Промышленный шпионаж – что это такое?

Понятие и виды промышленного шпионажа

Промышленный шпионаж – это одна из форм разведывательной деятельности спецслужб, элемент недобросовестной конкуренции, в рамках которой осуществляется незаконное получение, разглашение, использование информации, представляющей коммерческую, служебную или иную тайну для получения преимуществ предпринимательской деятельности и материальной выгоды.

Первоначальное использование промышленного шпионажа – это исследование рынка через применение практик национальной и военной разведки.

В зависимости от целей, которые преследует промышленный шпионаж, различают:

  • шпионаж в целях обеспечения национальной безопасности как инструмент государственной разведки;
  • шпионаж в коммерческих целях.

Ключевым предназначением промышленного шпионажа в бизнес-целях является экономия денежных средств на конкурентную борьбу, стремление преодолеть технологическое отставание и выход на новые рынки сбыта. По результатам промышленного шпионажа у компании обычно появляется информация о действующих технологиях производства, инвестиционной стратегии и пр. В руки субъекта может попасть информация об особенностях маркетингового продвижения, исследованиях и разработках, клиентские базы, объемы продаж и производства и пр.

В литературе также часто используется терминология «экономический шпионаж» и «коммерческий шпионаж» (в российском законодательстве в отличие от американского эти термины не встречаются). Термины промышленный и экономический шпионаж обычно используются как синонимы. Между тем, экономический шпионаж является более широким понятием, которое дополнительно включает:

  • рыночную стоимость всей произведенной в обществе продукции за год;
  • сумму доходов предприятий, организаций и населения в области материального и нематериального производства, амортизации, их распределение по различным отраслям экономики и процентным ставкам и пр.

Обычно экономический шпионаж организуется на уровне правительств и имеет международный охват.

В зависимости от методов промышленного шпионажа он может принимать форму:

  1. Подкуп лица, владеющего информацией, составляющей коммерческую тайну.
  2. Шантаж.
  3. Внедрение агента в организацию.
  4. Кража информационных носителей.
  5. Наружное и техническое наблюдение.
  6. Незаконный доступ к значимой информации с использованием техсредств (прослушивание телефонных переговоров, взлом компьютерных сетей и пр.).

Наиболее часто промышленный шпионаж встречается в таких отраслях, как тяжелая промышленность, программное обеспечение, биотехнологии, телекоммуникации, энергетика, аэрокосмическая отрасль и пр.

  1. Подкуп лица, владеющего информацией, составляющей коммерческую тайну.
  2. Шантаж.
  3. Внедрение агента в организацию.
  4. Кража информационных носителей.
  5. Наружное и техническое наблюдение.
  6. Незаконный доступ к значимой информации с использованием техсредств (прослушивание телефонных переговоров, взлом компьютерных сетей и пр.).

Промышленный шпионаж
Маргарита Акулич

Книга, вероятно, будет интересна, прежде всего, маркетологам, менеджерам, юристам, специалистам в области ИТ и экономистам-международникам. В ней даны основные понятия, касающиеся промышленного шпионажа, приведен ряд примеров компаний и стран, а также раскрыты вопросы, имеющие отношение к промышленному шпионажу и защите от него.

Кража информации и саботаж [1]

Виды экономического и промышленного шпионажа

Экономический или промышленный шпионаж можно разделить на два основных типа (легальный и нелегальный). Основная цель двух типов – сбор информации о корпорациях (организациях, отдельных личностях). При этом, человек который осуществляет сбор данных приобретает некое количество интеллектуальной собственности. Например, информацию о:

  • нюансах промышленного производства;
  • идеях;
  • методах и процессах;
  • рецептах и формулах.

Помимо этого, интеллектуальная собственность может включать фирменную (корпоративную) информацию. Например:

  • базы данных клиентов;
  • ценообразование;
  • объем продаж;
  • особенности маркетинга;
  • исследования и разработки;
  • нюансы политики;
  • перспективные предложения;
  • стратегии планирования производства.

В качестве методов промышленного шпионажа можно выделить кражу коммерческих тайн, подкуп, шантаж и технологический надзор, осуществляемый при помощи шпионских программ для компьютера. В состав методов промышленного либо экономического шпионажа входят компьютерные программы, названные шпионами.

Заметим, что агента-шпиона часто применяют для определения условий тендера, необходимого при подписании государственного контракта на продолжительный промежуток времени. При этом, другой участник, получив информацию о ценообразовании конкурентов, может предложить более выгодные условия, которые впоследствии приведут фирму к победе.

В некоторых странах имеются особые организации, которые предоставляют подготовленных агентов основная деятельность которых – сбор конфиденциальной информации. Как результат, правительству или корпорации нет необходимости внедрять в искомую компанию собственных агентов.

Основные понятия

Каждый понимает, что если шпионаж, значит, это секретность. Если речь идет о предпринимательстве и коммерции, то он выражается в хищении сведений, которые составляют служебную или коммерческую тайну. В материальном смысле это могут быть документы, образцы продукции или материалы для изготовления.

Основных целей у промышленного шпионажа может быть две:

  • Устранение удачливого конкурента.
  • Завоевание рынка.

Состоит она в сборе и обработке информации, полученной из законных (пусть и доступных не для всех лиц) источников. В такой связи резонным будет вопрос, почему вместо разведки все чаще используется шпионаж. Ответ банален – нежелание или невозможность тратить постоянно огромные средства для поддержания разведывательной деятельности. Для этого компаниям приходится содержать штат аналитиков, осуществлять траты на текущие расходы, связанные с добычей информации.

Промышленный же шпионаж, хотя, и предполагает существенную денежную выплату участникам, но не растянут во времени. Плюс, конечно, есть информация, которую законными способами просто не добыть. Вот, в таких ситуациях нечестные дельцы и прибегают к недобросовестной конкуренции.

Промышленный же шпионаж, хотя, и предполагает существенную денежную выплату участникам, но не растянут во времени. Плюс, конечно, есть информация, которую законными способами просто не добыть. Вот, в таких ситуациях нечестные дельцы и прибегают к недобросовестной конкуренции.

Что такое:: Промышленный шпионаж

Что такое промышленный шпионаж? Чем промышленный шпионаж отличается от конкурентной разведки? Какое уголовное наказание за это назначено? Несколько примеров промышленного шпионажа.

Есть такая поговорка: в любви и на войне все средства хороши. Но сейчас к этим двум понятиям можно добавить и бизнес. Разведка боем или разведка по-тихому – все это есть в жизни любой компании.

Промышленный шпионаж – тайный сбор сведений, информации, хищение документов, материалов, образцов, составляющих коммерческую, промышленную, служебную тайну, с целью “свалить” конкурента, завоевать рынок, сэкономить на приобретении ноу-хау.

Согласно другому словарю, промышленный шпионаж — форма недобросовестной конкуренции, при которой осуществляется незаконное получение, использование, разглашение информации, составляющей коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну с целью получения преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, а равно получения материальной выгоды.

Расхитители чужих идей охотятся на коммерческую тайну, которую можно назвать залогом успеха компании.

Коммерческая тайна — право предприятия на сохранение в тайне производственных, торговых и финансовых операций, а также соответствующей документации.

Зачем воровать тайны?

Основное предназначение промышленного шпионажа — экономия средств и времени, которые требуется затратить, чтобы догнать конкурента, занимающего лидирующее положение, либо не допустить в будущем отставания от конкурента, если тот разработал или разрабатывает новую перспективную технологию, а также чтобы выйти на новые для предприятия рынки.

Это справедливо и в отношении межгосударственной конкуренции, где к вопросам экономической конкурентоспособности добавляются и вопросы национальной безопасности.

Основное отличие промышленного шпионажа от конкурентной разведки в том, что промышленный шпионаж нарушает нормы законодательства, прежде всего уголовного, тогда как конкурентная разведка этого делать не может.

На уровне предприятий в последнее время всё чаще делается выбор в пользу конкурентной разведки, т. к. предприятие не имеет полномочий государственных разведок, поэтому в случае провала операции промышленного шпионажа рискует быть привлеченным к уголовной ответственности, а также понести репутационные риски.

По мнению ряда исследователей, во многих случаях предприятия малого и среднего бизнеса к промышленному шпионажу прибегают потому, что не обучены методам конкурентной разведки, а зачастую и вообще не знают об их существовании. В ситуации, когда необходимость выживания или повышения конкурентоспособности существует объективно, а о наличии законных методов достижения результата предприятие не информировано, часть компаний встает на путь промышленного шпионажа. В связи с этим, общества профессионалов конкурентной разведки всего мира включают в свои задачи просветительские функции.

С чего начинается промышленный шпионаж?

Для этого есть несколько путей.

1. Просто подойти к Вам после рабочего дня и предложить. Обычно те, кто делают подобные предложения, бывают в курсе того, что происходит в офисе.

2. Могут прибегнуть к шантажу, если есть чем шантажировать. А потом начать шантаж тем фактом, что ты один раз уже решила заработать на продаже секретов фирмы.

3. Войти к Вам в доверие и “мило” слушать за рюмочкой чая твои жалобы о работе.

4. Просматривать ЖЖ, или сообщения, которые Вы оставляли на форуме. Очень часто в Интернете можно найти множество информации: от отчетов о работе компании (например, из живых журналов менеджеров) до мнения Ирэн из бухгалтерии о главбухе или фото отчета об отпуске руководителя, о котором не знает его жена.

5. Вполне могут украсть жесткие дики, флешки или сами компьютеры, если интересующая информация записана именно на них.

Как проверить сотрудника?

Люди, занимающиеся недобросовестной конкурентной разведкой или промышленным шпионажем, хорошо умеют выбирать себе агентов. Они зачастую хорошие психологи, или бывшие сотрудники соответствующих структур, они знают, как убедить тебя или воспользоваться сложной ситуацией, возникшей у тебя на работе. Прежде чем подойти с предложением, за тобой будут наблюдать, как и за многими другими сотрудниками твоей компании. Будут пытаться узнать, чем именно ты можешь быть полезна и каковы твои слабые места. Ими могут стать старенькие родители, которым нужно дорогостоящее лечение, или банально плохие отношения с начальником.

Обычно, секретарь — не единственный источник информации, но именно он может вывести на небольшие тайны руководителя (мой начальник, например, ото всех скрывал то, что каждый четверг он “уезжал на важную встречу”, но на самом деле приезжал в салон делать омолаживающие маски). Просто, работая долго с руководителем, узнаешь так много, что даже сам руководитель не может предположить о степени твоей осведомленности. Это и может помочь им понять, чем шантажировать твоего начальника или как сорвать важную сделку, от которой многое завесит. А секретарь может даже и не догадываться о том, что выдает начальство. Все довольны. До поры до времени.

Некоторые компании специально устраивают тест своим сотрудникам на профессиональную верность. Чаще такое случается в больших компаниях. Но вероятность того, что это именно проверка, равна примерно 15-20%. Проверять могут и нового сотрудника, и человека, с которым работают уже много лет.

Уголовная ответственность

Многие из нас подписывали документы о неразглашении коммерческой тайны, вот только в основном данные бумаги не имеют юридической силы, так как кроме собственно документа о неразглашении должны присутствовать еще и документы, в которых прописано, что конкретно является коммерческой тайной, кто с этими документами и в каком порядке имеет право работать. Бумаги, представляющие коммерческую тайну, должны храниться в сейфе или, по крайней мере, в запертом шкафу. Часто документы о неразглашении коммерческой тайны составлены в таком виде, что с юридической точки зрения трудно привлечь нарушителей к ответственности. Чаще всего компании не хотят, чтобы о факте промышленного шпионажа узнали, и стараются скрыть это. Но если предприятию нанесен значительный ущерб, руководство пойдет на раскрытие дела и затеет судебное разбирательство. Но такие случаи редки. Редкая компания все-таки захочет обнародовать факт, что ее служба безопасности дала сбой и не смогла предотвратить кражу данных, особенно когда в этом замешены сотрудники самой компании.

В новом Трудовом Кодексе есть Статья 81, говорящая о расторжении трудового договора по инициативе работодателя. Трудовой договор может быть расторгнут в случае разглашения охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей. Увольнение — еще не самое страшное из того, что тебя может ждать. В Уголовном кодексе РФ есть статья 183 о незаконном получении и разглашении сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну. Максимальное наказание — лишение свободы сроком до десяти лет. Так что не такой уж это и пустяк, что бы ни говорили те, кто пытается тебя подкупить. Специалисты отдела кадров многих компаний считают, что если в трудовой книжке у новоявленного сотрудника будет стоять увольнение по статье о промышленном шпионаже, ему, скорее всего, будет отказано. Даже если это дойдет до работодателей не через трудовую книжку, а через слухи. Даже если его увольнение было отменено через суд. Все равно лучше быть от такого человека подальше, себе же будет спокойнее.

Несколько примеров промышленного шпионажа

Шелк

Шелк в древнем мире ценился очень высоко. Единственным источником шелка был Китай, который строго охранял свою монополию. В результате цены на шелк были очень высоки, а поставки тканей ограничены. Опасности, расходы и потери времени делали доставку шелка караванными путями нелегким занятием. Положение изменилось после визита к римскому императору Юстиниану персидских монахов. Монахи раскрыли секрет производства шелка. Они объяснили, что шелковые черви, вскормленные листьями тутовицы, прядут коконы, которые потом разматывают в шелковую нить. Юстиниана убедили, что климат в некоторых частях Греции подходит для выращивания необходимой тутовицы. Он мог добыть тутовые деревья, но нужно было достать шелковичных червей. Эти же персидские монахи, очевидно, за щедрое вознаграждение, вернулись в Китай и смогли успешно вывезти шелковичных червей контрабандно в Рим в полых посохах. Юстиниан приумножил свои богатства, а Китай потерял миллионы в своей внешней торговле.

Читайте также:  ФСС объявил, как подавать сведения о работниках 65+

Текстиль

Ранние американские колонисты зависели от Англии в получении фабричных товаров. В обмен колонисты поставляли жизненно важное сырье, включая древесину и сельскохозяйственные продукты, а также хлопок и табак. Но колонии много теряли в обмене, поскольку Англия контролировала рынок Цены на импортируемые товары, особенно текстильные изделия, были, по мнению американцев, непомерно высоки. Англия наложила запрет на эмиграцию специалистов по производству текстиля в Новый Свет и запретила экспорт фабричного оборудования и его чертежей в колонии. Положение выглядело безнадежным, пока за дело не взялся Самуэль Слейтер. Американскую промышленную революцию часто датируют, начиная с 1789 г., когда Слейтер основал текстильную фабрику, носящую его имя, в Потакете, шт. Род-Айленд. Будучи подмастерьем в Англии, он запомнил чертежи текстильной фабрики и сумел ускользнуть из Англии (возможно, с помощью американского финансиста) и добраться до колоний, где использовал свои знания, чтобы разрушить монополию Англии.

Каучук

До начала нынешнего века Бразилия фактически владела монополией на производство каучука. Бразильская экономика в очень большой степени зависела от каучуковой промышленности, которая обеспечивала определенный уровень национального процветания и полную занятость. Однако многие другие страны были очень заинтересованы в том, чтобы ликвидировать бразильскую монополию и получить экономические выгоды, поскольку применение каучука непрерывно возрастало. Ситуация выглядела безнадежной, пока одна из английских фирм не приступила к действиям. Несмотря на строгий запрет бразильского правительства на экспорт каучуконосов, удалось нелегально вывезти одно или пару растений из Бразилии в Англию. Английские садоводы начали культивировать каучуконосные растения в теплице и изучать возможности его выращивания. Они приняли решение выращивать каучуконосы в Малайе, поскольку климат там подходящий, а Малайя входила в состав Британской империи. Малайский каучук вскоре значительно потеснил бразильский на мировом рынке, в результате чего экономика Бразилии стала приходить в упадок. Великобритания пользовалась плодами продажи каучука до второй мировой войны, когда Япония захватила Малайю и когда были найдены заменители каучука.

2. Могут прибегнуть к шантажу, если есть чем шантажировать. А потом начать шантаж тем фактом, что ты один раз уже решила заработать на продаже секретов фирмы.

Промышленный шпионаж: мифы и реальность

Промышленный шпионаж остается одним из самых распространенных способов кражи данных в различных сферах бизнеса. Не смотря на катастрофические темпы роста случаев утечки информации, многие владельцы компаний все еще не рассматривают эту проблему, как потенциальную угрозу, и, естественно не предпринимают никаких шагов для снижения рисков. Чаще всего это связанно с мифами о корпоративном шпионаже, получившими широкое распространение. И сегодня мы поговорим именно о них.

Миф 1: промышленный шпионаж меня не касается

Это самый распространенный миф. Большинство топ-менеджеров искренне полагает, что корпоративный шпионаж угрожает только очень узкому кругу компаний, связанных с обороной, разработкой сверхсовременных технологий и промышленным гигантам. В реальности под прицелом оказывается гораздо больший спектр целей.
По данным статистики ежегодно в США компании теряют около 300 миллиардов долларов из-за краж интеллектуальной собственности. В мировом масштабе эта цифра составляет около 1,7 триллиона. Генерал Кейт Александер, бывший директор Агентства Национальной Безопасности, считает, что хищение данных – один из наиболее прибыльных способов мошенничества, и его распространение набирает обороты с каждым днем.

По данным исследований подразделения по противодействию шпионажу при Федеральном Бюро Расследований, за прошедший год количество случаев промышленного шпионажа выросло на 53%. Угроза настолько серьезна, что ФБР проспонсировало социальную рекламу, снятую на одной из Голливудских студий. Ролик призван предупредить владельцев бизнеса о серьезности угрозы и простимулировать сделать ревизию систем защиты информации.

Миф 2: мы слишком маленькие, чтобы стать целью

В случаях кражи интеллектуальной собственности – размер не имеет значения. В большинстве случаев злоумышленники совершают атаки именно на маленькие компании, так как их системы безопасности находятся на самом примитивном уровне. На арене киберпреступлений около 30% жертв это компании с менее чем 150 сотрудниками. Не стоит также забывать о еще одной привлекательной черте маленьких целей – они часто сотрудничают с крупными организациями. Поэтому атака на местную фирму может стать всего лишь первым этапом в ловле большой рыбы — проникновении в информационный периметр «старшего» партнера. При этом катастрофический финансовый ущерб понесут абсолютно все и в равной степени.

Чтобы стать жертвой злоумышленников не обязательно быть транснациональной корпорацией, а хакерская атака – далеко не единственная угроза. Представители американских служб разведки провели тщательный анализ краж интеллектуальной собственности за последние 50 лет, и выяснили, что причиной утечки в 85% является инсайдер. Именно сотрудники компании, бизнес-партнеры или даже руководители «сливают» информацию конкурентам.

Недооценка опасности – первый шаг на пути к роли жертвы. Если компании есть, что продавать, значит, у нее есть то, что можно украсть.

Миф 3: защита цифровой информации – гарантированный щит от злоумышленников

Очень многие стратегии проникновения внутрь информационного периметра компании не связаны с прямыми хакерскими атаками. Использование инсайдеров уже стало классикой шпионажа. Кроме того в последние годы взошла звезда новой угрозы – социальной инженерии. Объединяет обе стратегии два фактора: программные средства проникновения играют всего лишь роль второй скрипки, а успех достигается за счет использования человеческого фактора.

В 2012 году одно из крупных аэрокосмических агентств потеряло сверхважную коммерческую информацию, из-за того, что один из сотрудников «продался» конкурентам из Китая. Процесс кражи был предельно прост. Работник распечатал секретные данные на принтере и отправил их по факсу. DLP-системы компании были рассчитаны на противодействие кражам электронных данных, и никто не озаботился мониторингом принтеров и отслеживанием перемещений печатной документации. К моменту обнаружения утечки инсайдер благополучно покинул страну.

Миф 4: утечка данных – не причина для банкротства

Если ценная информация попадет в чужие руки – бизнес все еще будет прибыльным? К сожалению, в большинстве случаев ответ – нет.

В 2014 один из крупных поставщиков специального оборудования для правительства США подвергся атаке хакеров, результатом которой стала крупная утечка информации. Правительство США, сделавшее за год до этого заказов на сумму в 340 миллионов долларов, моментально прекратило сотрудничество с компанией. Буквально в течение 3х месяцев фирма потеряла абсолютно всех заказчиков и обанкротилась. Вот так легко утечка данных может убить компанию с многомиллионным оборотом.

Защита от корпоративного шпионажа требует постоянной бдительности, совершенствования систем безопасности и всестороннего наблюдения. Необходима комплексная стратегия, включающая использования систем, позволяющих вести борьбу с программным вторжением, мониторингом перемещения цифровых данных и наблюдением за персоналом. Ведь «человеческий фактор» был, есть и будет основной угрозой безопасности организации. Развитие собственного бизнеса или возможность получения дополнительного заработка от конкурентов может подтолкнуть к совершению преступления даже самого лояльного работника.

Не стоит также забывать о том, что в век интернета и цифровых носителей, электронные каналы коммуникации не единственный способ похитить ценную коммерческую информацию. Старая добрая бумага – вот один из основных источников утечек. Вы знаете, что распечатал сотрудник на принтере? В лучшем случае книгу или интересную статью. А в худшем – список клиентов или чертежи и схемы новых разработок.

Вместо заключения — несколько интересных фактов, собранных различными специалистами в области информационной безопасности.

  • Зарегистрированные атаки с использованием инсайдеров составили 47% от общего количества утечек информации. Онлайн атаки – 33,8%.
  • В среднем, за одну утечку информации компании теряют от 2400 до 8350 персональных данных (данные о клиентах, партнерах, медицинские карточки и т.д.).
  • В 70% случаев атакам подвергаются учреждения здравоохранения, образования и правительственные организации. Медицина в течении последних лет остается печальным рекордсменом по количеству утерянных данных.
  • Январь – наиболее популярный период для хищения информации — до 24 миллионов персональных данных. В остальные месяцы эта цифра колеблется на уровне 12 миллионов.
  • В 66% случаев утечка информации остается необнаруженной в течение месяца или больше.
  • Более 46% украденных корпоративных ноутбуков содержат ценную коммерческую информацию.
  • Средняя стоимость похищенного ноутбука составляет 49 246 долларов. 2% — стоимость замены ноутбука, остальное — цена похищенной информации.
  • К 2020 75% коммерческих или правительственных данных будут похищены.
  • В 70% случаев коммерческую информацию похищал инсайдер, собиравшийся уволиться в течение 30 дней.
  • Около 50% утечек данных саботаж бывших работников IT-отдела, сохранивших доступы.
  • Большую часть хищений интеллектуальной собственности совершили мужчины в возрасте около 37 лет, занимающие должности инженеров, программистов, менеджеров.
  • 65% сотрудников, укравших информацию, на момент преступления уже получили предложение о работе у конкурента или начали свой бизнес. 20% — получили предложение после хищения данных.
  • 75% инсайдеров украли информацию, к которой у них было право доступа. В 52% данные были проданы конкурентам.
  • 54% инсайдеров использовали электрону почту, облачные сервера и фалообменники для передачи украденных данных. Остальные предположительно передавали распечатанную документацию.

Защита от корпоративного шпионажа требует постоянной бдительности, совершенствования систем безопасности и всестороннего наблюдения. Необходима комплексная стратегия, включающая использования систем, позволяющих вести борьбу с программным вторжением, мониторингом перемещения цифровых данных и наблюдением за персоналом. Ведь «человеческий фактор» был, есть и будет основной угрозой безопасности организации. Развитие собственного бизнеса или возможность получения дополнительного заработка от конкурентов может подтолкнуть к совершению преступления даже самого лояльного работника.

Общая информация по ст. 183 УК РФ за «промышленный шпионаж»

Статья 183 носит название «Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих налоговую, коммерческую, банковскую тайну» и находится в гл. 22 «Преступления в сфере осуществления экономической деятельности» (в данной же главе присутствуют статьи за незаконное предпринимательство, незаконное проведение азартных игр, фальсификацию финансовой отчетности и другие преступления).

Принудительные работы на сроки до 2-х лет.

Принудительные работы сроками до 3-х лет.

Крупный ущерб по ст. 183 УК РФ – это больше 1 500 000 рублей.

«Тяжкие последствия» — это оценочная категория, признаки которой определяются на основе конкретных обстоятельств и фактов при рассмотрении дела (к примеру, учитывают факты банкротства, массового увольнения, голодовок, забастовок и многие другие).

«Тяжкие последствия» — это оценочная категория, признаки которой определяются на основе конкретных обстоятельств и фактов при рассмотрении дела (к примеру, учитывают факты банкротства, массового увольнения, голодовок, забастовок и многие другие).

Промышленный шпионаж – что это такое?

Промышленный шпионаж является довольно часто причиной разрушения компании, фирмы, организации и иных предприятий. Что же грозит тому, кто промышлял промышленным шпионажем, и можно ли вообще привлечь к ответственности такого работника? Именно эти вопросы далее и рассмотрим.

Иными словами, происходит хищение важной информации, документации, образцов, чертежей и так далее лицами, которые имеют к ним законный или незаконный способ. То есть, преступлением будет считаться даже тот случай, когда, предположим, служащий ведомства передал третьим лицам сведенья, которые положено ему знать по долгу службы.

Конкурентная разведка или промышленный шпионаж

Есть известное выражение: кто владеет информацией — тот владеет миром. Иметь достоверные сведенья о партнере, конкуренте, о грядущих изменениях на рынке крайне важно для любого бизнеса, именно поэтому владельцы бизнес структур создают конкурентную разведку

Есть известное выражение: кто владеет информацией — тот владеет миром. Иметь достоверные сведенья о партнере, конкуренте, о грядущих изменениях на рынке крайне важно для любого бизнеса, именно поэтому владельцы бизнес структур создают конкурентную разведку

2.4. Промышленный шпионаж

2.4. Промышленный шпионаж

Промышленный шпионаж в том виде, в котором мы его понимаем сегодня, – «подарок» прошлого века, угроза, которая никогда не исчезнет, если на этой планете все так же будет существовать человечество. Промышленный шпионаж понимают как передачу технологии – это незаконный экспорт данных или материалов. Передача не всегда является промышленным шпионажем. При промышленном шпионаже для передачи технологии часто используется небрежность ответственных лиц, осуществляющих контроль за экспортом; незаконные перевозки, как правило, адресуются подставному получателю. Таким образом, никто не хочет быть обманутым, а тем более оказаться в проигрыше, поэтому популярность (неофициальная) промышленного шпионажа постоянно растет. Несмотря на то что промышленная революция произошла не так уж давно в истории человечества, факты промышленного шпионажа были еще в древности. Так, например, шелк в древнем мире стоил очень дорого, его ценили очень высоко. Единственным производителем шелка был Китай – крупный монополист, который его экспортировал. В Китае строго охраняли все секреты производства. В результате цены на шелк завышали иногда и необоснованно, в силу ограниченных поставок тканей. Кроме того, перевозки тканей сопровождались многочисленными опасностями, расходами и огромными потерями времени. Положение изменилось после визита к римскому императору Юстиниану персидских монахов. После долгих уговоров и солидного вознаграждения монахи открыли секрет производства шелка. Они объяснили, что шелковых червей откармливают листьями тутовицы, после чего они прядут коконы, которые потом разматывают для получения шелковых нитей. Юстиниан понял, что климат в некоторых частях Греции годится для выращивания необходимой тутовицы. Он раздобыл и тутовые деревья, и шелковичных червей не без помощи этих же монахов, которые, вернувшись в Китай, вывезли шелковичных червей контрабандой в Рим в полых посохах. Юстиниан озолотился, а Китай потерял миллионы в своей внешней торговле.

Читайте также:  Страховой взнос: что это такое, описание и особенности

В более поздний период американские колонисты нуждались в получении фабричных товаров от Англии. В обмен колонистам приходилось поставлять жизненно важное для создания собственной промышленности сырье, включая древесину и сельскохозяйственные продукты, а также дорогостоящие хлопок и табак. Колонии всегда теряли прибыль, поскольку Англия контролировала рынок. Цены на импортируемые товары и текстильные изделия для американцев были непомерно высоки. Англия в свою очередь не хотела терять свои рынки сбыта, для чего ею был наложен запрет на эмиграцию специалистов по производству текстиля в Америку, а также экспорт фабричного оборудования и даже любых его чертежей в колонии. Все так и оставалось, пока не появился некий Самуэль Слейтер (Samuel Slater). В 1789 г. Слейтер основал текстильную фабрику в Новом Свете, этот период и считают американской промышленной революцией.

Другим примером является каучук, монополией на производство которого до начала XX в. фактически владела Бразилия. Бразильская экономика не сильно зависела от каучуковой промышленности, хотя та в значительной мере обеспечивала определенный уровень национального процветания и полную занятость. Промышленность развивалась во многих странах, и многие другие были очень заинтересованы в том, чтобы уничтожить бразильскую монополию для получения личных экономических выгод, поскольку потребление каучука непрерывно возрастало. Несмотря на строжайший запрет бразильских властей на экспорт каучуконосов, Англии удалось нелегально вывезти несколько растений из Бразилии. Английские агрономы культивировали каучуконосные растения в теплице и изучали особенности их вегетации и выращивания. Определив необходимые условия, каучуконосы стали выращивать в Малайе, входившей в состав Британской империи, поскольку климат там подходящий. Малайский каучук вскоре вышел на лидирующие позиции на мировом рынке, потеснив бразильский, в результате чего в экономике Бразилии произошел кризис. Великобритания получала огромные прибыли от продажи каучука до Второй мировой войны, когда Япония захватила Малайю и когда были найдены заменители каучука.

Банковское дело. Европейские банкирские дома имеют длинную историю применения шпионажа в целях повышения ликвидности и надежности своих займов или финансовых резервов. Принято считать, что банкирский дом Ротшильдов (филиалы существовали во Франкфурте, Лондоне, Париже, Вене и Неаполе) вывел одну из величайших систем разведки своего времени. Процесс был продуман и отлажен до такой степени, что во время Первой мировой войны секретная линия связи Ротшильдов действовала быстрее, чем связь странучастниц войны. Банк Ротшильда в Лондоне, например, имел доклады с фронта раньше, чем их получал премьер-министр по официальным каналам. Естественно, что он был «на голову выше» всех своих конкурентов. Кроме того, разработанная система включала тщательное наблюдение за правительственной и деловой активностью, в ход шли и официальные открытые методы, и скрытый шпионаж. Одним из популярнейших в то время приемов наблюдения за движением банковских счетов стало применение к ним специальных зашифрованных пометок, сущность которых заключалась в поручении подачи определенного сигнала какому-то лицу (часто иностранцу) о движении капитала. Держатель счета вообще ничего не знал о существовании подобных пометок, которые стали прародителями современных электронных передатчиков, тайно устанавливаемых на чьем-то автомобиле.

Внутренний промышленный шпионаж. Американские корпорации, которые постигла участь промышленного шпионажа, стараются не разглашать сведения о таких фактах. Примером стали результаты нескольких последних исследований в этой области, которые показали, что существует целый ряд обоснованных причин для сокрытия фактов существования многих типов противозаконной деятельности. Случаи неожиданного промышленного шпионажа редко доходят до следственных органов, а тем более бывают раскрыты. Законы в таких ситуациях часто оказываются бессильными. Кроме того, слушания в суде и показания свидетелей еще больше делают предприятие уязвимым и способствуют раскрытию промышленных секретов. Однако корпорации, занимающиеся промышленным шпионажем, никогда не разглашают сведения об успешно проведенных операциях, а тем более их результатах, опасаясь за свою репутацию. Высшим пилотажем в этой области считается, когда факты промышленного шпионажа остались нераскрытыми или приписываются другим причинам.

Промышленный шпионаж является формой недобросовестной конкуренции, существующей на всех уровнях экономики, начиная от малых предприятий и заканчивая целыми государствами.

Сущность промышленного шпионажа заключается в том, чтобы догнать конкурента, занимающего лидирующее положение, в максимально сжатые сроки, сэкономив при этом значительные средства, либо не допустить в будущем отставания от конкурента, используя разработанную им секретную новую перспективную технологию, а также чтобы выйти на новые для предприятия рынки.

Похожая ситуация, цели и задачи наблюдаются и в межгосударственной конкуренции, главное отличие – лишь в масштабах и проблемах национальной безопасности.

Промышленный шпионаж отличается от конкурентной разведки тем, что промышленный шпионаж осознанно и целенаправленно нарушает нормы действующего законодательства (особенно уголовного), конкурентная разведка всегда работает легально.

К основным инструментам промышленного шпионажа относятся:

1) подкуп (подкупаются лица, которые объективно могут помочь получить закрытую информацию, передать документацию или образцы продукции по конкретным интересующим направлениям);

2) шантаж (в отношении тех же лиц);

3) кража (документов в любом виде, оборудования или образцов продукции);

4) диверсия (вредительские действия, совершаемые с целью временного или постоянного вывода из строя образцов продукции, людей или подразделений конкурента);

5) тайное незаконное проникновение на территорию предприятия конкурента, основанное на умышленном преодолении рубежей защиты, используемых конкурентом для обеспечения сохранности информации или продукции;

6) внедрение «своего» человека в организацию или страну конкурента с заданием получить доступ к информации или продукции, которые относятся к предмету коммерческой или государственной тайны конкурента;

7) хищение информации с помощью незаконного использования технических средств снятия информации (прослушивание чужих телефонных линий, незаконное проникновение в чужие компьютерные сети и т. п.). Промышленный шпионаж существует очень давно и не теряет своей актуальности в силу высокой эффективности, он остается и будет оставаться мощным инструментом государственных разведок в целях обеспечения и защиты собственных интересов.

Несмотря на эффективность промышленного шпионажа, в этом деле существует множество «подводных камней», в связи с чем большинство предприятий в последнее время все чаще склоняется в пользу конкурентной разведки. Это отчасти обусловливается еще и тем, что обычные фирмы не имеют полномочий государственных разведок и не получают от них поддержки, как, впрочем, и директив, поэтому при обнародовании случаев промышленного шпионажа и придания им огласки организация рискует не только потерять партнеров, репутацию и доверие потребителя, но и быть привлеченной к уголовной ответственности.

Многие исследователи сходятся во мнении, что предприятия малого и среднего бизнеса часто используют промышленный шпионаж потому, что не знают или не умеют пользоваться методами конкурентной разведки. В реальности, когда остро встает вопрос выживания или повышения конкурентоспособности, а законных методов достижения результата фирма не знает, многие организации прибегают к промышленному шпионажу.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

2.4. Промышленный шпионаж

Состав преступного деяния

Согласно ст. 183 УК РФ объектом промышленного шпионажа выступают социальные и трудовые отношения, появляющиеся в сфере выполнения коммерческой деятельности предприятием в конкурентной среде.

В роли предмета выступает не просто информация, а данные, которые являются коммерческой, банковской или налоговой тайной и не подлежат сообщению и разглашению третьим лицам.

Объективной стороной выступают действия, объединенные понятиями сбора и разглашения конфиденциальных сведений. Например, к данной категории причисляются воровство, подкупы, взломы компьютерных систем и баз данных.

Состав преступления формальный, то есть преступник становится виновным в момент несанкционированного получения данных, даже в случае, когда гражданин не получил возможность сообщить, разгласить, реализовать третьим лицам).

Субъектом выступает гражданин с 16 лет. В некоторых случаях присутствует специальный субъект, то есть человек, которому такие данные были вверены или стали известными в силу выполнения своих рабочих и должностных обязанностей. Субъективной стороной становится прямой умысел и желание приобрести личную выгоду. Однако в ч. 3 и ч.4 ст. 183 УК указано, что также допускается совершение такого преступного деяния по причине неосторожности.

То есть ответственность наступит даже тогда, когда гражданин сообщил конфиденциальную информацию родственникам или прочим лицам по неосторожности. Речь о промышленном шпионаже идет тогда, когда хотя бы одному постороннему гражданину стала известной информация из уст сотрудника, который владел сведениями о данной промышленной тайне любым методом.

Понятие шпионажа включает исключительно сбор данных, и может быть коммерческим, банковским, финансовым, корпоративным. При этом разглашение тайны является отдельным нарушением. В ст. 183 УК РФ четко раскрывается понятие промышленного шпионажа и меры ответственности и наказания.


Субъектом выступает гражданин с 16 лет. В некоторых случаях присутствует специальный субъект, то есть человек, которому такие данные были вверены или стали известными в силу выполнения своих рабочих и должностных обязанностей. Субъективной стороной становится прямой умысел и желание приобрести личную выгоду. Однако в ч. 3 и ч.4 ст. 183 УК указано, что также допускается совершение такого преступного деяния по причине неосторожности.

Конкурентная разведка или промышленный шпионаж

Есть известное выражение: кто владеет информацией — тот владеет миром. Иметь достоверные сведенья о партнере, конкуренте, о грядущих изменениях на рынке крайне важно для любого бизнеса, именно поэтому владельцы бизнес структур создают конкурентную разведку

Сущность и функции конкурентной разведки

Конкурентная (коммерческая, бизнес) разведка (англ. Competitive Intelligence, сокр. CI) — проводимые в рамках закона и с соблюдением этических норм сбор и обработка данных из разных источников для выработки управленческих решений с целью повышения конкурентоспособности коммерческой организации, Также структурное подразделение предприятия, выполняющее эти функции.

По мнению независимого эксперта Генриха Лемке, службу конкурентной разведки нужно четко отделять от службы безопасности предприятия, так как сферой деятельности и объектами разведывательной разработки коммерческой разведки компании являются исключительно внешние риски, возможности и угрозы, влияющие на возможности достижения компанией намеченных ею стратегических целей. Риски и возможности, исследуемые системой коммерческой разведки организации, имеют исключительно рыночный характер и в большей мере относятся к будущей конъюнктуре рынка и рыночным условиям, которые должны сложиться в будущем, то есть на момент временного горизонта (будущих) запланированных целей бизнеса компании и отсроченных от текущего состояния на какой-то временной отрезок. В тоже время сферой деятельности и объектами исследований службы безопасности, как правило, являются внешние и внутренние риски и угрозы текущей деятельности компании, имеющие криминальный характер и нарушающие нормальную повседневную деятельность компании. Еще одной сферой активной разработки службы безопасности является активность конкурентного окружения, связанная с недобросовестной конкуренцией и прямо посягающая на нормальную деятельность компании, а также лояльность и добросовестность партнеров, сотрудников и прочих участников, влияющих на деловую активность компании.

Можно выделить следующие функции конкурентной разведки:

– изучение деятельности конкурентов и конкурентной среды; – проверка надежности деловых партнеров; – сбор информации в сети Интернет и мониторинг СМИ; – исследование и оценка рынков или целых регионов (совместно с другими отделами, например, маркетинговым); – прогнозирование изменения ситуации на рынке и действий конкурентов; – выявление новых или потенциальных конкурентов; – оказания помощи руководству в процессе перенимания положительного опыта других компаний; – оказание помощи специалистам других отделов в оценке перспектив приобретения или открытия нового бизнеса; – получение информации законным путем и анализ новых технологий, продуктов или процессов которые могут существенно повлиять на бизнес компании; – выявление слабых сторон конкурентов; – совместно со службой безопасности выявлять потенциальные источники утечки конфиденциальной информации внутри компании.

В чем главная цель такого вида деятельности как конкурентная разведка

помогает разобраться Дмитрий Золотухин, независимый эксперт по вопросам бизнес-разведки: «По моему мнению, цели конкурентной разведки разняться от направления применения усилий — менеджмент, маркетинг, PR, HR и т.д. Мое понимание стратегического предназначения конкурентной разведки заключается в необходимости обеспечивать постоянное соответствие между стратегией компании на данный момент (зачастую принятой раз и навсегда), действиями, с помощью которых она реализуется, и состоянием постоянно меняющегосявнешнего мира. Это означает, что лица, принимающие решение в компании, должны в любой момент времени быть обеспечены актуальными, достоверными и своевременными данными о положении компании по отношению к внешней среде».

Итак, сущность конкурентной разведки заключается в сборе и анализе информации, которая является полезной для бизнеса компании, на которую работает данная служба коммерческой разведки. По сути, у бизнес-разведки такие же задачи, как и у государственной спецслужбы — выявить опасность или наоборот перспективу, оценить информацию и известить руководство о результатах или самим принять меры, если есть такая возможность.

Бизнес-разведка и промышленный шпионаж

Хотя по мнению многих людей, конкурентная разведка и промышленный шпионаж тождественны, на самом деле это не так. Ведь, несмотря на то, что цели этих видов деятельности часто совпадают (добыча максимально полной и достоверной информации о деятельности конкурентов), их методы разнятся.

Промышленный шпионаж — форма недобросовестной конкуренции, при которой осуществляется незаконное получение, использование, разглашение информации, составляющей коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну с целью получения преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, а равно получения материальной выгоды. То есть в основе промышленного шпионажа как вида деятельности лежит добывание и последующее использование коммерческой или служебной тайны. Вот в этом и заключается отличие конкурентной разведки от промышленного шпионажа: конкурентная разведка — это деятельность в рамках правового поля, а промышленные шпионы «работают» за рамками этого поля. Как и подтверждает в своей книге «Конкурентная разведка: маркетинг рисков и возможностей», Евгений Ющук: «В реальной жизни грань между конкурентной разведкой и промышленным шпионажем зависит от искусства того, кто ее проводит, не вступать в противоречие с уголовным кодексом. »

Читайте также:  Как снять обременение с земельного участка

Специалисты в области промышленного шпионажа в основном пользуются такими методами, как: подкуп или шантаж лиц, имеющих доступ к секретной информации; кража различных носителей с интересующими сведеньями; внедрение агента в конкурирующую фирму с целью получить информацию, которая является коммерческой или банковской тайной; осуществление незаконного доступа к коммерчески значимой информации с помощью использования технических средств (прослушивание телефонных линий, незаконное проникновение в компьютерные сети и т.п.). Эти деяния нарушают огромное количество статей уголовного кодекса, прежде всего статью 231 «Незаконный сбор с целью использования или использование сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну».

Если говорить несколько упрощенно, то противоправное деяние «промышленный шпионаж» направлено против объекта «коммерческая тайна» (главное добыть нужную информацию), при этом могут нарушаться различные права и интересы физических и юридических лиц, такие как: право на безопасность (угрозы), право на личную жизнь (шантаж), авторские права, право на конфиденциальность информации. В свете этого нужно определиться с понятием «коммерческая тайна», но есть небольшая сложность: в различных законодательных актах даются формулировки, которые отличаются друг от друга. Владимир Иващенко в своей статье «Основи методики розслідування незаконного збирання та розголошення комерційної таємниці» проанализировал их и сделал такие выводы: коммерческая тайна характеризуется такой совокупностью признаков: информация является секретной, является неизвестной и не является легкодоступной для лиц, которые обычно имеют дело с видом информации, к которой она относится; в связи с тем, что является секретной, она имеет коммерческую ценность. Он дает такое понятие коммерческой тайны — это информация, которая является полезной и не является общеизвестной обществу. Она имеет действительную или коммерческую ценность, с которой можно иметь прибыль и для защиты которой владелец принимает меры во всех сферах жизни и деятельности». Таким образом, можно сказать, что деятельность промышленного шпионажа направлена на добычу информации, которая не является общедоступной и охраняется законом.

Между тем, в отличие от адептов промышленного шпионажа, сотрудники служб бизнес-разведок пользуются преимущественно открытыми источниками информации из СМИ, Интернета , анализом рейтинговых агентств и т.п. На Западе те, кто занимаются коммерческой разведкой, давно поняли, что единственный способ работать долго и эффективно — «дружить с законом». Грубо говоря, коммерческие разведчики могут использовать все методы и способы сбора и обработки информации, которые не противоречат законодательству. Главное оружие конкурентной разведки — качественный сбор, систематизация и, главное, анализ информации, а не слежка, подкупы и незаконные хакерские взломы. И в этом нет ничего удивительного: даже для государственных спецслужб, на современном этапе сбор информации из открытых источников является первостепенным. К примеру, в конце ХХ века ЦРУ США обнародовало данные, в соответствии с которыми 85% всей информации об СССР в Лэнгли получили из открытых и вполне легальных источников — советских газет и журналов, атласов и справочников, анализа выступлений советских руководителей по радио и телевидению, документов конференций, симпозиумов, пленумов и съездов. Последние советское правительство само переводило на 100 языков мира и тиражировало для общественного внимания миллионами экземпляров. Для анализа всего этого «моря» информации в ЦРУ работали тысячи аналитиков вполне мирных профессий: экономисты, географы, социологи, психологи, лингвисты, этнографы, статистики, кибернетики и даже геронтологи. А ведь тогда не было Интернета.

Чтобы более точно разобраться с ролью открытых источников в коммерческой разведке, мы вновь обратились за комментарием к Дмитрию Золотухину: «По мнению большинства экспертов информационно-аналитической сферы, часть информации, которую можно получить при использовании лишь открытых источников, составляет 90–95%. Под «открытыми источниками» специалисты конкурентной разведки подразумевают абсолютно все возможности добыть необходимые сведения, не требующие совершения действий, прямо нарушающих закон, или общепринятые этические нормы ведения бизнеса (последнее обычно чревато репутационными рисками, которые будут намного ощутимее, чем полученный информационный результат). На мой личный взгляд, ситуация осложняется тем, что, зачастую, оставшиеся 5% и содержат ту самую изюминку, которая составляет конкурентное преимущество компании на рынке. Поэтому методики конкурентной разведки используются вначале сбора этих 95% информации, чтобы затем воспользоваться нередко единственной возможностью задать тот вопрос, ответ на который и «завершит мозаику».

Казалось бы, если 90% информации можно «добыть» используя открытые источники, значит, в конкурентной разведке первостепенен анализ. Эксперт уточняет: «Наверное, можно сказать и так, ибо количество имеющихся и доступных данных возрастает с каждым днем и необходимо владеть эффективными алгоритмами работы для того, чтобы управлять масштабными информационными потоками, очищать их от «информационного мусора» и находить «золотые крупицы» стратегически важных сведений.

Однако, с другой стороны, это все равно, что спросить: «А у машины главное — колеса?». Конечно, ведь без них она не сможет ехать. Но она также не сможет нормально передвигаться и без двигателя или руля. Скорее всего, речь нужно вести о комплексном подходе. Тем более, что в нынешних условиях ограниченных ресурсов, конкурентный разведчик должен быть «…и швец, и жнец, и на дуде игрец.»

По поводу использования новых методов в разведке Дмитрий Золотухин отметил, что в бизнес-разведке уже достаточно сложно придумать что-то новое. Комплект методов и приемов только дотачивается, в условиях требования нового времени . В данный момент он совместно с коллегой пишет книгу о выведывании информации при общении. Раньше об этом никто не писал, хотя идея далеко не новая.

Исходя из всего вышесказанного, можно сделать вывод: с учетом развития информационной составляющей общества, аналитики все больше будут вытеснять «Джеймсов Бондов» в государственных разведках, а в коммерческих — и подавно. Сама же конкурентная разведка (впрочем, как, к сожалению, и промышленный шпионаж) будет существовать столько, сколько будет существовать предпринимательская деятельность, ведь как сказал Сэмюэл Батлер «Всякая коммерция — это попытка предвидеть будущее». А конкурентная разведка – служба, которая призвана предвидеть будущее.

помогает разобраться Дмитрий Золотухин, независимый эксперт по вопросам бизнес-разведки: «По моему мнению, цели конкурентной разведки разняться от направления применения усилий — менеджмент, маркетинг, PR, HR и т.д. Мое понимание стратегического предназначения конкурентной разведки заключается в необходимости обеспечивать постоянное соответствие между стратегией компании на данный момент (зачастую принятой раз и навсегда), действиями, с помощью которых она реализуется, и состоянием постоянно меняющегосявнешнего мира. Это означает, что лица, принимающие решение в компании, должны в любой момент времени быть обеспечены актуальными, достоверными и своевременными данными о положении компании по отношению к внешней среде».

Краткое содержание статьи 183 с комментариями

В рамках ст. 183 Уголовного кодекса РФ сообщается, что разглашение коммерческой тайны карается той или иной мерой ответственности. Ее степень зависит от особенностей индивидуальных случаев и вида противозаконного деяния, а также количества пострадавших лиц и суммы понесенных жертвами убытков.

Важно! В кодексе дается определение, что ПШ – противозаконное деяние, имеющее последствия, которые могут найти неблагоприятное отражение на безопасности отдельных субъектов и государства в целом. Деяние нацелено на определение секретных данных и для последующей их передачи лицам, заинтересованным в тех или иных последствиях этого деяния.

Выражается это противоправное мероприятие в сборе важных секретных сведений и их предоставлении узкому кругу лиц. Происходит хищение важной документации, продуктовых образцов и чертежей, техник и технологий производства лицами, которые имеют к ним законный или незаконный доступ.

Цель состоит в опережении рыночных позиций, экономии на технологиях, выводе конкурентных предприятий из гонки, борьбы за потребительский сегмент. Также в статье четко прописаны примеры промышленного шпионажа.

  • иметь конкретную финансовую ценность, чем и обусловлена их тайность;
  • недоступность третьим лицам на легальной основе;
  • обладать специальным режимом, связанным с сохранностью коммерческой тайны.

Виды промышленного шпионажа и их особенности

Иногда можно позавидовать той изобретательности, которую проявляют некоторые лица, стремясь получить информацию путем бизнес-шпионажа. При этом сложно понять людей, преднамеренно нарушающих закон вместо того, чтобы направить свою фантазию на разработку собственных уникальных технологий для повышения эффективности бизнеса. Однако этот вопрос больше относится к области психологии, а наша задача заключается в поиске продуктивных методов защиты от промышленного шпионажа. Их существует немало, и они охватывают все ключевые направления, в которых действуют нарушители, а именно:

  • Работа с агентами. Для получения информации методом промышленного шпионажа конкуренты могут подкупать ответственных сотрудников и шантажировать их. Здесь возможно устройство на работу «своих людей» или внедрение агентов под видом партнеров, клиентов или инвесторов;
  • Хищение или кража. Для получения данных таким способом активно практикуется несанкционированный доступ. Злоумышленники могут проникать на территорию объекта под видом сотрудников различных сервисных или коммунальных служб. Более агрессивным методом является физическое нападение на курьеров или ответственных лиц, у которых находятся носители информации;
  • Технические средства. В эту категорию промышленных видов шпионажа попадают подслушивающие устройства, различные виды жучков, а также несанкционированный доступ в компьютерные сети. На этом уровне в работе участвуют опытные инженеры и IT-специалисты, что требует ответной реакции от охранной службы;
  • Наблюдение или слежка. В данном направлении можно выделить два распространенных метода. Первый из них, «классический» подразумевает отслеживание специалистами по наружному наблюдению с использованием традиционных технических средств (автомобиль, оптические устройства, фото и видеосъемка). Второй, более «продвинутый» вариант промышленного шпионажа с кражей данных — использование технических средств удаленного слежения (GSM-трекеры, БПЛО).

Используя один или несколько из перечисленных вариантов, недобросовестные конкуренты успешно овладевают информацией, являющейся коммерческой тайной. Задача сотрудников охранного агентства заключается в защите клиента от промышленного шпионажа любыми доступными способами. О них Вы узнаете из следующего раздела этой статьи.

Заказать услугу

Используя один или несколько из перечисленных вариантов, недобросовестные конкуренты успешно овладевают информацией, являющейся коммерческой тайной. Задача сотрудников охранного агентства заключается в защите клиента от промышленного шпионажа любыми доступными способами. О них Вы узнаете из следующего раздела этой статьи.

Догнать ФРГ

Исследование показало, что программа промышленного шпионажа, организованная Штази, оказала позитивный эффект на рост производительности в Восточной Германии и позволила ее экономике сократить отставание от технического прогресса на Западе.

В 1970-х гг. разрыв между ГДР и ФРГ по совокупной факторной производительности (TFP) расширялся: в 1972 г. TFP в Восточной Германии составляла 21,4% от западногерманского уровня, а в 1979 г. – уже 19,2%. В 1980-х тренд изменился, и к концу десятилетия уровень ГДР достиг 21,8% от уровня ФРГ: таким образом, Восточной Германии удалось отыграть 13,5% отставания (то есть сократить разрыв на 2,6 п.п.). Согласно расчетам авторов, если бы не постоянный приток промышленных разведданных в ГДР, разрыв Восточной и Западной Германии по производительности продолжил бы расширяться и уровень ГДР в 1989 г. был бы лишь 18,9% от западногерманского.

Особенно эффективным промышленный шпионаж был в секторах, наиболее приближенных к уровню технологического развития ФРГ. Для некоторых секторов промышленности ГДР он оказался жизненно важным, пишут авторы. Так, в области микроэлектроники ГДР стала лидером Восточного блока в основном благодаря значительному перетоку западных технологий: именно в сфере электроники Штази вела разведку наиболее активно. В результате разрыв в производительности между ГДР и ФРГ в этой области мог бы к началу 1990-х гг. быть на 39% больше, если бы не программа промышленного шпионажа.

В целом промышленный шпионаж сыграл довольно заметную роль в приближении ГДР по производительности к ФРГ, заключают исследователи. По их примерным оценкам, положительный эффект от промышленного шпионажа за рассматриваемый период составил порядка 10 млрд евро ежегодно, в то время как затраты на подразделение внешней разведки Штази – около 11 млн евро в год.

Для исследования Глитц и Мейерссон проанализировали данные, собранные в 1970–1989 гг. восточногерманской внешней разведкой за границей, преимущественно в Западной Германии, – около 190000 сводок с указанием даты, кодовых имен источников и ключевых слов, описывающих их содержание (например, «электроника», «военные технологии», «микрокомпьютеры», «атомная станция», «металлургия», «оптика», «химические вещества»). Затем авторы сопоставили сведения о добытых разведкой технологиях с динамикой TFP в 16 секторах восточногерманской экономики и сравнили ее с показателями ФРГ. Для сравнения двух частей Германии по уровню производительности авторы использовали «относительную производительность» – соотношение TFP в ГДР к тому же показателю в ФРГ. Показатели TFP рассчитывались на основе данных по валовой добавленной стоимости по секторам, занятости и инвестициям в основной капитал.

При коммунистическом режиме значительные вложения в шпионаж помогли ГДР догнать по технологиям своих капиталистических соседей, но после объединения Германии инвестиции в шпионаж по большей части утратили свою ценность. В то время как компании в ФРГ располагали десятилетиями успешного опыта проведения исследований, восточноевропейские организации потеряли основные источники технологических ноу-хау.

Ссылка на основную публикацию