Девальвации рубля не будет

Рубль в начале 2020 года. Прошлые курсы и прогнозы

Курс российского рубля в начале 2020 года выглядел оптимистично. Высказывались опасения, что все может измениться после выборов, что стабильность валюты поддерживается искусственно, но аргументы за и против таких перспектив не содержали особой конкретики. Все сводилось скорее к обоснованию доверия или недоверия российской власти, а потом уже – экономической системе.

Аналитик Grand Capital Сергей Козловский говорил не о падении рубля, но о корректировке курсов, представитель сети eToro Михаил Мащенко ожидал курса в 58 рублей за доллар, а известный резкими высказываниями прогнозист Степан Демура предрекал возможное падение до отметки в 100 рублей за доллар и ниже.

Первые два экономиста представляли экономику России как довольно устойчивую, хотя и не лишенную недостатков систему, Демура же считал, что российский бизнес «выдохся» и бежит из страны.

Все эти ожидания еще не подтверждены, но и не опровергнуты окончательно. Реальность не подчинилась ни одному из прогнозов:

До начала апреля 2020 российская валюта держалась чуть выше отметки в 57 рублей за доллар и 70 за евро.
9 апреля, после обострения отношений России с Америкой и другими западными странами, курс начал расти. Пик пришелся на 11 апреля: курс доллара достиг 64 рубля и 6 копеек, курс евро – 72 рубля и 28 копеек.
Затем началась некоторая стабилизация. Курс колебался у отметок в 61-62 рубля за доллар и 75-76 рублей за евро.
Примерно на этих отметках ценность рубля оставалась до начала мая.
Выводы экономистов из произошедшего не слишком однозначны и определенны, от «рубль выстоял» до «рубль рухнет».

Что можно утверждать с уверенностью, так это то, что российская валюта зависит от внешних рисков более чем ожидалось.

Это может быть аргументом недостаточных внутренних ресурсов экономики РФ. Подтверждением этого будет повторение резких падений рубля. Стабилизация курса и возврат к прежним значениям при неблагоприятной внешней конъюнктуре стали бы безусловным доказательством силы российской экономики.

Это может быть аргументом недостаточных внутренних ресурсов экономики РФ. Подтверждением этого будет повторение резких падений рубля. Стабилизация курса и возврат к прежним значениям при неблагоприятной внешней конъюнктуре стали бы безусловным доказательством силы российской экономики.

Осень-2020: Кремль успокаивает, что рубль оживет, но продолжает девальвацию

Девальвация рубля просто закрывает дыры в бюджете

Что происходит с валютой и долларом

Если национальная валюта при девальвации слабеет, то доллар и евро, наоборот, укрепляются и дорожают. В связи с этим многие начинают лихорадочно скупать валюту, обменивая на нее все имеющиеся свободные рубли.

Такое поведение может быть выгодным в начале девальвации, когда валюта покупается по одному курсу, затем дорожает еще больше, и появляется возможность перепродать ее. Или при условии долгосрочной – иногда многолетней – перспективы, когда на покупку валюты тратятся рубли, которые и так лежали «на черный день». В этом случае иностранная валюта выступает в качестве источника сохранения средств, не подверженного колебаниям инфляции. Однако у долгосрочного планирования есть и обратная сторона – если рубль стабилизируется и начнет укрепляться, возможны потери на разнице курсовой стоимости при обмене. Поэтому зарабатывание на курсах валют подходит опытным в таких делах гражданам.

Если же свободные средства значительны, можно попробовать вложить их в ликвидную недвижимость. Квартира – это то, что всегда останется с человеком. В ней можно жить, сдавать, а при необходимости – спокойно продать.

«Ситуация патовая»: Обвал рубля поставил Набиуллину в тупик

Снизив ключевую ставку до исторического минимума в 4,25% годовых, Банк России отправил валютный и долговой рынок в неуправляемый занос: иностранные инвесторы перестали покупать облигации правительства, а доллар и евро подскочили больше чем на 10 рублей и вернулись на уровни рыночной паники конца марта.

С начала года российский рубль обесценился больше, чем белорусский, (на 25%) и вошел в топ-3 валют-аутсайдеров на развивающихся рынках. Падение глубже зафиксировали только бразильский реал (38%) и турецкая лира (26%).

С курсом евро выше 90 и долларом по 78 рублей шансов на дальнейшее смягчение политики ЦБ не осталось, уверены опрошенные Bloomberg экономисты. –>

Еще в начале сентябре медианный прогноз закладывал еще одно снижение ключевой ставки – до 4% годовых. Теперь же эксперты считают, что «дно» по ставкам достигнуто, а следующим шагом центробанка будет повышение – в четвертом квартале 2021 года.

Денежный рынок уже готовится к такому сценарию, причем допускает его раньше. Форвардные соглашения на ставку (FRA) на далекие сроки торгуются на уровне выше, чем короткие, отмечает Bloomberg. Положительный спред есть на сроках 9-12 месяцев и 3-6 месяцев: на таком горизонте банки видят риск, что ставки пойдут вверх.

На сентябрьском заседании ЦБ Набиуллина заявила, что все еще видит пространство для снижения. «Но динамика инфляции и курса с высокой вероятностью могут не дать его реализовать», – говорит главный экономист «Ренессанс Капитала» Софья Донец.

Рост цен на уровне потребителей начал опережать прогноз ЦБ (3,7%, по данным Росстата на сентябрь), и краткосрочные инфляционные риски нарастают, пишут аналитики Промсвязьбанка: вместе с долларом и евро дорожает импорт, а кроме того, резко подскочили инфляционные ожидания потребителей. На конец сентября ЦБ оценил их в 8,9%, что стало рекордом с декабря.

Ситуация на рынке госдолга, тем временем, «выходит из-под контроля», говорит аналитик Росбанка Евгений Кошелев. Цены облигаций федерального займа неуклонно снижаются четвертый месяц подряд и находятся на минимумах с апреля по индексу RGBI. Доходности растут, и если в июне Минфин мог занимать на 10 лет под 5% с небольшим, то теперь должен платить больше 6%.

Одновременно до многолетних максимумов вырос наклон кривой (разница между доходностью длинных и коротких бумаг), а также спред к ключевой ставке. Все это говорит о том, что рынок находится «в состоянии стресса», говорит Кошелев.

«Ситуация уже выглядит патовой», – отмечает он. «Дыра» в федеральном бюджете оценивается в 4% ВВП, и чтобы ее закрыть до конца года правительству нужно занимать по 160-170 млрд рублей в неделю.

Минфин уже привлекает долг в запредельных объемах (1,8 трлн рублей с начала года) и не планирует останавливаться: в четвертом квартале ведомство намерено разместить ОФЗ на беспрецедентные 2,5 трлн рублей.

Но продать такой объем госбумаг в рынок, не уронив цены, проблематично. Иностранные инвесторы, которые держат в ОФЗ 40 млрд долларов, несут убытки за счет девальвации, размер которых – 25% – никак не компенсируется текущей доходностью.

Но без их участия трещит по швам план по займам Минфина, а с ним – и федеральный бюджет. ЦБ в прогноз платежного баланса заложил приток иностранного капитала в ОФЗ на 4,5 млрд долларов в оставшиеся месяцы этого года. «В условиях возросших рисков привлечь нерезидентов в страну будет проблематично без значительного повышения процентных ставок», – говорит старший научный сотрудник «Центра развития» ВШЭ Сергей Пухов.

Однако такое сценарий невозможен по политическим причинам. Очевидно, что резкое снижение ключевой ставки – это «принципиальное решение властей на фоне рецессии, вызванной карантином, санкциями и падением цен на нефть», говорит директор ИАЦ «Альпари» Александр Разуваев.

Спасть бюджет и крупные госкорпорации было решено за счет вкладчиков: депозитные ставки сейчас даже иногда не покрывают инфляцию, поясняет Разуваев, а значит, вкладчики дотируют заемщиков.

Оказавшись в тупике с процентной политикой, ЦБ может быть вынужден в той или иной форме профинансировать бюджет денежной эмиссией. Один из вариантов – это подобие валютно-процентного свопа между Банком России и Минфином, говорит Кошелев.

В упрощенном виде схема такой операции выглядит следующим образом: ЦБ «печатает» рубли и передает их в виде займа Минфину, приняв в качестве «залога» валюту из Фонда национального благосостояния. Займ будет не бесплатным и и не бессрочным, а по его истечении эмитированные рубли будут изъяты из системы.

Другой сценарий – это «пуститься во все тяжкие» и начать скупать ОФЗ на рынке на баланс, как это делают Федеральная резервная система США и ЕЦБ. Впрочем, сам центробанк такой подход пока исключает.

В четвертом квартале ЦБ увеличит продажи валюты на бирже: 2,4 млрд долларов, оставшихся от сделки с акциями Сбербанка, будут реализованы на рынке вдобавок в регулярным интервенциям по бюджетному правилу, и это поддержит рубль, пишут аналитики банка «Санкт-Петербург». Впрочем, объем операций – порядка 40 млн долларов в день – вряд ли способен кардинально изменить баланс рыночных сил.

«Будет странно, если ЦБ позволит рублю бесконтрольно лететь вниз», – говорит портфельный менеджер крупной российской инвесткомпании.

«Болевым порогом» для регулятора может стать падение рубля ниже мартовских минимумов, до уровней около 85 за доллар, считает он: в этом случае ЦБ может пойти на дополнительные интервенции в той или иной форме.

Минфин уже привлекает долг в запредельных объемах (1,8 трлн рублей с начала года) и не планирует останавливаться: в четвертом квартале ведомство намерено разместить ОФЗ на беспрецедентные 2,5 трлн рублей.

Как вел себя рубль в начале 2020

А потом началась пандемия коронавируса, о которой знают все. Правительства многих стран приняли решение закрыть границы. Это серьезно повлияло на экономику, помешало многим сферам.

К тому же было принято решение в большинстве стран Европы приостановить работу почти всех заведений, которые принимали людей и взаимодействовали с ними. Работать разрешили только магазинам продуктов, фармацевтам, врачам и другим социально значимым службам.

Бизнес встал на паузу, плавно делая шаткой экономику каждой страны в отдельности и мира в целом. Полностью парализовало спортивные и фитнес-залы, сферу моды, туризм, рестораны и кафе, у которых не было доставки. Все организации, которые не предоставляли услуги удаленно, пострадали.

Миллионы людей временно заставили сидеть дома. Многие из них потеряли работу. Это не могло не сказаться на валютах.

31 января 2020 года курс рубля был на уровне 63,03 рубля за доллар.В конце марта он торговался уже около 77,7 рубля за доллар.

Резкий скачок стоимости возник на фоне падения цены на нефть. Стоимость барреля заметно снизилась и дошла до минусовых позиций, так как кончились хранилища и многим компаниям необходимо было срочно найти место и сбыть свою собственность.

В начале мая этот показатель дошел до 72.7 рублей за доллар – ситуация начала выравниваться. На середину июня – 69,62 рубля за доллар.

Еще в марте официальные источники говорили о том, что отыграться рубль не сможет, пока цены на нефть не поднимутся.

Когда окончательно обрушится рубль?

Что нужно знать, чтобы вовремя обменять российскую валюту на что-нибудь более ценное, рассказал экономист Игорь Николаев.

Отечественная валюта пробила очередной психологический рубеж — 90 рублей за евро. К концу года нас ждут новые «рекорды», считает директор Института стратегического анализа Игорь Николаев.

— Еще в середине августа евро стоил 80 рублей, сейчас уже 90. К чему нам готовиться?

— Боюсь, что в следующий раз мы будем разговаривать, когда евро будет стоить сто рублей. Я бы выделил три основных фактора, которые влияют на курс. Во-первых, цены на нефть. Стало понятно, что до прежнего уровня они уже не поднимутся: спрос не восстановится, а предложение на мировом рынке только растет. Недавно с Ливии сняли запрет на экспорт, она тоже готова поставить на рынок значимое количество нефти.

Во-вторых, новая волна коронавируса уже никакая не вероятность. Она становится реальностью. В разных странах обострение происходит в разной степени, но оно есть. Правительства, естественно, стараются избежать локдаунов, но пример того же Израиля говорит о том, что если ситуация совсем выходит из-под контроля, ограничений не миновать. А новые ограничения — это падение спроса на нефть, на энергоресурсы. Понятно, как это будет действовать на курс валюты.

Читайте также:  Способы обмана «В Контакте» и как наказать мошенников

Последний фактор из этой троицы — угроза новых антироссийских санкций. Она вполне реальная в связи со случившимся с Навальным. Мы видим, как изменилась риторика властей Германии. Если раньше остановка «Северного потока-2» казалась невозможной, то после того как Европарламент принял соответствующую резолюцию, это стало вполне реальным. Санкции безусловно обернутся падением российской валюты, и курс уже начинает это учитывать.

По евро мы уже прошли новый психологический рубеж — 90 рублей. На горизонте — 100 рублей за евро. Когда вот такие цифры, раньше казавшиеся невозможными, становятся ориентирами, они превращаются в самостоятельный фактор, влияющий на курс. Становится понятным, что это будет. Вопрос только в том — когда. Через месяц? Через три? Но это уже реальность. В результате мы видим тенденцию к ослаблению рубля — явную, однозначную. Да, с отскоками. Валюта никогда еще линейно не падала. Но тенденция такова.

— Есть версия о том, что дешевый рубль на руку крупным российским экспортерам, которым грозили поднять налог на добычу полезных ископаемых. Это тоже влияет?

— Дешевый рубль, по большому счету, выгоден и властям, государству. Нефтедолларов стало значительно меньше. Опускаем курс, получаем за меньшее количество нефтедолларов больше рублей. В результате при слабом курсе наш дефицитный бюджет может получить больше. Это тоже влияет.

— Какой курс мы увидим к новому году?

— Я думаю, евро будет стоить 100 рублей, доллар — 85 рублей. А после выборов в США влияние антироссийских санкций начнет усиливаться.

— Что бы вы посоветовали россиянам в такой нестабильной ситуации с рублем: вкладывать деньги в недвижимость или в валюту, и если в валюту, то в какую?

— Можно только порадоваться за тех, кто озабочен такими проблемами. Подавляющему большинству россиян и рублей-то не хватает. Тем не менее, если их некуда девать, недвижимость и валюта — неплохие варианты. Если денег много, при низких ставках на ипотеку вложение в жилье выглядит весьма привлекательно. Вложение в валюту тоже может быть прибыльным. Но надо держать в уме, что доллары или евро могут оказаться не самой надежной инвестицией. Если раньше можно было с уверенностью сказать, что запрет валюты в России невозможен, то сейчас утверждать можно лишь то, что вероятность такого развития событий пока низкая. Пока можно и валюту прикупить, но не в периоды такого активного проседания, а в моменты отскока. Рубль же не линейно падает. Но часто люди, поддавшись паническим настроениям, бегут скупать валюту, и теряют деньги.

— Про деноминацию, о которой заговорили в конце лета, уже все забыли. Можно сказать, что эти разговоры остались в прошлом?

— Я считаю, что это были пустые разговоры. Кто-то захотел, чтобы люди какое-то время это обсуждали. Но экономических оснований для этого нет. Самочувствие рубля и так не лучшее. Деноминация, безусловно, внесет панику, и тогда уж точно курс рубля обрушится, если только всерьез о ней заговорят.

— Есть версия о том, что дешевый рубль на руку крупным российским экспортерам, которым грозили поднять налог на добычу полезных ископаемых. Это тоже влияет?

Экономист Руслан Гринберг: «Нас ждет девальвация рубля»

Боролись с долларизацией экономики, а получили долларизацию сознания

Так уж повелось со времен дефолта 1998 года: как наступает август, так россияне ждут в тревоге очередной девальвации рубля. Август 2020-го — не исключение: за последние полтора месяца курс национальной валюты упал с 68 до 74 рублей за доллар, и с 77 до 86 — за евро. И российская, и общемировая экономическая стагнация не добавляют поводов для оптимизма. Стоит ли готовиться к очередному падению рубля и в какой валюте стоит спасать свои сбережения — об этом мы поговорили с членом-корреспондентом РАН, научным руководителем Института экономики РАН Русланом Гринбергом.

Фото: Алексей Меринов

— Даже в разгар пандемии и самоизоляции рубль не падал так резко, как в июле–августе, когда он ослаб на 10–12% к доллару и евро. Что происходит с российской валютой?

— Анализируя ситуацию с резким ослаблением рубля, надо четко разделять две группы факторов — краткосрочные и долгосрочные. К первым относятся, например, действия иностранных инвесторов. В конце июля многие из них стали приобретать валюту, конвертируя в нее дивиденды по акциям крупных российских компаний. При этом речь идет о весьма приличной сумме конвертации — чуть ли не $2,5 млрд. Такая операция традиционно ведет к ослаблению рубля. Еще один краткосрочный фактор — ожидание новой волны коронавируса. Никто не может точно сказать, продолжается ли еще первая волна, или уже наступила вторая. История темная. Число заболевших на планете продолжает расти, особенно в США, Индии, Австралии. Восстановление мировой экономики вопреки ожиданиям идет очень медленно и соответственно остается вялым спрос на углеводороды. А для рубля — это важный вопрос. Свою роль играют также западные санкции, они тоже работают против рубля. Впрочем, это скорее долговременное обстоятельство. Хотя каких-то резких шагов со стороны США сейчас мы не видим, ограничительные меры постоянно усиливаются, удавка затягивается все туже.

— Чем чревато падение курса рубля на протяжении длительного времени?

— Это очень плохой тренд. Даже не обвальное, а постепенное обесценивание рубля питает инфляционные ожидания. Сегодня это не так заметно, поскольку потребительский спрос очень вялый. Но уже мартовский обвал отечественной валюты, когда курс спикировал с 64 до 72 рублей за доллар, обернулся повышением цен на многие продукты. Вместе с тем с момента трехкратной девальвации рубля в 1998 году наши власти стремятся избегать повторения подобного сценария. В каком-то смысле срабатывает генетическая память. Но проблема в том, что правительству предстоит латать бюджетный дефицит, который к концу года, по разным оценкам, ожидается в размере от 3 трлн до 5 трлн рублей. И я подозреваю, что эту дыру будут покрывать за счет девальвации рубля. Мера контрпродуктивная, хотя на первый взгляд это очень легкий способ решения задачи. В краткосрочном плане она, конечно, улучшает ситуацию с бюджетным дефицитом. У правительства появляется больше рублей. Больше их становится и у ориентированных на экспорт топливно-сырьевых компаний. Но все это происходит за счет, так сказать, сознательного обесценения национальной валюты, наносящее, как правило, два чувствительных удара по экономике в целом. Во-первых, это инфляционный скачок через удорожание импортируемых товаров и услуг. А во-вторых, даже если курс рубля вернется к прежнему значению, это только подтвердит факт его хронической волатильности, или, попросту говоря, неустойчивости. В результате заметно ослабляется инвестиционная активность в стране: при хронически волатильном курсе любые бизнес-проекты попадают в подвешенное состояние. Ничего невозможно планировать на более или менее длительную перспективу.

— Вы упомянули 1998 год. Со времен того дефолта август считается роковым месяцем для рубля. Эксперты подсчитали: за последние 10 лет рубль лишь дважды укреплялся в августе, а восемь раз — терял позиции. Что ждать рублю от нынешнего августа?

— Я не верю в мистические совпадения. И сейчас не похоже, что в августе может произойти серьезная — двукратная или трехкратная — девальвация рубля, поскольку у нас по-прежнему мощные валютные резервы, есть пресловутая «кубышка» в виде Фонда национального благосостояния, почти неизрасходованная. Понятно, что снижаются темпы восстановления экономики, но какого-то провала спроса на наши основные экспортные товары — нефть и газ — не будет. При этом рубль продолжит дешеветь по отношению к доллару и евро, и мне это не кажется правильным. Центральный банк мог бы каким-то образом вмешаться в процесс, несмотря на формально плавающий курс нашей валюты. Регуляторы в других странах в критический момент всегда так поступают. На месте руководства ЦБ я бы подумал о некоторых валютных ограничениях. Например, о введении налога на движение краткосрочных капиталов. Его называют налогом Тобина. Был такой нобелевский лауреат, в 1978 году предложивший ввести налог на операции с иностранной валютой, которые носят краткосрочный спекулятивный характер. И, конечно, нужно строго придерживаться правил продажи валютной выручки, то есть обмена ее на рубли. Это тоже поддерживало бы стабильность курса.

— То есть вы согласны с теми критиками Центробанка, которые пеняют ему за то, что постоянное снижение ключевой ставки играет против национальной валюты, как и плавающий курс?

— Ставка — это тоже фактор кратковременного действия, причем ожидаемый. На последнем заседании регулятор снизил ставку до 4,25 годовых. Да, рублевые кредиты дешевеют, но совсем не обязательно, что предприятия в массовом порядке начнут использовать их для производственных инвестиций. Что касается плавающего курса, то это общепринятая норма. Она утвердилась еще после мирового кризиса 1973–1974 годов, когда в большинстве стран были устранены ограничения на вывоз капитала. Но способ применения общего правила зависит от структурных особенностей той или иной экономики, без учета которых все идет не так, как хотелось. К сожалению, это как раз наш случай. У Гете в «Фаусте» есть слова: «Мы вольны в выборе первого шага, но всегда рабы второго». В России с самого начала нашей великой трансформации (говорю без иронии) был взят курс на рыночную стихию. Возникла концепция естественных конкурентных преимуществ, которая звучит так: все что можете продавать на мировом рынке, продавайте. В 1990-х массово стали закрываться предприятия, производящие готовые изделия, что привело к доминированию в новой, теперь уже в рыночной экономике топливно-сырьевого сектора. Это и по сию пору имеет свои последствия. Ориентация на плавающий курс хороша тогда, когда вы обеспечиваете его стабильность. У нас это не работает по причине откровенно сырьевой структуры экспорта, которая сама по себе волатильна. К примеру, когда вы продаете «Боинг», вы не переживаете по поводу ценообразования, поскольку оно неизменно. А когда у вас экспорт на две трети состоит из энергоносителей, которые постоянно рискуют либо снизиться, либо повыситься в цене за день-два, это автоматически отражается на курсовой динамике. Особенно если у вас свободный валютный режим, то есть разрешается вывозить и ввозить не только товары, но и деньги. В общем, нашим денежным властям приходится постоянно находиться в напряжении.

— А можно ли хоть как-то смягчить ситуацию — скажем, за счет больших валютных резервов?

— Вообще-то можно. Считаю, что, имея такие накопления (около $592 млрд на начало августа), страна могла бы отбить сегодня почти любые атаки спекулянтов на наш многострадальный рубль. Но почему-то не получается. Может быть, просто жалко тратить? Как бы то ни было, массовое сознание приучено к тому, что текущий курс рубля не защищен и всегда рискует обвалиться. Повторюсь, это очень плохо в том смысле, что блокируются любые долгосрочные проекты, любые бизнес-инициативы. Мы ведь по-настоящему сильно интегрированы в мировое хозяйство — и по экспорту, и по импорту. Когда российским бизнесменам разного калибра — малым, средним и даже крупным — задают вопрос, что их больше всего беспокоит, они почему-то начинают с валютного курса, даже не с инвестклимата. Это во многом объясняет инвестиционную вялость экономики. По темпам роста ВВП Россия находится на одном из последних мест среди стран с переходной экономикой. За последние 30 лет у нас среднегодовой прирост ВВП меньше процента.

— Периодически в среде экспертов и чиновников возникают споры: «отвязался» рубль от нефти или не «отвязался». Насколько сегодняшнее формирование курса национальной валюты зависит от нефтяного фактора?

— В тучные нулевые годы часто звучала мантра: cкорей бы уже снизились цены на нефть, вот тогда мы слезем с печи, забегаем и будем выдавать на-гора отечественные аналоги гуглов и сименсов. А нынешняя дорогая нефть нас, мол, расхолаживает. Ну вот, баррель упал в цене, а счастья нашей экономике это не принесло. Скорее наоборот. Конечно, курс рубля по-прежнему тотально зависит от сырьевого фактора. Пандемия коронавируса когда-нибудь закончится, а структура экспорта останется неизменной. Мы всегда приговорены к очередному условному «черному вторнику». Я могу понять наши власти, которые после травмы 1998 года постоянно откладывают на черный день. Но, по-моему, этот день давно наступил и прочно утвердился в общенациональном масштабе. Доходы большинства населения ничтожны, их покупательная способность падает, для 70–80% россиян зарплата в 25 тысяч рублей считается нормальной, и лишь около 20% имеют возможность жить по стандартам средней европейской страны — Венгрии, Словакии или Чехии. Ну и процента три — в результате упорного труда — пришли к коммунизму, в их руках сосредоточены почти 90% всех финансовых активов и сбережений.

Читайте также:  Таро прогноз для Тельца на октябрь 2020

— Во что на данном этапе людям, которые имеют какие-то сбережения, их вкладывать и в чем хранить?

— На сей счет есть лицемерные заявления руководителей экономического блока: ну как же, ребята, в чем вы получаете, в том и храните. А надо бы адресовать вопрос нашим магнатам и эффективным менеджерам. Мне трудно представить, что у них сбережения в рублях, особенно с учетом имеющихся сумм. Что для них девальвация российской валюты? Ничего. А большинству населения придется столкнуться с серьезным ростом цен. В 90-е годы мы боролись с долларизацией экономики, а получили долларизацию массового сознания. Помню, как в 90-х хотел купить стакан семечек у бабушки, торговавшей у метро. Она вдруг повысила цену в три раза, а когда я поинтересовался, по какой причине, ответила: «Милок, ты разве не знаешь, столько сейчас доллар стоит?» Сегодня эта история продолжается: ни в одной другой стране народ так не переживает по поводу курса своей нацвалюты, как мы. А между тем евро как стоил двадцать лет назад $1,2, так сейчас примерно и стоит.

— На протяжении многих лет рублевые вклады оставались для клиентов банков наиболее привлекательными в силу высокой доходности. Но когда банки снизили процентные ставки, люди стали забирать свои деньги. Ждать ли нам массового оттока рублевых вкладчиков?

— Состоятельные вкладчики уже это делают, тем более что есть целый ряд альтернативных возможностей для вложения денег. Акции, облигации, деривативы — и наши, и не наши. Фондовые рынки сегодня процветают, что вообще-то настоящее безумие при слабо работающей экономике, но это отдельная тема. А так называемым простым людям деваться некуда: покупать доллары уже поздно, закрывать депозиты и складывать рубли в стеклянную банку — тоже глупость. У многих денег едва хватает на еду. А за судьбу первой двадцатки наших банков можно не беспокоиться: все они, по сути, государственные и в случае каких-то финансовых катаклизмов будут спасены. Какой-никакой процент по вкладам они приносят, даже если этот процент ниже темпов инфляции.

— Нельзя не признать, что инфляция в последние годы в России достаточно стабильная и достаточно низкая. Постоянное удешевление рубля грозит разогнать потребительские цены?

— Власти гордятся пресловутой макроэкономической стабильностью и никогда ею не поступятся. Но я считаю, что национальная валюта не должна обесцениваться. Внутри страны должна быть минимальная инфляция, а вне ее — стабильный курс. В этом смысле ситуация в Польше, Венгрии, Чехии намного лучше: там за последние 30 лет среднегодовая инфляция составила 10–12%, у нас — 57% за это же время. Что касается девальвации, то за истекшие 20 лет в России курс рубля снизился более чем на 100%. Доллар стоил 30 рублей, потом — 60, а сейчас — 73. Тогда как почти во всех бывших государствах — членах Совета экономической взаимопомощи произошла ревальвация на 5–7%, то есть по отношению к доллару и евро национальные валюты выросли.

— Кстати о долларе. Идут разговоры, что доллару скоро конец. Вы в это верите?

— Нет, у доллара временные трудности. Да, сейчас США в кризисе, но все более-менее демократические государства вообще из кризисов не вылезают. В отличие от авторитарных стран, где всегда все хорошо, а потом — бабах и коллапс. Я вспоминаю, как после смерти Мао Цзэдуна пост главного человека в Китае занял Хуа Гофэн. И вот на одном совещании он выступил и сказал: «Мы десятилетиями шли от победы к победе и неожиданно оказались на краю пропасти». В России экономика не диверсифицирована, на 65% она живет за счет торговли углеводородами, и при этом у нас плавающий курс рубля. В совокупности все это — мина замедленного действия. В среднесрочной перспективе значение нефти и газа будет снижаться, не говоря уж о долгосрочной. Европа хочет к 2050 году полностью освободиться от углеводородов, взяла курс на зеленую энергетику, электромобили. Для нас это важный сигнал: отечественный сырьевой экспорт будет терять не только в цене, но и в объемах. А в комбинации с санкциями это сулит мрачные перспективы.

— Аналитики Bloomberg видят в среднесрочной перспективе курс в 100 рублей за доллар. Реально ли это и каков будет курс рубля, скажем, к концу 2020 года?

— Хорошие ребята в Bloomberg работают, солидные. А вот наш известный банкир Герман Греф пророчит 62–65 рублей за доллар. И кому из них верить? Думаю, истина посередине: будет в районе 75–80, но это ведь не очень научно. Знаете, чем отличаются научные прогнозы от гадания на кофейной гуще? Тем, что гадания иногда сбываются. Конечно, знание материала многое дает, но сегодня будущее — в полном тумане. Мне уже больше 70, но на моей памяти ничего подобного не было — ни в геополитике, ни где-то еще. Все международные договоры нарушены, гонка вооружений идет без ограничений, хуже, чем в советскую эпоху. Плюс коронавирус, плюс глобальные климатические изменения, подрывающие среду обитания людей. Но если вернуться к теме рубля, считаю, что все прогнозы — дело неблагодарное и не очень ответственное. Помню, в сериале «Городок» был такой сюжет. Сидит за столом Сталин, входит к нему адъютант и докладывает: «Товарищ Сталин, к вам какой-то человек. Говорит, что будущее знает». Вождь народов тут же приказывает расстрелять гостя, после чего набивает трубку и бурчит себе под нос: «Знал бы будущее, не явился бы ко мне. Не люблю шарлатанов».

— Кстати о долларе. Идут разговоры, что доллару скоро конец. Вы в это верите?

Не нефть, а геополитика

На вчерашних валютных торгах рубль удержался вблизи отметки 75,05 за доллар, а в течение дня впервые с минувшей среды доходил до 74,67 за доллар. К евро российская валюта чуть подешевела — до 89,06, однако за 90, как несколько дней назад, все же не дошла. Таким образом, волатильность на российском валютном рынке растет.

В целом текущую ситуацию сложно назвать катастрофической, но нефть опять пошла вниз (хотя до весенней активности этому падению далеко), да и геополитические факторы вносят ряд неопределенностей. Если рассматривать историю последних трех месяцев, то рубль потерял к доллару около 10%, а к евро — все 15%. И большая часть этого падения связана даже не с приключениями нефти (не особенно богатыми этим летом), а с санкционными рисками, ожиданием выборов президента в США и белорусскими событиями. Большинство экспертов сходятся в мнении о том, что свою долю негатива в положение российской валюты вносит выход нерезидентов из рублевых активов (они боятся как раз геополитических неопределенностей). А в информационном поле уже несколько недель муссируются слухи о направленной девальвации: якобы российские власти в стремлении поддержать экспортеров не предпринимают усилий к сдерживанию курса рубля, а напротив — проводят мягкую политику удешевления собственной валюты.

Слухи о грядущей девальвации нервируют даже не столько валютных спекулянтов на биржах, сколько обычных россиян, которые чуть ли не каждый август напряженно подбираются и ждут валютных потрясений (например, образца 2008 года). Это сказывается на многих процессах — например, на рынке недвижимости: в страхе потерять свои накопления в пожаре обесценивания казанцы скупают квартиры. Однако эксперты, опрошенные «Реальным временем», сходятся в едином мнении: девальвации не будет — ни спланированной, ни стихийной.

Владислав Кочетков, президент ГК «Финам», тоже уверен, что все происходящее — совершенно естественные рыночные процессы, которые, правда, российские монетарные власти не сдерживают, поскольку все же они выгодны для бюджета.

Россия может не защитить Армению из-за Грузии

Zurab Kurtsikidze/EPA/ТАСС

Баку продолжает грозить Еревану военным решением карабахского конфликта. Премьер-министр Армении Никол Пашинян убежден, что Москва в случае необходимости задействует войска и обеспечит безопасность союзника по ОДКБ. Сможет ли Россия справиться с этой задачей силами 102-й ордена Александра Невского военной базы в Гюмри и как этому может помешать формально нейтральная Грузия? Подробности.

  • Эксперт предупредила о возможности «белорусского сценария» в Киргизии
  • В НАТО призвали к прекращению огня в Карабахе
  • Граждане России лидируют в списке переехавших в Грузию работать дистанционно


После пятничного падения на фоне обострения санкционных рисков, опасения второй волны карантина, а также снижения цен на нефть, курс рубля продолжил свое движение вниз. Доллар теперь стоит дороже 79 рублей, а евро – дороже 93 рублей. Евро превысил 93 рубля впервые с 2016 года. В целом с начала лета рубль к доллару упал более чем на 15%.

Что будет с рублем, евро и долларом осенью? Валютный прогноз

В июле-августе рубль ослаб на 10-12%. А с начала пандемии коронавируса ослабление российской валюты еще сильнее: в феврале за евро давали 68 рублей, сейчас — 87 рублей. Доллар стоил 64 рубля, теперь — 74.

Есть ли шансы на укрепление российской валюты осенью, АиФ.ru узнал у финансовых экспертов.

Виталий Манкевич, президент Русско-Азиатского Союза промышленников и предпринимателей:

«Рубль — это прежде всего валюта исполнения бюджета, на курс рубля влияют динамика стоимости барреля нефти и ситуация с бюджетными обязательствами, а также с платежным балансом. На текущий момент ситуация с нефтью выглядит многообещающе: стоимость сырья восстанавливается за счет возобновления работы производств по всему миру. Кроме того, четвертый квартал — это период роста экспорта нефти и газа, а значит, положительное сальдо счета текущих операций возрастет, что также окажет благоприятное влияние на курс.

За рубль в целом и восстановление экономики: уже сейчас показатели деловой активности постепенно приходят в норму. В четвертом квартале, вероятно, мы увидим возврат к экономическому росту. Не стоит забывать и о вакцине, которая снизит риски второй волны коронавируса, что заставляет инвесторов с меньшими опасениями вкладывать средства и осуществлять сделки.

Тем не менее сохраняются риски второй волны COVID-19 и восстановления карантинных ограничений, которые могут нанести удар по потреблению нефти и, соответственно, по курсу рубля. Кроме того, эффективность и безопасность российской вакцины еще не до конца изучены. Вместе с тем карантин уже вряд ли будет таким жестким, большинство стран, наоборот, входят в активную фазу переговоров по открытию границ для путешественников и бизнеса.

В целом для рубля более вероятен рост и укрепление осенью до уровня 68-71 руб. за доллар, хотя и сохраняются риски ослабления до 75-80 руб. Сейчас мы наблюдаем управляемую девальвацию доллара. К тому же политика России и Китая по дедолларизации формирует дополнительный спрос на евро. Европейская валюта выглядит более привлекательной, но сохраняются риски и ответной девальвации евро и начала нового витка валютных войн».

Игорь Файнман, эксперт по управлению личными финансами и инвестициями:

«Чисто гипотетически рубль можно укрепить двумя способами: усилить контроль за движением капитала и повысить ключевую ставку ЦБ. Но сильная национальная валюта невыгодна ни правительству, ни крупным экспортерам, которые являются основными налогоплательщиками в бюджет РФ.

Основных факторов, которые будут ослаблять рубль осенью, три.

Читайте также:  Как делится квартира в ипотеке при разводе в 2020 г.

Во-первых, бюджет РФ. Из-за последствий пандемии и снижения цен на нефть мы имеем дефицитный бюджет, и самый простой и эффективный способ его наполнить — легкая девальвация рубля.

Во-вторых, валютная выручка. Вторая половина года — традиционный сезон поступления валютной выручки экспортерам. И чем сильнее доллар, тем больше рублевой массы поступает экспортерам. А это деньги на налоги, выплаты дивидендов собственникам и инвестиционные программы для развития производств.

В-третьих, сезонность. И она не на стороне рубля: в России традиционно осенью доллар дорожает.

Наиболее вероятно дальнейшее укрепление доллара и ослабление российской валюты. Для бюджета комфортный курс находится в коридоре 74-76 рублей за доллар, и мы видим на протяжении последнего месяца тенденцию рубля закрепиться на этих уровнях.

Традиционно напряженные для рубля и для нашей экономики — это конец августа и сентябрь. Все „черные лебеди “ и начало экономических потрясений у нас случались именно в этот период, и все инвесторы в ожидании негатива и второго „дна“. Если ничего не произойдет и напряженность схлынет, то осень и начало зимы мы сможем пройти на „низком крыле“ и зайти в зиму без особых экономических стрессов».

Владимир Григорьев, ведущий преподаватель школы бизнеса МИРБИС:

«Думаю, что рубль будет постепенно слабеть и дальше, в течение осени. В первом квартале произошло резкое снижение поступления валютной выручки — сальдо торгового баланса экспортно-импортных операций составило 32,1 млрд долларов, что на 19,5% меньше, чем в последнем квартале прошлого года. Данные второго квартала еще хуже — 14,3 млрд долларов, что составляет всего 44,5% от уровня первого квартала. Уже сейчас очевидно, что итоги третьего квартала будут также скромными.

Снижается спрос на российские государственные облигации — 12 августа Минфин вынужден был даже отменить аукцион.

И осенью начнут заметнее проявляться последствия провального для экономики первого полугодия: простой многих предприятий, уменьшение оборотных средств и резервных фондов предприятий, снижение инвестиций в основной капитал, падение доходов и „проедание“ сбережений населением.

Позитивный фактор — большой объем резервов: Фонда национального благосостояния и золотовалютных резервов ЦБ РФ. Осенью возможен сезонный рост цена на нефть и газ, что поможет и российскому бюджету и рублю.

Но для того, чтобы изменить тенденцию, этого недостаточно. Как правило, курсовое соотношение рубль/доллар и рубль/евро носит синхронный характер.

Последнее время евро укрепляется быстрее, чем доллар, повторяя на российском рынке международный тренд. Уход глобальных инвесторов в евро вызван политической и социальной напряженностью в США. Пока обстановка в этой стране не стабилизируется, евро будет укрепляться по отношению к доллару и, соответственно, будет больше расти по отношению к рублю».

Максим Демченко, заместитель декана по научной работе юридического факультета Финансового университета при Правительстве Российской Федерации:

«К факторам, которые могут повлиять на укрепление рубля, относится рост стоимости нефти на мировом рынке, увеличение отечественного производства, завершение сейчас налогового периода, когда экспортеры реализуют валютные доходы для покрытия в национальной валюте своих налоговых обязательств.

Немаловажный фактор — это наличие ресурсов у Центробанка для поддержки денежной единицы. Такая поддержка необходима, но без залезания в резервы. Для сравнения: только за март и апрель Китай потратил 81 млрд долларов, Саудовская Аравия — 37,3 млрд, Турция — 19,4 млрд, Бразилия — 23,7 млрд, Южная Корея — 12,9 млрд, отмечается в исследовании Bank of America. Россия на этом фоне выглядит намного лучше, уменьшив свои резервы лишь на 400 млн долларов.

Политическая ситуация — также немаловажный фактор. Как известно, старт ослаблению курса рубля был дан не только обвалом цен на нефть, но и санкциями против России. Как отмечают эксперты, до конца года политический фактор наряду с традиционным — нефтяным — останется среди главных для формирования курса. Например, в случае победы Трампа на президентских выборах усиления санкций ожидать не приходится, а случае прихода к власти демократов риск введения новых санкций повышается.

Хотя сейчас однозначно прогнозировать вероятность ослабления или укрепления рубля достаточно сложно, можно сказать, что каких-то сильных или критических изменений на ближайшую перспективу не предвидится.

В настоящее время на фоне стабилизационных мер для отечественной экономики сложился дефицит бюджета (превышение расходов федерального бюджета над его доходами), более 1,5 трлн рублей.

По разным оценкам, до конца года такой дефицит может составить от 3 трлн до 5 трлн рублей. По мнению экономиста Руслана Гринберга, покрывать дефицит бюджета будут за счет девальвации рубля, то есть снижения курса национальной валюты.

Поэтому особенно напряженными могут стать последние осенние месяцы».

Дмитрий Ферапонтов, старший преподаватель кафедры банковского дела Университета «Синергия»:

«Важно понимать, что большинство факторов, оказывающих влияние на российский рубль, могут действовать разнонаправлено, как поддерживая, так и ослабляя его, в зависимости от событий того или иного фактора. Один из ключевых факторов — цена на энергоносители, зависимость от которых и „направление движения“ курса российского рубля является тесно связанными между собой. После заключения сделки странами ОПЕК+ по снижению нефтедобычи стоимость черного золота начала постепенно восстанавливаться. Однако стоит понимать, что в случае второй волны коронавируса и возобновления ограничительных мер ситуация может повториться, а значит, за снижением цен на нефть будет происходить ослабление рубля.

Еще один важный фактор, который влияет на национальную валюту, — состояние российской экономики после „затяжного карантина“. Уже снижены ожидания по показателям роста ВВП на конец года, некоторые из них даже, вероятно, продемонстрируют снижение вместо ожидаемого роста. В таких условиях слабый рубль может помочь поддержать в государственный бюджет в условиях выделения значительных средств на поддержку хозяйствующих субъектов, как граждан, так и предприятий.

Введение очередных ужесточений в связи с COVID-19 может серьезно подкосить ослабшую экономику, а значит, толкнуть рубль в пике. В связи с этим ожидать серьезного укрепления и возврата курса рубля к 65 единицам за доллар не стоит, сильный рубль окажет дополнительное давление на бюджет».

Традиционно напряженные для рубля и для нашей экономики — это конец августа и сентябрь. Все „черные лебеди “ и начало экономических потрясений у нас случались именно в этот период, и все инвесторы в ожидании негатива и второго „дна“. Если ничего не произойдет и напряженность схлынет, то осень и начало зимы мы сможем пройти на „низком крыле“ и зайти в зиму без особых экономических стрессов».

Как не потерять свои сбережения при девальвации рубля?

Из этой статьи Вы узнаете: что делать при девальвации рубля, как сохранить, куда выгоднее вложить свои накопления, чтобы не потерять их при понижении курса рубля.

Девальвация рубля вызывает обеспокоенность российских граждан, наученных горьким опытом во время экономических кризисов в 1998, 2008 и 2014 годах, когда курс рубля значительно снизился по отношению к доллару США.

Но, прежде чем ответить на эти вопросы, давайте сначала разберемся в значении таких понятий, как: девальвация, деноминация, дефолт. Судя по комментариям к этой статье, многие читатели их путают или вообще не знают значение этих терминов.

Из этой статьи Вы узнаете: что делать при девальвации рубля, как сохранить, куда выгоднее вложить свои накопления, чтобы не потерять их при понижении курса рубля.

Читайте еще, это интересно!
  • Что такое девальвация и как происходит девальвация рубля в России
  • Дивиденды Роснефти в 2019 году: чего ждать от нефтяного гиганта?
  • Дивиденды Казаньоргсинтеза в 2020 году: перенесены и, похоже, отменены
  • Как российскому инвестору защититься от девальвации рубля
  • Как рассчитать дивидендную и полную доходность акции: формулы…
  • Дивиденды Газпром нефти за 2018 год: чего ждать акционерам
  • В какую валюту вкладывать в 2018 году
  • Дивиденды российских компаний в июне 2020 года: пошла жара!

Но если собираете портфель на пенсию, то держать как минимум половину из него в долларах или хеджевых инструментах – сам Баффетт велел =)

С опережающими графиком

28 сентября на торгах на Московской бирже доллар дорожал до 79,2 рубля, евро — до 92,4 рубля. Такой сценарий соответствует наиболее пессимистичным прогнозам — столь низких показателей для отечественной денежной единицы аналитики ждали ближе к концу осени.

В сложившейся рыночной ситуации на российскую валюту оказывают давление несколько внешних факторов, к которым постоянно добавляются новые. В минувшие выходные еще одним «черным лебедем» стал конфликт в Нагорном Карабахе, который добавляет негатива на валютном рынке.

Денежная единица Турции, которая поддерживает азербайджанскую сторону, подешевела с 7,62 лиры/$ в пятницу до 7,83 лиры/$ в понедельник. Армянская валюта снизилась за тот же период с 485,27 драма/$ до 486,3 драма/$. Курс азербайджанского маната привязан к доллару и поэтому не изменился.

В 2020 год национальная валюта входила с оптимизмом — доллар стоил 62 рубля, евро — 69 рублей. Переломным моментом стало начало марта, когда на фоне пандемии и развала сделки ОПЕК+ началось ослабление российской денежной единицы.

Рубль дешевеет на фоне снижения аппетита к риску в глобальном масштабе, отметил директор по инвестициям «Сбербанк Управление Активами» Ренат Малин. На прошлой неделе индекс валют развивающихся стран EMCI потерял 2,3%, и в краткосрочной перспективе мы увидим 76,5–79,5 руб./$, полагает он.

Нервозность инвесторов в связи с ухудшением эпидемиологической обстановки традиционно способствует росту доллара и ослаблению более рисковых валют, включая рубль, отметили аналитики. Ситуация с COVID-19 так и не улучшилась в США, Индии и Бразилии, а во многих странах Европы и Латинской Америки фиксируется рост заболеваемости.

— Ухудшение эпидемиологической обстановки в разных странах вызвало опасения инвесторов относительно перспектив восстановления мировой экономики и баланса на нефтяном рынке. В случае выхода ситуации с пандемией из-под контроля и введения повторных локдаунов снижение стоимости российской валюты может продолжиться, — сказала аналитик «Финама» Анна Зайцева.

Основной потенциал ослабления рубля реализован, и львиная доля негатива уже заложена в курс, поэтому по текущим котировкам покупать валюту, скорее всего, будет невыгодно, — предупредил инвестиционный стратег «БКС Премьер» Александр Бахтин.

Спасаемся от девальвации

В новом выпуске «Деньги не спят» запредельное количество торговых идей и тщательно отобранной интересной макростатистики от Василия Олейника.

А ещё ответы на вопросы:

  • К каким сюрпризам на рынках стоит готовиться в ближайшие пару месяцев?
  • Что будет с нефтью? Анализируем ситуацию и делаем выводы
  • Девальвация рубля. В чём сохранить деньги, если она случится?

Смотрите свеженькое видео и не забудьте инвестировать в него свой лайк, если было полезно.

  • Ключевые слова:
  • Василий Олейник,
  • трейдинг,
  • девальвация рубля,
  • Нефть,
  • Деньги не спят,
  • Тинькофф Инвестиции
  • спасибо ₽
  • хорошо
  • +16
  • 16K

Коллеги, я с большим уважением отношусь к финансовому творчеству Василия Олейника, и, в то же время, как объяснить убыточность его трейдинга за последние два года?

  • Вчера в 17:38
  • Ответить

  • Вчера в 19:07
  • Ответить

  • Вчера в 17:45
  • Ответить

  • Вчера в 17:47
  • Ответить

  • Вчера в 18:15
  • Ответить

  • Вчера в 22:17
  • Ответить

  • Вчера в 19:24
  • Ответить

  • Вчера в 19:49
  • Ответить

  • Вчера в 19:52
  • Ответить

  • Вчера в 23:49
  • Ответить

  • Вчера в 20:37
  • Ответить

  • Вчера в 22:43
  • Ответить

  • Вчера в 22:16
  • Ответить

  • Девальвация рубля. В чём сохранить деньги, если она случится?

это вообще шедеврально! Ну… Василий то признанный спец по доллару! Он то уж точно знает!

как раз на баксе заработал тогда.

спец каких поискать надо! Вообще Тинькофцы, такой зашквар сложно придумать.

  • Вчера в 22:25
  • Ответить

  • Вчера в 18:15
  • Ответить

В каких сферах используются проводки по дебету и кредиту?

Без приведенного бухгалтерского учета не обойдутся следующие предприятия:

  • занимающиеся металлургической и производственной деятельностью;
  • фирмы, предоставляющие услуги;
  • супермаркеты;
  • образовательные учреждения.

Бухгалтерский учет необходим для любого зарегистрированного юридического лица. Он потребуется для расчета налогов, определения состояния компании.

ВАЖНО! Пример расчета сальдо по активному и пассивному счету от КонсультантПлюс доступен по ссылке

Ссылка на основную публикацию