в данном здании вправе требовать признания за собой права общей долевой собственности на общее имущество. Суд должен рассматривать это требование как аналогичное требованию собственника об устранении всяких нарушений его права, не соединенных с лишением владения (статья 304 ГК РФ).

Читайте также:  Выпуск готовой продукции: проводки

Не оспаривая сделанный высшим судом вывод, позволим себе высказать собственное мнение относительно его законности. Статья 304 ГК РФ дает право предъявления негаторного иска собственнику имущества. В ситуации, описываемой в данном постановлении, ВАС РФ разрешает предъявлять негаторные иски и лицам, которые формально не являются собственниками спорных помещений и потому по правилу статьи 304 ГК РФ не могут быть заявителями негаторного иска.

Но если лицо, на имя которого зарегистрировано право индивидуальной собственности на помещение, относящееся к общему имуществу здания, владеет таким недвижимым имуществом, лишая других собственников доступа в это помещение, собственники иных помещений в данном здании вправе обратиться с виндикационным иском (статья 301 ГК РФ) к единоличному собственнику общего помещения, соединив его с требованием о признании права общей долевой собственности.

Наконец, существует еще одно правовое основание истребования имущества из чужого незаконного владения. В законе это требование называется требованием о возврате неосновательного обогащения (статья 1103 ГК РФ). В литературе отечественные цивилисты спорят относительно приоритета применения той или другой нормы права. Одни говорят, что истребование имущества в порядке статьи 1103 ГК РФ является универсальной нормой и может применяться во всех исках, когда речь идет о возврате незаконно полученного имущества. Другие заявляют, что нормы неосновательного обогащения можно применять, если нельзя воспользоваться правилами об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Автор статьи, не ставя цели вступать в полемику с учеными, считает необходимым привести выдержки из отдельных документов ВАС РФ. Вот первый вывод высокого суда.

Правила о неосновательном обогащении применяются к требованиям собственника об истребовании имущества из чужого незаконного владения, поскольку иное не установлено этим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих обязательств (Постановление Президиума ВАС РФ от 3.12.2002 № 5498/02). Из содержания этого заключения видно, что правила статьи 1103 ГК РФ применяются лишь постольку, поскольку отсутствуют условия для применения статьи 301 ГК РФ. Иными словами, сначала рассматривается возможность применения виндикации, а при отсутствии условий ее применения следует руководствоваться нормами о неосновательном обогащении.

Следующий вывод содержится в Определении ВАС РФ от 28.03.2007 № 3537/07 при рассмотрении конкретного дела. Коллегия высоких судей указала, что нормы о неосновательном обогащении и об истребовании имущества собственником из чужого незаконного владения могут быть применены в совокупности при доказанности факта нахождения имущества у ответчика, а также если заявлено требование о виндикации.

Высшая судебная инстанция посчитала возможным применить в исковых заявлениях собственников имущества о его истребовании ссылку на статьи 301 и 1103 ГК РФ одновременно.

Как не посчитают теоретики правильными и законными сделанные судом заключения, но с судом, тем более с таким, не спорят.

Следующий вывод содержится в Определении ВАС РФ от 28.03.2007 № 3537/07 при рассмотрении конкретного дела. Коллегия высоких судей указала, что нормы о неосновательном обогащении и об истребовании имущества собственником из чужого незаконного владения могут быть применены в совокупности при доказанности факта нахождения имущества у ответчика, а также если заявлено требование о виндикации.

Проблемы истребования имущества из чужого незаконного владения

Одними из немало важных мест в системе российского гражданского права занимают иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения – виндикационные иски. Слово «виндикация» в переводе с латинского «vimdicere» означает «объявляю о применении силы (истребую вещь принудительно), защищаю, заявляю претензию, требую».

Данная форма защиты появилась еще в древнем Риме и являлась одним из основных способов защиты права собственности в те времена. Виндикационные иски представляют собой категорию самых широких по своему объему вещно-правовых требований.

Под виндикационным иском в российской цивилистике понимают иск не владеющего вещью собственника к незаконно владеющему ею собственнику. Таким иском защищается право собственности в целом, непосредственно все три правомочия собственника – владение, пользование, распоряжение, так как он предъявляется, когда все три правомочия нарушены одновременно. В этот период, собственник лишен возможности осуществлять владение, пользование и распоряжение, но право собственности за них сохраняется и служит основанием для предъявления виндикационного иска.

Правовые основы, касающиеся истребования вещи из чужого незаконного владения, закреплены в статьях 301 – 306 главы 20 «Защита права собственности и других вещных прав» Гражданского кодекса Российской Федерации. Статья 301 ГК РФ закрепляет право собственника истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Объектом виндикационного иска может выступать только индивидуально-определенная вещь, которая сохранилась в натуре к моменту предъявления иска. Если такая вещь выбыла из оборота, например погибла, то и цель виндикационного иска не может быть достигнута. Если же предмет иска уничтожен или погиб уже после предъявления исковых требований об истребовании вещи из чужого незаконного владения, к моменту рассмотрения дела в суде, то виндикационный иск также не подлежит удовлетворению.

Существует ряд определенных условий для предъявления виндикационного иска. В частности, к ним относятся следующие:

  1. Предметом иска, как уже упоминалось ранее, должна быть индивидуально-определенная вещь, а не вещь, определенная родовыми признаками;
  2. Вещь должна быть во владении другого лица;
  3. Истцом по такому иску может быть не только собственник вещи, но и титульный владелец;
  4. Истец должен доказать свое право собственности на истребуемую вещь;
  5. Ответчиком по такому иску выступает незаконный владелец, у которого находится вещь;

Законодательство, на основании пункта 1 статьи 302 ГК РФ и статьи 303 ГК РФ, выделяет два вида незаконного владения:

  1. Добросовестное (когда незаконный владелец не знает и не должен знать о незаконности своего владения);
  2. Недобросовестное (фактический владелец знает либо должен знать об отсутствии у него прав на имущество).

Статья 302 ГК РФ закрепляет случаи, когда можно истребовать имущество от добросовестного приобретателя:

  1. Если имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение;
  2. Если имущество похищено у собственника или лица, которому имущество было передано;
  3. Если имущество выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Имущество, приобретенное безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, может быть истребовано собственником во всех случаях (пункт 2 статьи 302 ГК РФ). Если же необходимо истребовать деньги и ценные бумаги на предъявителя, то их нельзя истребовать от добросовестного приобретателя ни в каких случаях. Данное положение законодательно закреплено в пункте 3 статьи 302 ГК РФ.

Что касается вопроса расчетов при возврате имущества из чужого незаконного владения, то собственник, на основании статьи 303 ГК РФ, вправе:

  1. Потребовать от недобросовестного владельца возврата или возмещения всех доходов, которые это лицо извлекло или должно было извлечь за все время владения;
  2. Потребовать от добросовестного владельца возврата или возмещения всех доходов, которые он извлек или должен был извлечь со времени, когда он узнал или должен был узнать о неправомерности владения или получил повестку по иску собственника о возврате имущества.

В то же время, владелец (добросовестный или недобросовестный) вправе требовать от собственника возмещения произведенных им необходимых затрат на имущество с того времени, с которого собственнику причитаются доходы от имущества. При этом, только добросовестный владелец вправе оставить за собой произведенные улучшения, если их можно будет отделить без повреждения имущества. Если же, это сделать невозможно, то у добросовестного владельца есть право требовать возмещения произведенных на улучшение затрат, но не выше размера увеличения стоимости имущества.

Судебная практика, относительно вопроса истребования имущества из чужого незаконного владения, является редким явлением и характеризуется не многочисленностью судебных споров. Прежде всего, это связано со следующим причинами:

  1. Виндикационный иск, по своей природе, является деликтным иском. В очень редких случаях, имущество может оказаться в чьем-либо незаконном владении без вины третьих лиц;
  2. Раз это деликтный иск, то он напрямую связан с гражданским правонарушением, и в данном случае, незаконное лишение владения собственника своим имуществом является еще и преступлением. Поэтому, данный вопрос не будет решаться в рамках гражданского процесса, а будет решаться по правилам уголовного судопроизводства. Например, дознаватель, следователь или прокурор будут возбуждать уголовное дело по статье 158 «Кража» УК РФ, статье 159 «Мошенничество» УК РФ и др.; будут принимать меры по розыску и возврату похищенного имущества. В силу этого, необходимость в предъявлении виндикационного иска отпадает;
  3. Основываясь на том, что право на движимую вещь по виндикационному иску доказать тяжело, такие дела, в большинстве случаев остаются нерешенными или вообще не доходят до суда.

Не смотря на не многочисленность споров по виндикационным искам, судебная практика выработала ряд положений, которыми стоит руководствоваться нижестоящим судам при решении вопросов, связанных с истребованием вещи из чужого незаконного владения.

Одним из таких примеров является Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 28 апреля 1997 г. № 13 «Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее – Информационное письмо № 13).

В Информационном письме № 13 закреплено 5 пунктов, которые касаются виндикационного иска. При рассмотрении споров, связанных с истребованием вещи из чужого незаконного владения, Пленум Высшего Арбитражного суда Российской Федерации пришел к таким выводам:

  1. Право на истребование имущества из чужого незаконного владения имеет только собственник или иной законный владелец имущества. Такая позиция была вынесена на основании следующих материалов дела: АО обратилось к ООО с иском об истребовании имущества по договору купли-продажи. Истец (АО) утверждал, что имущество по данному договору находится в его собственности. Однако, исследовав материалы дела, суд пришел к следующему: отчуждение ООО государственного имущества по договору купли-продажи было совершено с нарушениями статьи 25 Закона РСФСР «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации» в силу чего, на основании статьи 168 ГК РФ такая сделка признается ничтожной. Поскольку истец не приобрел права собственности спорного имущества в установленном законом порядке, у него не имелось правовых оснований для истребования имущества у ответчика, в связи с чем, суд в удовлетворении исковых требований отказал.
  2. Собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения и в том случае, когда основания передачи имущества новому владельцу не были им оспорены в судебном порядке.В качестве примера можно привести следующее дело: ООО обратилось с иском к ГУП об истребовании имущества, которое принадлежало обществу. Ответчик против исковых требований возражал, основывая свою позицию на том, что спорное имущество по распоряжению комитета по управлению имуществом от ООО было передано ГУП в хозяйственное ведение, и так как распоряжение комитета не оспорено, ГУП пользуется имуществом на законном основании.Исследовав материалы дела, суд пришел к следующему выводу: на основании статей 209 и 213 ГК РФ ООО является собственником имущества, и соответственно, обладает тремя правомочиями по отношению к этому имуществу. Следовательно, комитет по управлению имуществом не вправе без согласия ООО издавать распоряжение о передаче имущества ГУП. Поэтому, данное распоряжение комитета по управлению имуществом является недействительным и не порождает никаких правовых последствий. Суд, основываюсь на этих позициях, удовлетворил исковые требования об истребовании имущества из чужого незаконного владения.
  3. Объектом виндикации может быть находящееся у ответчика имущество.По виндикационному иску можно истребовать только то имущество, которое сохранилось в натуре. Если же оно выбыло из оборота, то исключается возможность подачи виндикационного иска. Данная позиция отражена в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 21 февраля 2008 г. № А66-6759/2006.
  4. Требования собственника о выселении, основанные на договоре аренды, ошибочно квалифицированы арбитражным судом как виндикационный иск. По одному из таких дел, истец подал иск в арбитражный суд о выселении АО из принадлежащего ему нежилого помещения в связи с окончанием срока действия договора аренды. Из материалов дела следовало, что спорное нежилое помещение необходимо предприятию для собственных нужд.Пленум Высшего Арбитражного суда Российской Федерации указал, что суды ошибочно руководствуются статьями 301 и 305 ГК РФ, когда обязывают ответчика освободить нежилое помещение и передать его в пользование истцу. Статья 301 ГК РФ применяется лишь в том случае, когда происходит истребование имущества из владения лица, который обладает имуществом без надлежащего правового основания. Поэтому, раз ответчик занимал нежилое помещение по договору аренды, то обязанность по возврату имущества в освобожденном виде должна определяться в соответствии с условиями, которые предусмотрены законодательством об аренде.
  5. У добросовестного приобретателя не может быть истребовано имущество, выбывшее из владения собственника по его воле.

Позиция суда абсолютно ясна и законодательно подкреплена пунктом 1 статьи 302 ГК РФ.

29 апреля 2010 года Пленум Верховного Суда Российской Федерации и Пленум Высшего Арбитражного суда Российской Федерации публикуют совместное Постановление № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее – Постановление № 10/22), которое во многом дублирует положения Информационного письма № 13.

В частности, дублируются следующее положение в Постановлении № 10/22: истребовать вещь из чужого незаконного владения можно лишь в том случае, если эта вещь сохранилась в натуре (пункт 32). Аналогичная позиция отражена в Постановлении ФАС Московского округа от 18.10.2012 г. по делу № А40-88172/11-29-783.

Пункт 36 Постановления № 10/22 закрепляет, что лицо, обратившееся с иском в суд об истребовании вещи из чужого незаконного владения, должно доказать свое право собственности на имущество, находящееся во владении ответчика. Доказательством права собственности на недвижимое имущество может являться выписка из ЕГРП, свидетельство о праве собственности на недвижимое имущество и др. Факт нахождения имущества на балансе лица не является доказательством права собственности или законного владения. Данные выводы суда нашли свое отражение в Постановлении ФАС Дальневосточного округа от 4 августа 2010 г. № Ф03-4638/2010 и в Апелляционном определении Вологодского областного суда от 05.09.2012 г. № 33-3634/2012.

В пункте 41 Постановления № 10/22 суды просят обратить внимание на следующее правило, что если неделимое имущество продано неуправомоченным отчуждателем нескольким лицам на основании одной сделки и находится в их владении, то на стороне приобретателя образуется множественность лиц. В связи с этим, указанные лица являются соответчиками по виндикационному иску.
При такой ситуации, суд удовлетворит иск только в том случае, если хотя бы один из приобретателей не является добросовестным.

13 ноября 2008 года Президиум Высшего Арбитражного суда Российской Федерации опубликовал отдельное Информационное письмо № 126 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения» (далее – Информационное письмо № 126), закрепляет необходимые рекомендации, которыми стоит руководствоваться судам нижестоящих инстанций.

О некоторых положениях, которые закреплены в Информационном письме № 126 говорилось ранее, поэтому, стоит обратить внимание на те рекомендации, которые не были отражены в других информационных письмах Президиума ВАС РФ и совместных постановлениях Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ.

Читайте также:  Если жена подала в суд на алименты

К ряду таких положений относятся следующие:

1. Если лицо передало имущество во исполнение недействительной сделки, а в последующем обратиться в суд с иском о возврате имущества из чужого незаконного владения, то суд отказывает в удовлетворении иска (пункт 1);

2. Когда в судебном заседании решается вопрос о добросовестности приобретателя и решается круг обстоятельств, о которых он должен был знать, судам необходимо учитывать (пункт 8):

  • родственные и иные связи между лицами, которые участвовали в заключении сделок, направленные на передачу права собственности;
  • совмещение одним лицом должностей в организациях, совершающих сделки;
  • участие одних и тех же лиц в уставном капитале этих организаций, родственные и иные связи между ними;

3. Течение срока исковой давности по иску об истребовании движимого имущества из чужого незаконного владения начинается со дня обнаружения этого имущества (пункт 12);

По одному из таких дел, суд кассационной инстанции отменил все ранее принятые решения, и направил дело на новое рассмотрение, в силу следующих обстоятельств: защита права в рамках искового производства невозможна до тех пор, пока лицу, чье право нарушено, неизвестен нарушитель права – потенциальный ответчик по делу. Поэтому, срок исковой давности по требованию о возврате имущества начал течь именно с того момента, когда истец узнал о его нахождении во владении ответчика.

4. При смене владельца имущества исковая давность по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения не начинает течь заново (пункт 13).

Основываясь на всем вышесказанном, можно сделать следующие выводы:

  1. Иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения относятся к числу невостребованных исков, в силу того, что собственник имущества не обращается за защитой своего права в суд и многие случаи проходят незамеченными для судебной практики;
  2. Виндикационный иск может быть предъявлен лишь при отсутствии обязательственных отношений между сторонами или только после того, как эти обязательственные отношения прекратились;
  3. Истец, в целях обеспечения нахождения имущества во владении ответчика в период судебного разбирательства, может подать в суд ходатайство о принятии обеспечительных мер в отношении спорного имущества, а уже после принятия такого ходатайства, суд может запретить ответчику пользоваться и/или распоряжаться им (т.е. наложить на него арест), передавать имущество на хранение другому лицу и др.;
  4. Гражданское законодательство четко определяет случаи, когда собственник может истребовать имущество от добросовестного приобретателя при его возмездной передаче лицом, не имеющим право его отчуждать;
  5. К лицу, который владеет имуществом на законном основании, хоть и не является собственником, иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения не может быть предъявлен;
  6. Для того, чтобы избежать отказа в удовлетворении исковых требований по виндикационному иску, необходимо тщательно исследовать судебную практику по данной категории дел.

Мария Денисова

Имущество, приобретенное безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, может быть истребовано собственником во всех случаях (пункт 2 статьи 302 ГК РФ). Если же необходимо истребовать деньги и ценные бумаги на предъявителя, то их нельзя истребовать от добросовестного приобретателя ни в каких случаях. Данное положение законодательно закреплено в пункте 3 статьи 302 ГК РФ.

Истребование из чужого незаконного владения

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Публикации и практика
  • Главная
  • Статья 301 ГК РФ. Истребование имущества из чужого незаконного владения

Гражданский кодекс Российской Федерации:

Статья 301 ГК РФ. Истребование имущества из чужого незаконного владения

Собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Вернуться к оглавлению документа: Гражданский кодекс РФ Часть 1 в действующей редакции

Вернуться к оглавлению документа: Гражданский кодекс РФ Часть 1 в действующей редакции

Статья 301 ГК РФ. Истребование имущества из чужого незаконного владения

Новая редакция Ст. 301 ГК РФ

Собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Конструкция виндикационного иска состоит из двух неразрывно связанных между собой составляющих: а) абсолютная составляющая – о признании права собственности истца; б) относительная составляющая – об отобрании вещи у ответчика и передаче ее истцу.

Статья 301. “Гражданский кодекс РФ (часть первая)” от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 31.07.2020)

Виндикационный иск имеет право предъявить невладеющий собственник вещи против незаконно владеющего несобственника. Направлен этот иск на истребование, на возврат вещи собственнику от незаконного владельца.

Комментарий к ст. 301 ГК РФ

1. Традиционно иск невладеющего собственника к владеющему несобственнику называется виндикационным (лат. vim dicere – буквально “объявляю о применении силы”) и относится к вещно-правовым способам защиты. Последнее означает возможность предъявления иска к любому незаконному владельцу вещи, не состоящему с собственником в договорных или иных относительных правоотношениях, при условии указания обстоятельств выбытия спорного имущества из сферы хозяйственного господства собственника (см. также п. 23 Постановления ВАС N 8).

Виндикация допустима только в отношении сохранившейся в натуре индивидуально-определенной вещи, находящейся на момент предъявления иска у конкретного лица. Иначе виндикационный иск становится беспредметным (п. 22 Постановления ВАС N 8). Если вещь погибла, защита интересов собственника опосредуется деликтным требованием о возмещении убытков (ст. 1064 ГК). В случае выбытия вещи по каким-либо причинам из владения ответчика возникает право на предъявление виндикационного иска к новому владельцу вещи.

Исторически институт виндикации возник для целей защиты прав собственника в отношении телесных вещей, т.е. вещей, обладающих физическими параметрами. Поскольку российское законодательство придерживается указанной традиции, с помощью виндикационного иска с формальных позиций не могут защищаться права на бестелесные объекты (в частности, на акции, доли в хозяйственных обществах и т.п.). Однако с учетом особенностей современного имущественного оборота и практических потребностей суды в подобных ситуациях нередко разрешают споры на основании правил о виндикации. Принимая во внимание отсутствие в российском законодательстве эффективных мер защиты прав на многие бестелесные объекты, а также высокий правовой потенциал проверенных временем правил о виндикации, такая практика может быть поддержана (разумеется, с непременной ссылкой на применение указанных правил по аналогии закона – п. 1 ст. 6 ГК). Характерно, что п. 17 ст. 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью (в ред. от 30 декабря 2008 г.), посвященный последствиям приобретения права на долю в уставном капитале ООО у лица, которое не имело права на ее отчуждение, по сути воспроизводит правила о виндикации.

Обозначенные условия предъявления иска необходимо отличать от оснований его удовлетворения (см. коммент. к ст. 302 ГК).

2. Правом на виндикацию наделен тот собственник, чей титул основан на юридически действительном правовом основании. Судебная практика идет по пути предварительной оценки действительности сделок (актов) публичных органов, на основании которых возникло право собственности, и отказывает в праве на истребование имущества при установлении их ничтожности. Это правило не распространяется на оспоримые сделки, поскольку заявить об их недействительности может лишь ограниченный круг лиц (п. 21 Постановления ВАС N 8).

3. Виндикационный иск необходимо отличать от иных вещно-правовых исков. Например, взаимно исключают друг друга виндикационный иск (собственник не владеет вещью и требует восстановления своего владения) и негаторный иск (собственник владеет вещью, но лишен возможности ею пользоваться и (или) распоряжаться) (см. подробнее коммент. к ст. 304 ГК).

Иск о признании права собственности (см. коммент. к абз. 2 ст. 12 ГК) может заявляться как самостоятельно, так и одновременно с другим вещно-правовым требованием, поскольку его целью является подтверждение наличия (отсутствия) у соответствующего лица правового титула.

Много споров вызывает вопрос соотношения виндикационного требования и иска о применении последствий недействительности сделки. Наиболее обоснованным представляется разрешение коллизии по правилам соотношения общих и специальных способов защиты. Вещно-правовые способы защиты являются специальными, поэтому виндикационный иск имеет приоритет и исключает возможность одновременного либо альтернативного заявления требования о реституции. Указанный вывод подтверждается судебной практикой, хотя используемые судами аргументы достаточно спорны (п. 25 Постановления ВАС N 8, п. п. 3.1, 3.2 Постановления КС от 21 апреля 2003 г. N 6-П “По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева” (СЗ РФ. 2003. N 17. Ст. 1657)).

Правила о соотношении специальных и общих способов защиты применимы также к виндикационному и кондикционному искам (см. коммент. к ст. 1102 ГК). В случае сохранения в натуре индивидуально-определенной вещи приоритетно виндикационное требование.

Ввиду разных предметов и оснований допустимо одновременное предъявление виндикационного и деликтного исков с учетом фактической ситуации (к примеру, вещь сохранилась в натуре, но имеются повреждения).

Проблема конкуренции вещно-правовых и так называемых обязательственных исков решается следующим образом. В случае наличия между сторонами каких-либо относительных отношений защита при их нарушении осуществляется посредством заявления обязательственного иска в соответствии с нормами конкретного института, регулирующего обязательственные, наследственные, семейные и тому подобные отношения (см. также п. 23 Постановления ВАС N 8, п. 17 письма ВАС N 13).

Проблема конкуренции вещно-правовых и так называемых обязательственных исков решается следующим образом. В случае наличия между сторонами каких-либо относительных отношений защита при их нарушении осуществляется посредством заявления обязательственного иска в соответствии с нормами конкретного института, регулирующего обязательственные, наследственные, семейные и тому подобные отношения (см. также п. 23 Постановления ВАС N 8, п. 17 письма ВАС N 13).

Как истребовать имущество из чужого владения?

Краткое содержание:

Кратко и простыми словами о том, как истребовать имущество из чужого незаконного владения.

ГК РФ Статья 301. Истребование имущества из чужого незаконного владения
Собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Иски такого рода называют виндикационным иском.

1) Сформировать свои исковые требования, т.е. установить, в отношении какого лица подавать исковое заявление, установить, что имущество действительно находится во владении этого лица, а не у другого, предоставить доказательство того, что имущество принадлежит именно вам, что вы являетесь ее законным владельцем. Исковое заявление подается по общим правилам искового судопроизводства в порядке статей 131-132 ГПК РФ.

2) Составляем исковое заявление и оплачиваем госпошлину. Какой размер госпошлины? Размер госпошлины будет исчисляться по общим правилам расчета госпошлины при обращении в суд (можно использовать калькуляторы расчета госпошлин на сайте судов) и будет исчисляться от цены иска, которая будет равна стоимости (вашей оценки стоимости) истребуемого имущества.

3) В какой суд подавать? В этой статье мы рассматриваем иски об истребовании имущества от гражданина к гражданину, соответственно подсудность такого рода исков-районный суд общей юрисдикции. Что касается территориальной подсудности-по общим правилам-это место нахождение ответчика.

4) Нужно ли соблюдать претензионный порядок по искам об истребовании имущества из чужого незаконного владения? Сложившееся судебная практика предполагает отсутствие необходимости соблюдать претензионный порядок урегулирования спора! Федеральным законом не предусмотрена обязательность соблюдения досудебного порядка урегулирования спора по требованию об истребовании имущества из чужого незаконного владения (смотрите, например, постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29.04.2010 N 10/22, Арбитражного суда Северо-Западного округа от 09.07.2018 N Ф 07-5959/18 по делу N А 56-74328/2017-АПК по аналогии права). Однако отметим, что при предъявлении требования, связанного с расчетами при возврате имущества из незаконного владения (ст. 303 ГК), может возникнуть вопрос об обязательности соблюдения досудебного порядка урегулирования спора по причине сходства такого требования с требованием о возврате неосновательного обогащения (ч. 5 ст. 4 АПК РФ).

Вывод по досудебному урегулированию-соблюдать претензионный порядок нет необходимости в случаи, если вы не предъявляете дополнительные требования (в частности проценты за пользование вашим имуществом).

5) Подаем исковое заявление в суд.

Важный момент-если вы считаете, что ответчик может избавиться от имущества, разукомплектовать его, тем самым обесценив, то необходимо вместе с исковым заявлением подать заявление об обеспечении иска.

ГПК РФ Статья 139. Основания для обеспечения иска
1. По заявлению лиц, участвующих в деле, судья или суд может принять меры по обеспечению иска.

Какие меры обеспечения можно заявить?

ГПК РФ Статья 140. Меры по обеспечению иска

1. Мерами по обеспечению иска могут быть:

1) наложение ареста на имущество, принадлежащее ответчику и находящееся у него или других лиц;

2) запрещение ответчику совершать определенные действия;

3) запрещение другим лицам совершать определенные действия, касающиеся предмета спора, в том числе передавать имущество ответчику или выполнять по отношению к нему иные обязательства;

3.1) возложение на ответчика и других лиц обязанности совершить определенные действия, касающиеся предмета спора о нарушении авторских и (или) смежных прав, кроме прав на фотографические произведения и произведения, полученные способами, аналогичными фотографии, в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети “Интернет”;

4) приостановление реализации имущества в случае предъявления иска об освобождении имущества от ареста (исключении из описи);

5) приостановление взыскания по исполнительному документу, оспариваемому должником в судебном порядке.

Это вкратце, если есть необходимость обсуждения конкретных нюансов рад видеть вас в комментариях!

Важный момент-если вы считаете, что ответчик может избавиться от имущества, разукомплектовать его, тем самым обесценив, то необходимо вместе с исковым заявлением подать заявление об обеспечении иска.

Что такое виндикационный иск?

В упрощенном виде виндикационный иск представляет соответствующие требования от лица собственника, не обладающего вещью, к субъекту, не являющемуся собственником о возврате этого предмета.

В рамках его предъявления происходит доказывание наличия у истца прав на спорный предмет. Помимо этого, требуется подтвердить незаконность обладания вещью ответчиком.

Виндикационный иск часто связывают с хищениями. В этих ситуациях незаконность владения очевидна и потерпевший реализует свое право на возврат. Вещь не всегда может быть изъята при обыске. А заочный приговор допускает возможность возникновения ситуации, когда она находится у похитителя.

Однако встречаются и не столь очевидные ситуации. Примером могут выступать залоговые отношения. Пока обязательство не исполнено, нахождение объекта у залогодержателя является законным. Однако ситуация может поменяться, когда обязательство исполнено. Это служит основанием для прекращения договора залога и возврата его предмета. Контрагент может отказаться от этих действий, либо игнорировать положения соглашения. Это и будет основанием предъявить виндикационный иск.

Количество ситуаций, в которых применяются такие способы возврата собственности, весьма велико, но всех они объединены общими условиями.

Количество ситуаций, в которых применяются такие способы возврата собственности, весьма велико, но всех они объединены общими условиями.

Статья 301. Гражданского Кодекса РФ. Истребование имущества из чужого незаконного владения

Собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Читайте также:  Возобновление исполнительного производства

Важным вещно-правовым способом защиты права собственности и иного вещного права является иск о признании права собственности (права хозяйственного ведения, права оперативного управления и др.) на спорное имущество (ст. 12 ГК, п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 17 сентября 1992 г; Вестник ВАС РФ, 1996. N 3. С. 84 – 86; п. 12 Обзора практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав (приложение к информационному письму ВАС РФ от 28 апреля 1997 г. N 13 и др.). В частности, арбитражный суд рассматривает на общих основаниях спор между юридическими лицами о признании права на помещение в здании, находящемся на балансе одного предприятия, возведенном за счет централизованных источников финансирования или на долевых началах несколькими юридическими лицами и предназначенном для их размещения либо имевшем иное целевое назначение (п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 17 сентября 1992 г).

Статья 301. Истребование имущества из чужого незаконного владения

Собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Много споров вызывает вопрос соотношения виндикационного требования и иска о применении последствий недействительности сделки. Наиболее обоснованным представляется разрешение коллизии по правилам соотношения общих и специальных способов защиты. Вещно-правовые способы защиты являются специальными, поэтому виндикационный иск имеет приоритет и исключает возможность одновременного либо альтернативного заявления требования о реституции. Указанный вывод подтверждается судебной практикой, хотя используемые судами аргументы достаточно спорны (п. 25 Постановления ВАС N 8, п. п. 3.1, 3.2 Постановления КС от 21 апреля 2003 г. N 6-П “По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева” (СЗ РФ. 2003. N 17. Ст. 1657)).

Истребование имущества из чужого незаконного владения

Собственник вправе опровергнуть возражение приобретателя о его добросовестности, доказав, что при совершении сделки приобретатель должен был усомниться в праве продавца на отчуждение имущества.

Навигация по кодексу
  • Гражданский кодекс
    • ГК РФ ч. 1
      • Раздел II
        • Глава 20
          • Статья 301

На сайте предусмотрен удобный поиск статей, например «ст. 301 ГК РФ ч. 1», вам сразу будет предоставлена статья законодательного документа, судебная практика и комментарии к нему.

Порядок исчисления исковой давности по иску об истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения в защиту прав ООО

Правовая позиция кратко:

1. Первым моментом, определяющим начало течения срока исковой давности по иску о виндикации, является осведомленность Истца об утрате владения недвижимым имуществом;

2. По иску юридического лица, в случае сокрытия генеральным директором информации о совершенных сделках, ключевое значение имеет осведомленность участников общества об утрате владения;

3. Критерии такой осведомленности отражены в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2018 № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность»;

4. Вторым моментом, определяющим начало течения срока исковой давности, является осведомленность Истца о надлежащем Ответчике;

5. Бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих об истечении срока исковой давности возложено на Ответчика.

Правовая позиция подробно:

1. Первым моментом, определяющим начало течения срока исковой давности по иску о виндикации, является осведомленность Истца об утрате владения недвижимым имуществом.

Применительно к статьям 301, 302 Гражданского кодекса РФ срок давности по иску об истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения начинает течь с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о том, что недвижимое имущество выбыло из его владения и его право на названное недвижимое имущество нарушено (Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2016) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 19.10.2016).

Я полагаю, что более цивилизованный и приемлемый подход исходит из концепции «книжного владения». В связи с чем, осведомленность о выбытии недвижимого имущества из владения выглядит через призму следующего:

Книжное владение. Такое владение заключается в наличии регистрационной записи в государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Фактическое господство над недвижимой вещью выражается в возможности прибегнуть к помощи юрисдикционных органов для пресечения посягательств третьих лиц, препятствующих в осуществлении действий по ее использованию и распоряжению ею.

Утрата книжного владения есть наличие регистрационной записи в государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, согласно которой в качестве собственника признается иное лицо.

Однако, сама по себе регистрационная запись не определяет начало исчисления срока исковой давности, поскольку должно быть корреляционное событие в силу которого Истец узнает сведения из реестра (п. 57 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010).

2. По иску юридического лица, в случае сокрытия генеральным директором информации о совершенных сделках, ключевое значение имеет осведомленность участников общества об утрате владения.

В соответствии с п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 43 течение срока исковой давности по требованиям юридического лица начинается со дня, когда лицо, обладающее правом самостоятельно или совместно с иными лицами действовать от имени юридического лица, узнало или должно было узнать о нарушении права юридического лица и о том, кто является надлежащим ответчиком (п. 1 ст. 200 ГК РФ).

Я полагаю, что участник общества безусловно является лицом, обладающим правом совместно с иными лицами действовать от имени юридического лица.

В подтверждение этого я приведу вот такой подход:

«В данном случае участник корпорации, предъявляя соответствующие требования, действует не только в интересах корпорации как ее представитель, но и преследует свой опосредованный (косвенный) интерес (а поэтому, по сути, является косвенным истцом), который обосновывается наличием у компании как истца материально-правового требования, обусловленного недопущением причинения ему ущерба как субъекту гражданско-правовых отношений.

Объект защиты по косвенному иску не может определяться как категоричный выбор либо в пользу защиты субъективного права юридического лица, либо в пользу защиты интересов участников юридического лица.

Интерес юридического лица, который обеспечивается защитой субъективного права, в данном случае производен от интересов его участников, так как интересы общества не просто неразрывно связаны с интересами участников, они предопределяются ими, и, следовательно, удовлетворение интересов компании обеспечивает удовлетворение интереса ее участников.

Поэтому для исчисления срока исковой давности имеет существенное значение момент, когда обладатель нарушенного права (участник) узнал или должен был узнать о соответствующем нарушении.

Иной подход ставил бы участников общества, не обладающих возможностью постоянно контролировать органы управления юридическим лицом, в заведомо невыгодное положение, сопряженное с невозможностью реальной защиты своих интересов в ситуации, когда факт совершения сделки скрывается органом управления юридическим лицом, и при этом срок исковой давности продолжает течь».

(Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 26.08.2016 по делу N 305-ЭС16-3884, А41-8876/20150).

3. Критерии такой осведомленности отражены в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2018 № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность».

Рассматривая указанный вопрос я полагаю возможным обратиться к позиции, отраженной в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2018 № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» (далее – Пленум № 27), поскольку указанный акт является обобщением судебной практики, с указанием критериев, с помощью которых, по мнению высшего суда, надлежит определять момент осведомленности участников корпорации о тех или иных нарушениях, происходящих в них.

Согласно абз. 3 п. 2 Пленума № 27, в случае если лицо, которое самостоятельно или совместно с иными лицами осуществляет полномочия единоличного исполнительного органа, находилось в сговоре с другой стороной сделки, срок исковой давности исчисляется со дня, когда о соответствующих обстоятельствах узнало или должно было узнать лицо, которое самостоятельно или совместно с иными лицами осуществляет полномочия единоличного исполнительного органа, иное, чем лицо, совершившее сделку. Лишь при отсутствии такого лица до момента предъявления участником хозяйственного общества или членом совета директоров требования срок давности исчисляется со дня, когда о названных обстоятельствах узнал или должен был узнать участник или член совета директоров, предъявивший такое требование.

Таким образом, высший суд определяет исключительные обстоятельства, при которых исчисление исковой давности возможно от осведомленности хотя бы одного участника:

1) единоличный исполнительный орган, находился в сговоре с другой стороной сделки;

2) отсутствие иного лица, осуществляющего полномочия единоличного исполнительного органа в период между совершением порочных сделок и до момента предъявления участником хозяйственного общества требований.

Поскольку выработанная судебная практика истолковала возможные условия исчисления срока исковой давности по требованиям юридических лиц отталкиваясь от осведомленности участников обществ, далее необходимо определить какие события являются ключевыми и уточняют обстоятельства при которых участник общества должен был узнать о нарушениях.

Согласно п. 3 Пленума Верховного суда РФ «Об оспаривании крупных сделок и сделок с заинтересованностью»,

В тех случаях, когда в соответствии с пунктом 2 настоящего постановления момент начала течения срока исковой давности определяется в зависимости от того, когда о том, что сделка совершена с нарушением требований закона к порядку ее совершения, узнал или должен был узнать участник (акционер), предъявивший требование, следует учитывать следующее:

1) когда иск предъявляется совместно несколькими участниками, исковая давность не считается пропущенной, если хотя бы один из таких участников не пропустил срок исковой давности на обращение с соответствующим требованием при условии, что этот участник (участники) имеет необходимое в соответствии с законом для предъявления такого требования количество голосующих акций общества (голосов) (пункт 6 статьи 79, пункт 1 статьи 84 Закона об акционерных обществах, пункт 6 статьи 45, пункт 4 статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью);

2) если общество публично раскрывало сведения об оспариваемой сделке в порядке, предусмотренном законодательством о рынке ценных бумаг, считается, что его участники (акционеры) узнали об оспариваемой сделке с момента публичного раскрытия информации, когда из нее можно было сделать вывод о совершении такой сделки с нарушением порядка совершения;

3) предполагается, что участник должен был узнать о совершении сделки с нарушением порядка совершения крупной сделки или сделки с заинтересованностью не позднее даты проведения годового общего собрания участников по итогам года, в котором была совершена оспариваемая сделка, за исключением случаев, когда информация о совершении сделки скрывалась от участников и (или) из представлявшихся участникам при проведении общего собрания материалов нельзя было сделать вывод о совершении такой сделки (например, если из бухгалтерского баланса не следовало, что изменился состав основных активов по сравнению с предыдущим годом);

4) если приведенные выше правила не могут быть применены, то считается, что участник (акционер) в любом случае должен был узнать о совершении оспариваемой сделки более года назад (пункт 2 статьи 181 ГК РФ), если он длительное время (два или более года подряд) не участвовал в общих собраниях участников (акционеров) и не запрашивал информацию о деятельности общества.

Таким образом, высший суд определяет исключительные обстоятельства, при которых участник общества должен был узнать о совершенных сделках:

1) хотя бы один участник общества с ограниченной ответственностью должен обладать не менее чем одним процентом общего числа голосов участников общества;

2) при получении информации, отражающей состояние общества, в том числе путем участия в собраниях или посредством запросов.

4. Вторым моментом, определяющим начало течения срока исковой давности, является осведомленность Истца о надлежащем Ответчике.

В соответствии с пунктом 1 статьи 200 ГК РФ (в редакции, действовавшей до 01.09.2013) течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

В редакции Федерального закона от 07.05.2013 N 100-ФЗ “О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации” (далее – Закон N 100-ФЗ) пунктом 1 статьи 200 ГК РФ определено, что, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

При этом до вступления в силу Закона N 100-ФЗ сложившаяся практика применения положений статьи 200 ГК РФ также исходила из того, что течение срока исковой давности начинается не ранее того момента, когда истец узнал или должен был узнать о надлежащем ответчике (пункт 12 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации “Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения”).

С учетом указанных норм права и разъяснений применительно к статьям 301, 302 ГК РФ срок исковой давности по заявлению об истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения начинает течь с момента, когда истец узнал или должен был узнать о выбытии недвижимого имущества из его владения и о том, кто является надлежащим ответчиком.

Аналогичный правовой подход изложен в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 05.02.2019 N 308-ЭС15-12864.

5. Бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих об истечении срока исковой давности возложено на Ответчика.

Согласно разъяснениям, изложенным в п. 10 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 29.09.2015 г. № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК РФ», исковая давность применяется только по заявлению стороны в споре, которая в силу положений статьи 56 ГПК РФ, статьи 65 АПК РФ несет бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих об истечении срока исковой давности.

Часть 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации возлагает на каждое лицо, участвующее в деле, обязанность доказывания обстоятельств, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, при этом часть 3 статьи 8 названного Кодекса не позволяет арбитражному суду ставить своими действиями какую-либо из сторон в преимущественное положение, равно как и умалять права одной из сторон.

Таким образом, распределение бремени доказывания, в том числе обеспечивает основополагающий принцип равноправия сторон при ведении судопроизводства в арбитражном суде.

2. По иску юридического лица, в случае сокрытия генеральным директором информации о совершенных сделках, ключевое значение имеет осведомленность участников общества об утрате владения;

Статья 301. Истребование имущества из чужого незаконного владения

СТ 301 ГК РФ

Собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Уголовный процесс

Межпарламентская ассамблея государств — участников СНГ 3 апреля 1999 г. приняла постановление «О правовом обеспечении противодействия преступности на территории стран Содружества». В нем государствам-участникам рекомендовано использовать при разработке национальных законодательных актов модельные Уголовный, Уголовно-процессуальный и Уголовно-исполнительный кодексы, другие модельные законы с целью формирования единого правового пространства для противодействия преступности, в том числе транснациональной.

Ссылка на основную публикацию